14.11.2012 00:00   19126   

Как стать пилотом: личный опыт

Вы все еще мечтаете летать? А Анастасия Дагаева, директор по развитию Arbat Capital, уже полгода учится пилотированию самолетов. О своем опыте она рассказала Finparty.
Первый полет с Андреем Жуйковым,
Первый полет с Андреем Жуйковым, "Регион Эссет Менеджмент"
«Юра! Посмотри,  какая радуга!», – кричу я инструктору по пилотированию в микрофон, прикрепленный к шлему. Перед глазами – огромная яркая радуга, и я не могу удержаться от возгласа. На земле радуга выглядит иначе – она меньше и бледнее. А тут – просто небесный мост, соединяющий две большие серые тучи.

… Юра отзывается не сразу и совсем не так, как я, наверное, ожидала: «Настя! Держи крен 30 градусов! У тебя уже под 45!» Я моментально собираюсь с мыслями – устанавливаю нужный крен и больше на радугу не смотрю. Все мое внимание сосредоточено на приборах. «АГД, вариометр, скорость, высота…» – слышу я в наушниках голос Юры. В этом момент я должна пробежать глазами по четырем приборам. И не просто «пробежать», а зафиксировать показатели и убедиться, что они именно те, которые необходимы на данном отрезке полета. «Умей распределять внимание, глядишь, и радугой сможешь любоваться, не теряя нужный крен», – смеется Юра.

Я – курсант Вяземского авиационного учебного центра; у меня есть собственный подшлемник и личный позывной. С мая этого года я учусь пилотированию. Почти каждые выходные езжу на аэродром «Двоевка». После длительной теоретической части мы с инструктором садимся в реактивный учебно-боевой самолет L-39 «Альбатрос» и взмываем в небо. На высоте 4000 м и скорости 400 км/ч, я выполняю все то, о чем мне рассказывал Юрий на земле: виражи с разным углом крена и тангажа, пикирование, горку, боевой разворот… Учебный полет длится 30 минут. Затем – обед, опять лекция и, бывает, опять полет.
Главное в практике - теория! (с инструктором Юрием)
Главное в практике - теория! (с инструктором Юрием)
Один полет решил все 
Меня постоянно спрашивают, почему я выбрала Вязьму. Это далеко (230 км от Москвы), да и самолеты там, что называется, для «продвинутого пользователя» – будущего летчика. Для тех, кто только познает азы пилотирования, гораздо лучше подходят маленькие турбовинтовые или поршневые самолеты: летают они невысоко и небыстро, в управлении просты и легки. Я все это знаю. Но я не выбирала Вязьму, это она выбрала меня. Прошлым летом приятель Олег Папахин, зная мою любовь к самолетам, предложил съездить в Вязьму – «прокатиться» на самолете. Друг Олега – финансист Андрей Жуйков – более шести лет занимается пилотированием. К нему-то мы и поехали.

Солнечное июльское утро. При въезде на аэродром нас встречают стройные ряды военных вертолетов и «Альбатросов». Дальше – лесок, взлетно-посадочная полоса, компактное здание центра управления полетами. Выходит Андрей, он в специальной летной форме с нашивкой «Летчик Андрей Жуйков». Знакомимся. «Ну что? Готова?» – улыбаясь, спрашивает он. Я киваю. А у самой по коже – мурашки.

Медкомиссия (пульс, давление), тренинг по катапультированию («Если голову неправильно прижмете, то тренажер не сработает, а, значит, вы не катапультируетесь», – ровным голосом говорит инструктор Марина; голову прижимаю правильно при первой же попытке). И вот уже сижу в кабине – в шлеме, пристегнутая, снабженная связью и проинструктированная, где находится пакетик в случае чего. В наушниках – приятный уверенный голос летчика Андрея. Выруливаем, взлетаем, стремительно набираем высоту, а обзор просто сумасшедший! После нескольких простых фигур он предлагает попробовать что-нибудь посложнее: это «мертвая петля», пикирование, боевой разворот, «бочка». В какой-то момент уже не понимаешь, где небо, а где земля. А внутри – миллион взрывов удовольствия!

После того – ознакомительного – полета мне и захотелось учиться. Тем более, как заметили летчики, у меня «неубиваемая вестибулярка». Переждав осень, зиму и весну, с конца мая я начала ездить на аэродром. За полгода смирилась с ранними подъемами по выходным, натренировалась быстро собираться по утрам. Никогда не думала, что способна на такое. Но есть места, где ты силу отдаешь, – и их много, а есть – где получаешь, таких единицы. Вязьма силы дает сполна. Достаточно однажды пообщаться с людьми, которые там работают. И однажды полетать. 
Перед полетом
Перед полетом
Очень долгие 18 минут 
«Настя! Хочешь с нами?» – слышу я за спиной голос Анатолия Марунько, ведущего пилотажной группы «Русь». Ее аэродром базирования – вяземская «Двоевка». Оборачиваюсь: «Куда?» Оказывается, группа собирается репетировать демонстрационный полет в преддверии 100-летия ВВС России. Марунько зовет поучаствовать в репетиции. Я в некотором замешательстве. «Давай, ты же в кабине ведущего будешь сидеть!» – ободряют другие участники группы. Все, согласна. Прыгаю в кабину, пристегиваюсь, в наушниках слышу, что полет продлится 18 минут. «Ерунда, – думаю я. – Обычно по 30-40 минут летаем». 

И вот группа выруливает на взлетно-посадочную полосу: впереди – ведущий, чуть в отдалении по бокам остальные четыре борта. Взлетели, взяли курс. Я смотрю по сторонам, а там – колыхаемые потоками воздуха – резвые «Альбатросы». И вот они, кажется, совсем-совсем близко: непривычно, страшно, но интересно. Вдруг в наушниках – команда Марунько. И началось: резкий вертикальный взлет, резкое пикирование, а потом – горка, разворот.... В глазах даже потемнело, только и могла различить на табло красную мигающую лампочку, которая оповещает о серьезных перегрузках. И если в обучающих полетах после незначительной перегрузки – мягкие виражи и заботливый Юрий, спрашивающий «все ли порядке?», то тут никакого тебе отдыха: все, наоборот, по нарастающей. И команды Марунько: «Максимал!», «Первый – пошел! Второй – пошел!...». В этом момент летящие рядом самолеты как бы заваливаются на крыло и моментально уходят вниз. Глаза зажмуривала от переизбытка эмоций.
 
А когда мне показалось, что полет вот-вот должен закончиться, Марунько резко взял вверх. Меня вдавило в кресло, дыхание перехватило, и на миг я даже перестала видеть мигающую красную лампочку. Достигнув необходимой точки, самолет стремительно пошел вниз... Это ни с чем невозможно сравнить. Наконец, слышу: «На посадку!» Только вздохнула с облегчением, Марунько спрашивает у наземной службы: «Все верно выполнили? Может, повторить?» Что?! Повторить?! Я почти нажала на кнопку радиосвязи, чтобы настоятельно попросить Марунько вернуть меня на землю. «Не надо», – отвечает диспетчер. О, Боги! Ура! Это были очень долгие 18 минут. 

Потом, на праздновании 100-летия ВВС в Жуковском, я смотрела выступление «Руси» с земли. Увидев, как самолет ведущего ушел вертикально в небо и превратился в трудноразличимую точку, подумала: «Какая же я смелая девочка! Больше смелость не демонстрирую. Одного раза вполне достаточно». 
L-39 - источник скорости и удовольствия
L-39 - источник скорости и удовольствия
«Понял» vs «Поняла»
«После L-39 все остальные самолеты, как телеги – ей-богу», – смеется летчик Михаил (участник группы «Русь»). Если проводить аналогию с автомобилями, то этот самолет – болид. На болиде не поедешь за овощами на рынок и не повезешь семью на дачу. В хозяйстве совершенно бесполезная штука. Но как же болид хорош на гоночной трассе! Вот и «Альбатрос» такой – источник скорости и удовольствия. Его рабочие режимы – от 200 до 700 км/ч. Мужчины любят побыстрее, подхватывают другие летчики. Я возражаю. В ответ – смех. А кто-то замечает: «Настя, раз ты летчик, то где же обмундирование?» «Маленьких размеров нет – шьют все только на мужчин!», – возмущаюсь я в ответ. «А ты закажи – маленькое и в цветочек! Будешь нашей небесной принцессой!», – разносится с разных сторон. Неплохой вариант, соглашаюсь я. Все дружно хохочут. 

О каком бы равноправии полов ни говорили, авиация до сих пор – мужская сфера. Одно время у нас с инструктором Юрием даже возникали гендерные споры. Он настаивал, чтобы я использовала в радиообмене ответ «понял». Я же сопротивлялась: «Как же я могу говорить «понял», когда я «поняла»?» Таковы законы радиообмена, был категоричен Юра. Я не отступала: «А вот представь ситуацию, что от тебя будут требовать ответа «поняла»? Ты согласишься?» Юра не поддавался на провокации, стоял на своем, постоянно поправляя меня. А потом, когда я начала вести радиообмен самостоятельно, «понял» выскочил у меня автоматически. Больше я не дискутировала. 

«Ты – третья женщина, которая обучается на Вяземском аэродроме, – сказал мне как-то летчик Михаил. – В прошлом году самостоятельный полет выполнила Катя, она установила рекорд: ей потребовалось всего 30 часов. У мужчин период обучения длится гораздо дольше. А первой была Светлана Савицкая, женщина-космонавт».
Любовь к самолетам довела до штурвала
Любовь к самолетам довела до штурвала

Фото: Нины Немировской, Марины Лысцевой, Леонида Фаерберга

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015