14.02.2017 13:00   5318   

Хрупкость бытия: «Бриллиантовый клуб» в мастерской Клименкова

Участницы клуба продолжают открывать для себя и читателей интересные столичные места. В этот раз нам посчастливилось побывать в мастерской уникального фарфора Игоря Клименкова.

Старые московские дворы полны сюрпризов. Один из них обнимает сталинскими высотками одноэтажное, странно скроенное здание. Пройдешь мимо такого, пожмешь плечами, да и забудешь. Но мы не прошли, потому что точно знали: здесь живет и творит мастерская Игоря Клименкова. 

Распахиваешь дверь — и внешняя серость остается где-то там. А здесь — окна, смотрящие в небо, белизна статуэток, яркость интерьеров, тишина, в которой рождается что-то новое и прекрасное, произведения мастеров: на стенах, полках, да и вообще везде.

Как настоящий фанат своего дела Игорь может рассказывать о нем часами. Слушая его, быстро понимаешь, почему фарфоровые изделия, изготовленные кустарным способом, стоят недешево. Возьмем, к примеру, работу под названием «Рыбий жир». Ее технически невозможно отлить полностью. Поэтому композиция, для начала сделанная из пластилина, разделяется на 30 частей, затем для каждой из них создаются сложные гипсовые формы, в которых идет отливка, а потом все бережно собирается в единое целое. Дальше следуют сушка, обжиг, покрытие глазурью, снова обжиг, нанесение краски…

На изготовление одной такой скульптуры уходит около месяца, причем в любой момент работа мастеров может в буквальном смысле слова пойти прахом. Надо знать и учитывать миллион нюансов, чтобы вещь получилась нужного размера (в процессе обжига материал дает большую усадку), не треснула, и молиться всем известным богам, чтобы в печи не отслоилась краска, потому что восстановить ее в этом случае невозможно.

Подавляющая часть работ мастерской — это полет фантазии и желание попробовать в своем деле что-то новое. И только пять процентов делается специально под заказчика. В 2003 году «один из ведущих банков на букву А» заказал здесь ангела. Когда работа была создана, начался процесс согласования: «А давайте ему руки поднимем, нет — лучше опустим, а теперь кажется, что он чешется». В общем, в какой-то момент решили, что от заказа проще отказаться.

Но тот банковский ангел стал персональным хранителем мастерской, потому что с тех пор многие кредитные организации протоптали сюда дорожку и с большим удовольствием покупают художественные произведения — большие и маленькие, обеспечивая работой мастеров на месяцы вперед. Известно, что крупный банк с иностранным участием недавно сделал очередной большой заказ для своих клиентов и зарубежных партнеров. Так за пределами России узнают, что наши мастера до сих пор могут удивлять мир. 

Одно из четырех художественных направлений, в которых работает мастерская, — соц-арт. Все трогательно и узнаваемо: сценки из советской жизни, записки маме и страницы школьного дневника, повседневная мелочевка того времени — от молочных треугольных пакетов до спичечных коробков и белого нарезного батона. Фигурки раскрашены талантливо и деликатно. Каждая из них — в уникальной цветовой гамме, нет ни одного точного повтора. Многие произведения специально оставлены белыми или чуть тронуты золотом. Так ярче видна фактура фарфора, его природа. 

Внимание многих участниц «Бриллиантового клуба» привлекли тарелки с изображениями царей из династии Романовых и генеральных секретарей ЦК КПСС. Видеть последних в золотом «императорском» обрамлении неожиданно, но на это, видимо, и был сделан расчет.

Мастерская выпускает вещи под двумя марками — Far4 и Klimenkoff. Первая более демократичная, вторая — уникального коллекционного уровня. Игорь показывает блюдо с натюрмортом, который мастер создавал восемь месяцев: «Цветы — это такая штука, над которой можно работать бесконечно, так что мы просто сказали себе остановиться, иначе стоимость изделия будет зашкаливать». Порядок цен варьируется от 1200 рублей за керамический фрукт или овощ до 7—8 млн за уникальный букет, над которым полтора года трудились не только мастера по фарфору, но и художник.

О клименковских цветах стоит сказать отдельно. «Масло? Мастика?» — гадали в комментариях у Елены Ищеевой в «Фейсбуке», когда она выложила фотографию пиона, изготовленного в мастерской. Действительно, даже держа цветок в руках, сложно до конца поверить, что эта невесомая красота, эти тончайшие лепестки и листья сделаны из фарфора, точнее — бисквитного фарфора. Что они стойко прошли все круги высокотемпературного ада и будут восхищать еще не одно поколение ценителей. В этот вечер нас они точно приковали к себе надолго. 

Не чужд мастерской и авангардный дизайн. Самая заметная работа — «Пловец» была создана в соавторстве с Игорем Гуровичем и Эриком Белоусовым из объединения Ostengruppe. Скульптура может делать «заплывы» на полу, стене, да хоть потолке — все зависит от фантазии владельца.

Еще одна интересная вещь — чайный набор, над которым мастерская трудилась больше года. На его создание мастеров вдохновили произведения бурятского скульптора Даши Намдакова. Игорь очень гордится этой работой — при изготовлении входящих в нее предметов удалось не только избежать «швов», которые проявляются при обжиге, как их ни затирай, но и добиться идеальной балансировки всей композиции.

Мы еще долго ходили по мастерской, впитывая в себя всю красоту искусства, которое, по признанию Игоря, постепенно умирает. Отчасти из-за засилия дешевой китайской продукции, отчасти из-за того, что в списке желаемых предметов роскоши фарфор отодвинулся место на двадцать пятое. Но мы очень надеемся, что в чьих-то домах будут по-прежнему расцветать клименковские букеты и бороздить просторы гостиной фарфоровые пловцы. Потому что такое искусство должно жить.

Фото: Надя Дьякова

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015