09.08.2017 09:00   9456   

Михаил Поляков: «Везение — это и есть ребята со «швабрами»

Глава Нордеа Банка может объяснить все про везение на примере керлинга и часто задает себе один короткий вопрос, который спасает от многих неприятностей. А еще он уверен, что если никуда не торопиться, то можно везде успеть.

— Как вы заработали свои первые деньги? 

— Совсем первые я часто просто находил. Подбирал на дороге монетки, когда шел куда-то с родителями. Поэтому у меня в копилке всегда водилась мелочь. А первый реальный заработок случился, когда нас с другом его родители наняли разгружать стройматериалы на даче и выполнять какие-то еще работы. Суммы я не помню, но зарплату нам дали в таких пластиковых небольших кошельках — свой я, кстати, до сих пор храню. 

— Карьера строителя на этом, подозреваю, закончилась. Какие цели-мечты были в юности и насколько сильно они скорректировались позже?

— Я точно не хотел быть ни космонавтом, ни милиционером. Отец иногда брал меня с собой в МГУ, где работал, поэтому с раннего возраста мечта скорее была связана с местом учебы, а не работы. Уже в начальной школе я точно понимал, что хочу поступить в Московский государственный университет, в итоге и окончил экономический факультет этого вуза.

— Неужели и юношеского бунта не было? Все так ровно и гладко. 

— Ну как же без него. Меня, как и большинство сверстников тогда, старались максимально загружать (если не сказать перегружать) всевозможными кружками, английским, спортом. Чтобы некогда было заниматься ерундой и не тянуло на улицу. И совершенно естественно, что в какой-то момент в моей жизни появились неформальная прическа, мартинсы, которые я где-то достал, рваные джинсы и пресловутая улица. Но, к счастью, я вовремя понял, что если так будет продолжаться, то про МГУ придется раз и навсегда забыть. Поэтому в десятом классе я собрался и сделал все для того, чтобы поступить.  

— А затем получили еще два диплома MBA в бизнес-школах. Какие плюсы и минусы у такого типа образования? 

— Понятно, что разные школы могут отличаться кардинально. Там, где собрался звездный профессорский состав, который вдохновляет на подвиги, помогает открыть сознание чему-то новому, учиться чрезвычайно интересно. А есть формальные, скучные программы. 

Из плюсов — это, конечно, круг общения. Твои деловые, дружеские контакты существенно расширяются. Да и многие вещи, которые ты слышишь во время обучения, заставляют задумываться. А думать вообще правильно и полезно. 

Что касается минусов, то MBA, на мой взгляд, в отличие от фундаментального высшего образования, сейчас быстро девальвируется. Мир меняется с катастрофической скоростью, чем дальше — тем сильнее. «Черных лебедей» становится все больше, мы уже не знаем, в какой ситуации с ними встретимся. А те кейсы, которые обсуждаются на MBA, уже никогда не повторятся. Ты получаешь вроде бы прикладные инструменты, но «приложить» их, как правило, некуда — поезд ушел. Каждый следующий кризис, каждое изменение, движение в обществе, экономике никогда не повторяют предыдущие.

— Где вы добираете знания, если мир с такой скоростью меняется?

— Да в нем же, собственно, в мире. Нужно смотреть по сторонам широко открытыми глазами, внимательно все изучать, разговаривать с людьми и много думать о том, что происходит. Моя банковская карьера началась в 1994 году, и все это время я работал в основном с корпоративными клиентами. Это самая крутая и эффективная школа, которая у меня когда-либо была. Потому что весь бизнес проходит у тебя перед глазами, причем в абсолютно разных отраслях. Ты чувствуешь дело клиентов на кончиках пальцев, знаешь, какие происходят прорывы, как банкротятся компании, как они сливаются. Это уникальные кейсы, почище любой бизнес-школы, и колоссальный опыт.

— Вы какое-то время перемещались по разным банкам, но в 2004 году пришли в «Нордеа» и задержались здесь надолго. Почему?

— В середине 90-х все прыгали с места на место. В то время рынок только зарождался, специалисты были на вес золота. Если у тебя появлялись знания и практический опыт, то тебя тут же перекупали. Ты получал еще какой-то опыт, и тебе предлагали новый оффер. После кризиса 1998 года ситуация изменилась, люди стали дольше оставаться на одном месте, а работодатели — активнее инвестировать в свой персонал. 

Если говорить про «Нордеа», то у меня за 13 лет работы здесь ни разу не возникло ощущение, что я долго занимаюсь одним и тем же. В 2004 году я пришел в средний частный банк, тогда активно развивавший свой бизнес самостоятельно, а сейчас работаю в компании, которая входит в крупную международную финансовую группу. Конечно, это две разные истории. Кризисы тоже вносили свои коррективы. Потом я стал председателем правления. Это я к тому, что в банке постоянно что-то происходит, и работать на одном месте не скучно.

— Что вы почувствовали, когда стали предправления? 

— Не могу сказать, что это были какие-то экстраординарные переживания. До этого момента я несколько лет руководил в банке корпоративным бизнесом, который был и продолжает оставаться для нас ключевым, и прекрасно его знал. Просто расширилась зона ответственности, появились новые задачи и изменился формат работы: я стал чуть больше управленцем, чуть меньше бизнесменом.

— За годы работы в Нордеа Банке Скандинавские страны наверняка вам стали если не родными, то близкими.

— Я, действительно, много узнал о Скандинавии, в первую очередь о том, чем Дания, Швеция, Финляндия и Норвегия друг от друга отличаются. Раньше они были для меня на одно лицо, но теперь я знаю, что это совсем разные страны и культуры. По работе приходится много ездить. Со временем новизна впечатлений пропала, но зато с каждым городом сложилась своя история. На смену ярким эмоциям пришли спокойные и очень теплые: например, когда приземляешься в Копенгагене, а там светит солнце, а впереди не только работа, но и ужин в любимом ресторане…  

— Посоветуете, куда надо непременно сходить? 

— Да это целый список! Я люблю гастрономические эксперименты, они дают возможность получить новые вкусовые, да и визуальные впечатления. По моему глубокому убеждению, скандинавы — одни из лидеров высокой кухни. Взять хотя бы датский ресторан Noma, который занимал первые строчки во всевозможных рейтингах. Или Geranium — тоже очень известное место, где интересны не столько сами блюда, сколько кулинарное шоу. Вряд ли вы там съедите много, но удовольствие получите точно.

— Ваш внешний вид наглядно показывает, что в еде между «много» и «красиво» вы выбираете последнее.  

— Я просто спортом много занимаюсь.

— Каким?

— Плаваю, бегаю, хожу в зал. Спорт — один из лучших способов снять стресс, переключиться.

— В соревнованиях, марафонах участвуете?

— Это совершенно не моя тема. Откровенно говоря, у меня нет большой необходимости самому себе что-то доказывать в плане спорта. А просто принимать участие в массовых забегах или заплывах мне не очень интересно. 

— Многих соревнования мотивируют. Сложно, не ставя какие-то цели, заставлять себя ходить в зал. 

— Я хочу себя чувствовать хорошо — это моя главная мотивация. Я стараюсь прислушиваться к себе, например, точно знаю, какими упражнениями восполнить недостаток эндорфинов, если выдался тяжелый день. Полчаса тренировки — и у меня прекрасное настроение, чистая, свободная от напряжения голова.

— Как вы считаете, много ли в жизни зависит от везения? Есть люди, у которых прямо дар оказываться в нужном месте в нужное время. 

— Чтобы оказаться в нужное время в нужном месте, тебе должно не повезти, а ты прежде всего должен уметь двигаться. Есть такой прекрасный спорт — керлинг. Он, на мой взгляд, идеально иллюстрирует ответ на вопрос о том, что такое везение. Там спортсмен запускает по льду тяжелый гранитный камень так, чтобы он выбил из «дома» снаряд соперника. В команде четыре человека, бросает один, а остальные бегают вокруг этого камня, трут изо всех сил «швабрами» лед... Но они в этой истории, по сути, главные. Потому что бросок ты сделал, а дальше команда натирает вокруг снаряда лед и меняет его траекторию. Формально эти игроки не вмешиваются в ситуацию, но за счет своих усилий направляют камень в нужное русло. То есть везение — и есть вот эти ребята со «швабрами». 

За любой удачей стоит тяжелый труд. Везунчик собственными усилиями создает такую среду и атмосферу, которая притягивает то, что ему нужно, и отталкивает то, что не нужно. У меня дети подрастают, есть уже, кому это все объяснять. На примерах показывать: ребята, надо шевелиться, иначе ничего не произойдет.

— Сколько лет детям?

— Старшей 16, средней 11 — так что им самое время рассказывать. А маленькие пока пусть наслаждаются беззаботностью.  

— Прислушиваются дети к советам?

— По-разному. Но это как в керлинге — объяснять надо постоянно, тогда все направится в нужную сторону.

— Назовите три самых важных для вас жизненных правила.

— Как можно чаще задавать себе вопрос «Зачем?», быть честным и не торопиться. 

— Поясните.

— Я своим детям постоянно говорю, что вопрос «Зачем?» — самый сильный оберег, который спасает от многих проблем. Если натренируетесь регулярно себе его задавать, то избежите огромного количества неприятностей и ошибок. Когда в очередной раз вы соберетесь сделать какой-то важный шаг, остановитесь буквально на секунду и задайте себе этот вопрос. Очень помогает. Что касается честности, то нельзя врать ни самому себе, ни окружающим. 

— Получается?

— Я очень стараюсь. Да и спрашивать себя «Зачем?» тоже успеваю не всегда. Иногда это происходит с опозданием и уже с другой интонацией: «Ну и зачем?!»

— А что насчет «не торопиться»? Ведь вся наша современная жизнь — какая-то сумасшедшая гонка.

— Именно поэтому необходимо заставлять себя притормаживать. Я уверен, что быстрые решения нужны крайне редко. В большинстве как бизнесовых, так и житейских историй принцип «утро вечера мудренее» работает железобетонно. Для того чтобы везде успевать, в первую очередь не надо суетиться.  

— Когда мы встречались с вами в прошлый раз, вы были одеты очень неформально, сейчас же пришли в костюме. Какой стиль вам ближе?

— Я прекрасно отношусь как к деловому стилю, так и к smart casual. В нашей индустрии есть определенные правила, дресс-код, который надо соблюдать. Единственное — я все реже и реже надеваю галстук, поэтому иногда даже приятно где-то в нем появиться. 

— А одежду вы сами себе покупаете?

— Да. Раньше получал от шопинга больше удовольствия. Сейчас отношусь к нему утилитарно, не хочется тратить на него время. Костюмы и рубашки шью на заказ, остальное покупаю, но, как правило, в России, потому что не люблю возить большой багаж. 

— Вам важно, что о вас люди думают?

— Я совру, если скажу, что нет. Но часто люди слушают других, но при этом не зависят от чужого мнения и не ждут одобрения каждого. Это как раз мой случай.

Фото: Надя Дьякова

Мы на facebook

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015