22.09.2017 09:00   7063   

Андрей Борисевич о свободе, Росавиации и своей летной школе

Он один из тех редких людей, чья детская мечта воплотилась в жизнь, но произошло это весьма причудливым образом. Мы поговорили с Андреем о настоящих героях неба, проблемах с Росавиацией и посчитали, во сколько обойдется учеба в его летной школе. 

Андрей Борисевич

— Не знаю, как в небе, но в жизни у вас крутых виражей, похоже, предостаточно. Как вдруг московский топ-менеджер, работавший в сфере медиа, стал владельцем летной школы в Майами? 

— Я с шести лет мечтал быть летчиком, бегал в аэропорт смотреть на самолеты. В школе пошел учиться в авиаконструкторский класс — уникальный для Минска, где я тогда жил. Но все это прикрылось году в 95-м — МАИ, который курировал проект, перестал его финансировать, нас больше не возили на экскурсии, убрали из расписания профпредметы. Тогда я понял, что летчики никому не нужны, поэтому пошел в программисты. Окончил Минский радиотехнический колледж, потом Белорусский госуниверситет — факультет прикладной математики и информатики. Уехал в Москву, и покатилась нормальная такая айтишная жизнь. Занимался развитием бизнеса в компании SUP, в Газете.ру, на годик уехал на Украину, поработал с нынешним президентом Петром Порошенко, потом делал общий проект с Виктором Шкулевым (президентом издательского дома Hearst Shkulev Publishing — FP). Кстати, именно он и подтолкнул меня к реализации мечты.  

— Каким образом?

— Мы работали над созданием большой сети региональных порталов, скупали их по всей России. Так как партнером в этих сделках выступал американский Hearst, мы решили провезти его представителей по нашим активам. Показать, какие мы молодцы. Когда садились в бизнес-джет, все пошли направо, в салон, а я — налево, к летчикам. Да так все время у них в кабине и провел. Когда прилетели, Виктор Михайлович посмотрел на мою счастливую физиономию и сказал: «Знаешь, Андрей, все классно, мне нравится, что мы с тобой делаем. Но у тебя никогда не горели глаза так, как сейчас. Ты явно занимаешься не своим делом». Как-то мне его фраза в душу запала. На это наложилась еще личная история. У меня в том, 2013 году, умер отец, и я вдруг остро осознал, что жизнь очень короткая. Папе было 60 лет, а мне тогда 34. И надо было решать, на что я готов потратить оставшиеся 20 с хвостиком. 

— Какие варианты обдумывали?

— Из очевидных было два: либо идти в IT, либо открывать свой фонд. Но я решил попробовать пробиться в авиацию. Попытка уже была — я четыре месяца отучился в Америке на пилота, но лицензию инструктора получить тогда не удалось. И вот я приехал в московский вертолетный аэроклуб, зашел к директору и спросил, чем могу быть полезен. Там как раз искали человека с хорошим английским и опытом полетов за рубежом, который занялся бы организацией авиапутешествий. У нас в стране есть большое количество частных вертолетов, их владельцы купили себе дорогие игрушки, слетали на дачу, в Москву и Питер, а дальше что делать — не знают. Я придумывал интересные маршруты, вывозил людей в Прибалтику, в центральную часть Европы. По России катал, показывал красивые виды. Собиралось, как правило, от трех до шести бортов — и мы отправлялись путешествовать. 

— Как это вас приблизило к покупке летной школы?

— Я постоянно думал о такой сделке. В декабре 2014 года подписался на сайты по продаже бизнеса в США, все время их мониторил. Пока это происходило, я все-таки получил лицензию коммерческого пилота, отучившись всего две недели. Вскоре нашел во Флориде школу под названием SkyEagle Aviation Academy, которую нацелился купить. Инвестором в этом проекте в итоге стал Антон Мурашов. Он живет в Европе, у него совершенно другой бизнес. Антон очень хороший партнер, он мне сильно помог.

— Кто в основном у вас учится летать? Кому это интересно?

— Наши студенты делятся на две категории: те, кто хотят стать профессиональными пилотами, и те, кто учатся для себя, for fun. У меня довольно большое комьюнити русских друзей, и все приезжающие в школу из России — как раз из второй группы. У них либо есть свой самолет, либо они планируют его купить. В основном это люди в возрасте 35 плюс, довольно обеспеченные, со своим бизнесом и с очень маленьким количеством свободного времени. Поэтому для них мы стараемся все делать в максимально сжатые сроки. В позапрошлом году запустили четырехнедельный курс частного пилота, прогнали по нему четырех российских студентов. Все сдали с первого раза. Но это жесткий интенсив по восемь-девять часов в день. А те, кто хотят быть линейными пилотами, — в основном не из России пока. Это Штаты, Южная Америка, Перу, Аргентина, Колумбия, Венесуэла. Плюс острова: Тринидад и Тобаго, Багамы, Ямайка…

Андрей Борисевич с выпускником школы

— Какой порядок цен? Дорого стать пилотом?

— Все относительно, но в принципе недорого. На частного пилота можно отучиться за $13 000—14 000. Чтобы получить инструментальный рейтинг, который позволяет летать высоко, в облаках, потребуется уже $20 000. Курс профессионального пилота обойдется в $43 000. Но это только цены на обучение без дополнительных расходов на проживание, питание, транспорт и остальное. Грубо говоря, человек, который приезжает ко мне из Колумбии или Аргентины, за год потратит на все, с учетом проживания и учебы, около $65 000, если совсем уж широко размахнется, то $70 000. 

— Есть такая поговорка, что небо ошибок не прощает. У вас были ученики, которые вроде бы справлялись хорошо, но вы чувствовали, что им за штурвал нельзя.  Вы можете им отказать в выдаче лицензии?

— К счастью, американская система построена таким образом, что мы не выдаем лицензий, мы только обучаем. А лицензированием занимается независимый орган — Федеральная авиационная администрация, Federal Aviation Administration. Экзамены принимают опытные пилоты, которые прошли в профессии длинный путь. Они оценивают, насколько человек может безопасно выполнять операции, как он себя ведет в экстремальных ситуациях. У нас очень много случаев, когда люди не сдают с первого раза. Это общая картина по Америке — 70% учащихся проваливаются, потому что не ожидают, что экзамены будут такой сложности. Люди возвращаются в школу, еще пару недель готовятся и в итоге сдают. Есть, конечно, клинические случаи. У меня сейчас обучается парень, который три раза уже не мог пройти испытания. Скорее всего, он никогда не получит работу в авиации, у него большие сложности с фокусировкой. И мы честно предупреждаем об этом экзаменаторов, а дальше их проблемы — выдавать лицензию или нет.  

— А девушки у вас учатся?

— Да, но их количество по-прежнему невелико.  В этом году мы выпустили трех девушек-инструкторов. 

— На своей странице в «Фейсбуке» вы часто ругаете Росавиацию. Можете коротко сформулировать, в чем главная беда?

— К ситуации подходит известная поговорка о звеньях одной цепи. Росавиация получила приказ зажимать все и вся и рьяно выполняет его на протяжении последних двух-трех лет. Она закрывает все учебные центры, в том числе частные.

— С чем это связано? Боятся, что все улетят?

— Понимаете, полет — это свобода. А в России человек не должен быть слишком свободным. Не надо ему летать! Ведь если у него есть вертолет, он может сесть в него и отправиться туда, куда захочет. Зачем? Не надо. Когда был Кубок конфедераций этим летом, закрыли все пространство вокруг Москвы на 100 километров. С какой целью это было сделано? Вопрос безопасности? Нет. Это вопрос подготовки к следующему году. Все должны сидеть на земле.

Но есть вторая часть проблемы, которая связана с профессиональными пилотами. Поскольку многие из них стали смотреть в сторону работы за границей, в Китае в основном, Росавиация начала активно принимать контрмеры. Чтобы трудоустроиться в другой стране, пилоту нужно подтвердить российскую лицензию, получить бумажку. А Росавиация с 21 апреля такие бумажки не выдает. И все профессионалы, которые уже сидели на чемоданах, оказались в ловушке. Дальнейшее развитие событий примерно такое. Люди будут приезжать ко мне или в другие частные школы, проходить курс подготовки, получать лицензии и уезжать в Китай как американские пилоты. Вот чего добьется Росавиация. Кстати, чтобы поддержать ребят, пострадавших от ее действий, мы сделали скидку в 50% на все услуги нашей летной школы. Надеюсь, это кому-то поможет. 

—  У частных пилотов большое комьюнити? Вы между собой плотно общаетесь?   

— Да, конечно. Вообще летают многие, просто не все хотят публичности. Я знаком с большим количеством людей, у которых достаточно приземленные бизнесы (например, в сельском хозяйстве, энергетике). Один человек в Оренбургской области разводит свиней, работает 24 часа в сутки. У него есть вертолет, он может позволить себе летать, но делает это крайне редко, потому что занят. Из тех, кто постоянно бывает в небе, — например, Женя Кабанов. Он совершил на вертолете кругосветку, слетал в Новую Зеландию, которую мечтал посетить с 15 лет. Настоящий авиационный энтузиаст.  

Есть безумно интересный человек, которого я больше всех люблю и уважаю на этом рынке, — Саша Михайлов. Он занимается спасением жизней, тратя свое время и деньги. Саша создал частный отряд «Ангел», который сотрудничает с МЧС и полицией. Но в основном ребята все делают сами. Когда теряется ребенок в лесу и подключается «Лиза Алерт» (общественный поисковый отряд — FP), Саша поднимает свой вертолет и летит туда. Судя по «Фейсбуку», 90% своего времени он посвящает подобным вещам. Саша реальный герой, я надеюсь, ему когда-нибудь поставят памятник. 

Фото: личный архив

Мы на facebook

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015