30.06.2016 13:00   4978   

Страсти по Баксту: «Бриллиантовый клуб» на выставке в Пушкинском

«Бриллиантовый клуб» решил посвятить очередную встречу искусству и побывал в Пушкинском музее на выставке, приуроченной к 150-летию со дня рождения одного из самых ярких и оригинальных художников XX века Льва Бакста.

Когда будний день почти завершен, когда ты устал и развинчен от жары и работы, пойти куда бы то ни было — сродни подвигу, решиться на который в одиночку трудно. Зато в хорошей компании, например с участницами клуба, — за милую душу. Тем более на Бакста в Пушкинский, что, прямо скажем, само по себе отличный вариант для приятного вечера.

И вот примерно в семь часов, когда на улице возле музея что-то страшно ухало, скрежетало и грохотало (а где в центре Москвы сейчас не ухает и не грохочет?), «Бриллиантовый клуб» с безупречным keep smiling собрался в прохладном внутреннем раю ГМИИ, чтобы погрузиться в магический мир эстетики Серебряного века.

Прекрасную идею сходить всем вместе на выставку предложила Наталья Пронина — она не только состоит в БК, но и участвует в программе «Друзья Пушкинского», речь о которой чуть ниже. «Наверное, артоголиком меня трудно назвать, тем не менее посещение музеев — это часть моей повседневности. У человека должны быть вещи, которые уравновешивают жизнь, тем более что мир вокруг несется в разные стороны, влево и вправо, вверх и вниз. Мне очень хотелось поделиться радостью с людьми, которые мне симпатичны. Предложила идею после нашей чудесной поездки в Грузию и не сомневалась, что мы все сюда придем», — рассказала Наталья. В итоге «Бриллиантовый клуб» собрался даже в расширенном составе — к женскому комьюнити присоединились и мужчины.

До экскурсии нам рассказали о том, что дает членство в «Друзьях Пушкинского». Это бесплатный вход в музей без очереди на все выставки, лекции и во все здания, включая усадьбу Голицыных. Плюс можно прийти в Пушкинский за час до открытия и посмотреть все, что хочешь, в тишине и покое. Это похоже на какой-то волшебный депозит: кладешь на карту немного денег, а потом получаешь очень щедрые проценты.

Инна Масленникова
Инна Масленникова

«Сколько надо внести на карту?» — спрашиваем куратора программы Элеонору Тан. «От 4000 рублей — это молодежный вариант. Есть карта за 6000, есть и дороже — семейные и премиальные». «Это в месяц?» — уточняем мы. «Это в год!» — улыбается Элеонора. Чем дороже карта, тем, конечно, интереснее. За 25 000 рублей в год вас будут ждать еще и кураторские индивидуальные экскурсии-превью, приглашения на вернисажи, финисажи и в поездки за границу. Недавно премиальный состав «Друзей Пушкинского» был в Лондоне и Париже, посещая там выставки в сопровождении сотрудников музея. Поездка под ключ стоит около трех тысяч евро. А Третьяковка специально для «Друзей Пушкинского» открывала двери на выставку Серова в свой выходной... В общем, буклеты с информацией обо всех предложениях музея разлетелись в один миг. 

Людмила Антонова, Татьяна Лобанова, Карстен Альберт, Мария Павлищева
Людмила Антонова, Татьяна Лобанова, Карстен Альберт, Мария Павлищева

Выставка оказалась грандиозна, такая в России проводится в первый раз. Ее готовили целых два года, привозя экспонаты буквально отовсюду: из Центра Помпиду в Париже, музеев Страсбурга и Петербурга, лондонского музея Виктории и Альберта и многих других. Третьяковка, например, предоставила портрет Зинаиды Гиппиус, совершенно драгоценную картину, с которой, кажется, не расставалась никогда.

Портрет Зинаиды Гиппиус
Портрет Зинаиды Гиппиус

К слову, портрет Гиппиус произвел на нашу компанию одно из сильнейших впечатлений. Как и ранний портрет Любови Гриценко, тогда еще невесты Бакста, и портрет Философова (который называют портретом Дориана Грея), и «Ужин», являющийся, собственно говоря, портретом жены Бенуа, странно текучим и струящимся. Это знаковые работы, в которых Льву Баксту удалось поймать неуловимое, непередаваемое другими средствами одухотворение, магию красоты.

«Ужин», 1902 год
«Ужин», 1902 год
Людмила Антонова
Людмила Антонова

Знаменитое изображение Гиппиус — это портрет декадентской мадонны, в которой соединились дьявольский эрос и обаяние революции духа. С картины смотрит ядовитая, насмешливая и проницательная умница, вытянувшая ноги в обтягивающем трико. Рядом с Гиппиус совершенно не случайно размещен хрестоматийный портрет Андрея Белого. Эта женщина страшно раздражала поэта, и поэтому Бакст придумал такую каверзу: чтобы сделать портрет Белого «искореженным» гримасой сложных страстей, он заводил с писателем разговор о Гиппиус. 

У портрета Андрея Белого
У портрета Андрея Белого
Эскиз афиши выставки русских художников при Венском сецессионе, 1908 год
Эскиз афиши выставки русских художников при Венском сецессионе, 1908 год
Портрет Айседоры Дункан, 1908 год
Портрет Айседоры Дункан, 1908 год

В этот вечер в Пушкинском было какое-то невероятное количество народа, буквально аншлаг, поэтому «Бриллиантовому клубу» принесли наушники, с которыми слушать экскурсовода стало намного удобнее. Не приходилось стоять почти вплотную, можно было, следя за интереснейшим рассказом, подходить поближе к картинам и костюмам. 

Балетные, театральные костюмы Бакста — это, пожалуй, самые потрясающие и сложные экспонаты выставки. Уже хотя бы потому, что сохранить их крайне трудно. Но, по счастью, до нас дошел легендарный костюм, сделанный для великого Нижинского, который танцевал партию Призрака розы в одноименном балете в 1912 году. Тот самый, с которого потом поклонницы обрывали розовые лепестки на память. Видно даже места, где эти лепестки обрывались.

Елена Ищеева: «Я только что вернулась из Санкт-Петербурга с экономического форума и свидетельствую — там все ходили на культурные события. Я, например, открыла для себя музей Фаберже. Кроме того, мы с мужем всегда завершаем ПМЭФ балетом — на этот раз были в Мариинке на «Жизели». Театр, разумеется, был полон. Сегодня на Баксте ажиотаж, но при этом молчат телеканалы, а пиар выставки — только силами сотрудников музея. И все равно полные залы, люди сами тянутся к подлинной красоте. Я знакома с балетным искусством, я воспитана на этом, и не могу сказать, что изумлена, как если бы познакомилась с шедеврами Бакста впервые. Хотя мне интересно было увидеть подлинный костюм Нижинского, который за сто лет ужался до микроскопического размера. Но это костюм, в котором Нижинский танцевал на сцене, это вызывает настоящий трепет. И я, конечно, приятно удивлена, что так много членов нашего клуба — а сейчас это уже микст, это женская и мужская история — все бросили и пришли. Вот такой истинный порыв, желание прикоснуться к культуре, и делает Россию великой. Это не пропаганда и реклама, нас не зовут сюда наши руководители. Поэтому для меня сегодняшнее открытие — не столько выставка, сколько количество ее посетителей и их вдохновленные лица».

Вацлав Нижинский и Тамара Карсавина в балете «Призрак розы»
Вацлав Нижинский и Тамара Карсавина в балете «Призрак розы»

Людмила Антонова, леди с самой лучезарной улыбкой этого вечера, тоже получила от выставки массу впечатлений: «Это было фантастическое время самых красивых женщин и самых вдохновенных мужчин, которые умели восхищаться этими женщинами. Время, когда заканчивалось ар-нуво, начиналось ар-деко, а нашу страну представляли именно такие художники, как Бакст. Поэтому для России большой подарок, что организаторы собрали практически все, что осталось от его блестящего наследия». 

Тут надо добавить, что мужчины того времени не только восхищались женщинами, они их украшали. Бакст, например, снял с балерин пачки, заменив их на туники, шарфы и свободные тонкие рубашки, в которых женское тело — воплощенная эротика и красота. Эстетика дягилевских постановок в оформлении Бакста до сих пор оказывает колоссальное влияние на культуру, а тогда, сто лет назад, художник просто перевернул все представления о прекрасном. Старый одряхлевший европейский театр был сметен. Французская пресса ворчала по поводу «этих великих русских», особенно «тех, что рисуют и танцуют» так, что после них стало невозможно смотреть обычный театр.

Мало того, что Бакст раздел женщину, он впервые разрисовал ее тело. Да-да, первые тату, точнее боди-арт, — это тоже Лев Бакст, он делал это раньше футуристов, которые считаются здесь пионерами. На выставке мы видели чудесный костюм Фавна с синим шарфом для партии Нижинского. Известно, что на ногах танцора тоже было вовсе не трико, а искусная роспись на теле. Обнажение для Бакста много значило, но эта невероятная театральная сексуальность не всеми воспринималась однозначно. Например, «Саломея», которую оформлял художник, в Петербурге была запрещена цензурой. Разрешили только танец семи покрывал, где экстравагантную Иду Рубинштейн разворачивали как из кокона, пока не появлялось ее совершенно обнаженное раскрашенное тело.

Эскиз костюма к «Саломее» и эскиз костюма фавна для партии Нижинского
Эскиз костюма к «Саломее» и эскиз костюма фавна для партии Нижинского

Владимир Бохмат, бизнесмен: «Я сегодня бросил все дела, чтобы прийти в Пушкинский, и открыл для себя совершенно нового художника. Конечно, я слышал фамилию, но она ни с чем не ассоциировалась. Больше всего меня поразила картина «Древний ужас». Мне она кажется настолько пророческой! Думаю, художник каким-то образом умел смотреть сквозь время и видел беды новой эпохи. Портрет Гиппиус, конечно, очень цепляет, не так, быть может, как Андрея Белого, но Бакст, конечно, смелый человек. Учитывая то время, столетней давности, думаю: как же ему сложно жилось. Но всем гениям сложно».

Владимир Бохмат
Владимир Бохмат

Кстати, если уж мы говорим о нарядах, то возле платьев той эпохи, предоставленных для выставки историком моды Александром Васильевым, наша экскурсия задержалась надолго. Эти платья сплошь состоят из бисера, стекляруса и пайеток, они очень тяжелые, несмотря на 42-44 размеры. Как их носили хрупкие декадентские красавицы — представить трудно. И все эти ткани на платьях продублированы тончайшим газом, потому что даже с изнанки сами они очень колючие и тяжелые. Но когда балеты, оформленные Бакстом, шли в Америке, светские модницы Штатов заказывали наряды точь-в-точь как в «Шехерезаде» или «Клеопатре».

Эскизы костюмов к балету «Орфей»
Эскизы костюмов к балету «Орфей»

Наталья Пронина, пиар-агентство «Комьюника»: «Кажется, в таком количестве, как сегодня, БК еще никогда не собирался. Даже перед музеем немного неудобно, я их ориентировала на небольшую группу, а нас оказалось в два раза больше. Я по первому своему образованию технолог-конструктор швейных изделий, на Бакста ходила в студенческие годы, я на нем училась. Но сегодня услышала для себя что-то новое. Оказывается, на него оказала влияние индонезийская культура, и вот я сейчас смотрю и понимаю: да, действительно, и принт ткани, и позы, и экзотичность — все это имеет индонезийское, балийское происхождение. Разглядываю другие его эскизы и вижу, что да, он изучал вазы и амфоры Древней Греции. Поэтому мой культурный контекст сегодня обогатился очень серьезно, хотя визуально мне все знакомо. Теперь хочу всех позвать посмотреть коллекцию ювелира Петра Аксенова. В его искусстве как раз много отсылок к искусству модерна».

В самом конце вечера мы стали шутить про периодически выключающуюся гарнитуру. Представьте картину, когда разбредшиеся по залу «бриллиантовцы» в наушниках вдруг одновременно разворачивались и шли со всех сторон к экскурсоводу, сигналя поднятыми рациями. «Это все Бакст», — призналась куратор и рассказала историю о том, что инициатор выставки американский славист Джон Боулт, начиная ее делать, сломал ноги. Потом повредила ногу одна из кураторов Пушкинского. Поэтому отказывающая аппаратура — это, можно считать, нормально, легко отделались.

Вот такой мистический, разносторонний, потрясающе талантливый бунтарь Бакст и останется в нашей памяти. 

Ирина Дороган
Ирина Дороган
Алена Болтунова
Алена Болтунова
Людмила Антонова
Людмила Антонова
Ника Ганич, Ольга Нестерова
Ника Ганич, Ольга Нестерова

Фото: Надя Дьякова

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015