18.11.2015 09:00   10891   
 
Bankir.Ru

Руководитель направления мероприятий

Все статьи автора

Вторая смена: как финансисты создают нефинансовые бизнесы

Пока банки, страховые и инвестиционные компании теряют лицензии или снижают активность, финансисты находят новые применения своим талантам. FP побеседовал с Наталией Киселевой и Юлией Романенковой, которые изменили свою жизнь и вкладывают время, силы и сердце в красивые бизнесы вне финансовой сферы.

Наталия Киселева основала образовательный центр «Сити Класс» и организует для жителей мегаполиса умный досуг в формате, совмещающем обучение и развлечение. А Юлия Романенкова открыла творческий кинолагерь «Максатиха Кэмп» — сначала в России, а потом и в Англии. За плечами обеих собеседниц FP — высокие должности в крупных отечественных и международных компаниях и крутые повороты в карьере, путь к себе. Возможно, их примеры подвигнут и кого-то из наших читателей к важным решениям в жизни.

Наталия Киселева

Лекции и мастер-классы для взрослых в «Сити Классе» — это не то, к чему мы привыкли в школе и институте. Здесь Евгений Чичваркин по телемосту из Лондона советует хозяйке цветочного киоска, как нарастить продажи. Здесь Ирина Хакамада отвечает, как наладить отношения с самодуром-начальником и инфантильным сыном. Здесь юноша или девушка консультируются, как найти сексуального партнера. Это не нудные нравоучения, а откровенные диалоги с авторитетами — в формате Еdutainment (Еducation + Entertainment, образование + развлечение). Александр Васильев, Олег Тиньков, Вадим Дымов, Эвелина Хромченко, Ксения Собчак, Владимир Жириновский, Радислав Гандапас — все они выступали в «Сити Классе». Очевидно, что основатель такого непривычного для России бизнеса должен сам быть необычным человеком. А тут оказывается, что Наталия Киселева — финансист в прошлом, выпускница Финансового университета (ранее — МФИ).

— Вы действительно были финансовым топ-менеджером? В каких компаниях?

— Я дитя перестройки. Уже на первом курсе института я получила предложение от престижной внешнеторговой организации «Союзвнештранс». Буквально на улице! Выпускники МФИ приходили искать кадры прямо к подъезду своего института. Потом было совместное российско-японское предприятие, затем российско-бельгийско-французско-британское СП «Шеротель» («Новотель»), российское представительство Shell и международная табачная компания JTI.

Карьера развивалась стремительно: в 22 года — главный бухгалтер, а в 25 лет — финансовый директор. Переговоры с зампредом Центробанка РФ, российскими министрами.

Общение с послами государств компаний — участников проекта. Право первой подписи при бюджете в полмиллиарда долларов. Такое было возможно только в то время.

— Как произошла смена деятельности, как вы попрощались с финансовой карьерой?

— В табачной корпорации какие-то игры начались политические, и всех поменяли в один день. Были варианты продолжать финансовую карьеру, но когда слишком долго находишься в определенной системе корпоративных ценностей, карьерной и статусной гонках, то однажды приходит прозрение, что жизнь может быть другой. Свобода — это одна из моих главных ценностей. И тут появляется альтернатива уехать в Нью-Йорк… открывать уникальные магазины обуви в Манхэттене: самые красивые по архитектуре и дизайну, самые интересные по концепции и ассортименту, — и сделать их самыми крутыми. 

— Получилось?

— Все получилось: шикарные магазины в Сохо и шоу-рум в районе Митпэкинг, внимание и любовь фэшионистов, модной прессы. Потрясающий огромный выбор стилей, музыка и великолепный звук, уникальный опыт шопинга, арт-вечеринки. Интересная логистика поставки товара и его «слива», оптимизация налогообложения — все, что не продавалось в Нью-Йорке, отправлялось в Москву. Магазины и меня снимали в сериале «Секс в большом городе» с Сарой Джессикой Паркер и Синтией Никсон. 

 
 
Наталия Киселева (в центре), Синтия Никсон
 
 
1/2
Наталия Киселева (в центре), Синтия Никсон

— Как вы начали частный бизнес?

— Я всегда была высокопоставленным «винтиком» в большой корпоративной машине. Когда вернулись в Москву, захотелось попробовать себя в своем бизнесе. Мы решили с мужем запустить производство качественного хлеба по старинной бельгийской рецептуре — того хлеба, который вы теперь можете купить в сети пекарен и кафе «Хлеб насущный». Купили оборудование, научились печь и обучили пекаря, получили контракт на эксклюзивную поставку хлеба в сеть кафе. Это был правильный хлеб на натуральной закваске из яблок и с холодной длительной расстойкой.

Но этот бизнес оказался слишком времяемким для нас, гуманитариев: все эти старинные технологии, необходимость пристального контроля за качеством.

Да и рынок был достаточно сырой, и маржа невысокая — всего 3%. В общем, продали мы «хлебный» бизнес на пике роста и были счастливы.

— Как создавался проект «Сити Класс»?

— Сама идея из США. Среднему классу в больших городах важно интеллектуально и профессионально расти. Кроме того, болезнь большого города — одиночество. Центры досуга и образования — это центры социализации. Мы с мужем ходили на мастер-классы и лекции в Learning Annex в Нью-Йорке и Лос-Анжелесе, Вашингтоне — я училась рекламным технологиям, продюсировать малобюджетные фильмы, а муж — писать романы.

— Бизнес сразу пошел хорошо?

— Муж затеял «Сити Класс», когда ребеночку было три месяца и я его еще кормила. Нанял команду, помещение, а через четыре месяца собрался закрывать. Убытки были по $40 000 в месяц. Рынок оказался не готов к новому продукту, маркетинг и реклама стоили дороже, чем мы думали. И я решила сама попробовать вытянуть «Сити Класс». Сначала допускала большие сложности и ошибки, ведь профессиональный экономист и бухгалтер заточен на экономию, а не на зарабатывание денег. Но я сократила убытки, а потом постепенно научилась мыслить как предприниматель и зарабатывать.

— Чем отличаются состояние владельца бизнеса и наемного топ-менеджера?

— Может быть, это особенности моего психотипа, но не нравится мне клетка, даже золотая, с бирюльками, машинами представительскими... Но нужно отдавать себе отчет, что свой бизнес полностью меняет жизнь. Был период, когда приходила в ужас от того, что не могу жить как хочу, как раньше: купить очередную дорогую шубу, крутую машину, поехать отдыхать. На это нет денег, есть только на развитие «Сити Класса». И повторюсь: на службе я была распорядителем полумиллиарда долларов, а семейный бизнес в сравнении с этим — просто копейки!

— А плюсы какие? 

— «Сити Класс» — уникальный бизнес с точки зрения социальной значимости для города, клиентов и сотрудников, с точки зрения моего личностного роста и формирования моего круга общения... Можешь постучаться в любую дверь, хоть к Горбачеву, хоть к Клинтону, хоть к Пьеру Кардену, — к любому лучшему эксперту в конкретной сфере деятельности.

— Думали ли вы когда-нибудь продать свой бизнес?

— Мы продали часть бизнеса, «окэшили», так сказать, свои вложения в мае 2008 года. Долю купил образовательный холдинг, куда входят Московская бизнес-школа (Moscow Business School), МТИ, МИЭМП. У «Сити Класса» появились стратегические партнеры, а я на вырученные от доли в бизнесе деньги купила квартиру у Белого дома.

— Какие продукты вашей компании перспективны в кризис?

— В кризис нет денег и времени на излишества. Еще важнее становится соотношение цены и качества. Еще выше спрос на счастье — на мастер-классы и семинары по построению отношений с противоположным полом, на тренинги личностного роста, на практичные симпатичные хобби. Качественный контент недорого, быстро и в удобном месте — это продается. Из емких практичных бизнес-программ отмечу МВА-Xpress и «МВА-интенсив» для женщин-лидеров. Только самое нужное от лучших экспертов-практиков.

Также мы запустили онлайновый бизнес-симулятор, экономический тренажер на айпадах, на котором в интерактивной игровой форме учишься принимать управленческие решения.

А еще анализируешь эффективность инвестпроектов, читаешь отчетность. Обкатали этот наш инновационный проект в корпоративном университете Сбербанка. Кроме того, мы сделали программу для детей — раннее погружение в профессию и бизнес: встречи с космонавтами, рестораторами, модельерами, галеристами и артистами. Меняем в кризис темы выступлений наших постоянных спикеров. Вот, например, новый мотивационный мастер-класс Ирины Хакамады называется «Рестарт. Перезагрузка!».

— Ваши рецепты личной жизни в кризис?

— Мое кредо — жить сегодня, не откладывать познание, новые эмоции и счастье на потом.  Не экономить, а зарабатывать больше. Нельзя даже в кризис отказывать себе в удовольствиях — это демотивирует. Очень помогает в трудное время, когда есть тыл, какие-то хобби, спорт. Люблю готовить и кормить, люблю путешествовать, люблю людей и общение. Когда отдаешь любовь, она всегда возвращается!

Юлия Романенкова

Наверное, все, кто работал на финансовых рынках в 90-е, помнят Юлию Романенкову. Девушка-дилер: короткие юбки, шубы, мерседесы, заработанные и потерянные миллионы, безумного размера открытые позиции. А вокруг — сплетни, скандалы, восхищение, зависть. Такая валькирия финансового рынка. И потом много чего было в ее биографии: руководила банками, работала в Минфине, была финансовым директором «Мечела», членом инвестиционной комиссии РАО «ЕЭС России». Сейчас она — председатель совета директоров в латвийском Rigensis Bank и владелица кинолагеря «Максатиха Кэмп» по названию деревни в Тверской области, московской киношколы и детского лагеря в Англии.

— Как произошел поворот в жизни?

— По молодости я видела для себя будущее деловой женщины, для которой дети — обуза. В крайнем случае могла быть кошечка. И вдруг у меня случился инфаркт. Да, настоящий инфаркт в 27 лет. В конце 90-х были проблемы на рынках Юго-Восточной Азии, а наш дилер лимиты нарушил… Убытки, разборки. Легла как-то спать и вдруг чувствую, что задыхаюсь. Лежу, хриплю, не могу вдохнуть. Полностью в сознании, а двинуться не получается. И думаю: «А что у меня в жизни было?! Ну деньги заработала, ну мерседес… Финансовые кризисы раз в три-четыре года. Ну не должны они настолько определять жизнь, не должны мешать тому, ради чего тебя сюда послали, ради чего родился».

— Почему именно детское кино?

— У меня две дочки и сын. Я вижу проблемы с адаптацией детей к действительности.

Трудно объяснить ребенку, у которого все есть, что это многообразие товаров в супермаркете не с неба падает на полки. Что надо научиться добывать хлеб насущный.

Поэтому мне и захотелось придумать место на земле, где в игровой форме детей будут учить создавать продукты своей мечты и ценить живое общение.

 
 
«Максатиха Кэмп» в Тверской области
 
 
1/2
«Максатиха Кэмп» в Тверской области

— То есть в лагере не только отдыхают, но и чему-то учатся?

— Все серьезнее. Все нацелено не только на приятный отдых, а на результат. За две недели смены дети создают настоящий продукт. «Максатиха Кэмп» — это целый творческий процесс, в котором ребята сами снимают фильмы. Выбирают, кто актер, режиссер, звукорежиссер. Дети приезжают в лагерь самые обычные, однако собранные вместе, какие есть, в определенной атмосфере, на ограниченной территории и в ограниченное время они мотивированы творить с невероятной скоростью — чтобы придумать, снять и показать свое кино в конце смены. У них нет другого пути: хочешь получить результат — крутись и вертись.

— Зачем такая высокая планка?

— Как практичный родитель я понимаю, что, скорее всего, мои дети не станут великими актерами и режиссерами, но они смогут себя попробовать в разных профессиях.

Дети получат удовольствие от того, что сделали что-то своим трудом, смогут оценить себя со стороны в кадре. А может, их фильм получит оценку профессионального жюри.

Или просто это повысит уверенность в себе. А новые друзья останутся на всю жизнь.

— Как набирались педагоги для такой нестандартной деятельности?

— Это было сложно! Профессионалы, деканы кинематографических колледжей, сказали, что это невозможно — за неделю или две снять с ребенком кино. Пыталась брать педагогов из школ, университетов. И поняла, что они так устают от преподавания за год, что не могут дать ничего нового, задорного, от чего ребенок получал бы удовольствие. Нужны люди творческие, которые основной посыл получают от детей. Ведь дети гениальны, потому что не видят пределов, много чего в жизни не знают. Должен быть творческий взаимообмен.

— Как же ты вышла из положения?

— К этому времени у меня уже был опыт спонсирования антрепризы, и я попросила помощи у знакомых актеров и режиссеров. Потянулась цепочка молодых кинопрофессионалов. В основном работает сарафанное радио. Но мы постоянно мониторим выпускников творческих и педагогических вузов, с нами сотрудничают известные тренеры, методисты, актеры, операторы, танцоры.

— Лагерь уже большой?

— Летом проходит пять смен по две недели, в каждой по 100 человек. В осенней и весенней сменах поменьше — по 55 детей. Плюс работает круглогодичная киношкола в Москве и лагерь в Англии.

— Окупаемость российского проекта уже достигнута?

— Операционная — достигнута.  Но бывают и непредвиденные капитальные затраты.

— Расскажи, пожалуйста, как удалось начать бизнес в Англии? Это, наверное, ужасно сложно.

— В прошлом году у нас в Максатихе было много детей, русских, но живущих за рубежом. Переехав в Англию, мы решили, что нашему лагерю нужно выходить на международный уровень.

— Давай по порядку, как ты нашла свою нишу?

— В Великобритании лучшее образование, множество детских лагерей, от спортивных до академических. Но оказалось, что такого проекта, как наш, как раз нет. Где использовалась бы киносъемка как прием для мотивации и социализации. Детей собрали мои английские подружки — своих привели и другим порекомендовали. В результате набралось 25 человек на недельный проект. Снять подходящее помещение было сложно. В сто мест я написала, объявления давала, но всех пугало, что арендатором будет какая-то непонятная русская.

Подумать только, кино она с английскими детьми снимать собралась, а вдруг она их водку пить научит! В результате я нашла помещение в школе, где учатся мои девочки.

Не обошлось и без других трудностей. Регистрация бизнеса для работы с детьми в Англии очень сложная: нужно сделать criminal check, подать документы в кучу мест. Требования там значительно круче, чем у Роспотребнадзора. Ну и с преподавателями проблемы.

— А результат? Что-то получилось?

— Был большой успех, собралось 70 гостей. Родители всплакнули от умиления, ребята не хотели расходиться. Но я решила все-таки поменять концепцию. Теперь вместо англичан наша основная аудитория — это русскоговорящие дети, живущие или обучающиеся в Англии. Им нужны навыки общения на родном языке. Для детей, приезжающих из России, наш лагерь — это практика разговорного английского и активная культурная программа, а для тех, кто переехал в Англию, — уникальные киносъемки на русском и знакомство с российскими сверстниками. Социализация, взаимное обучение и радость общения ребят друг с другом.

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015