31.10.2012 00:00   21609   

Татьяна Фролова, «Атон»: «Мы играем в DMA всерьез»

Руководитель департамента электронной торговли «Атона» рассказывает, как компания планирует развивать направления DMA и алготрейдинга, и каково ей работать на этом конкурентном рынке.
- Татьяна, когда вы возглавили в «Атоне» департамент DMA (direct market access) и алгоритмической торговли?
- В 2010 году. Правда, тогда этот бизнес назывался в компании по-другому. Было принято решение развивать направление электронной торговли, поскольку многие из клиентов интересовались этими услугами, а многие конкуренты уже занимались электронной торговлей на профессиональном уровне. «Атону» не хватало этого бизнеса, и руководство в итоге решило, что в его создание необходимо вложить время и ресурсы, чтобы быть конкурентоспособными. При этом мы понимали, что инвестиции окупятся не сразу. 

- До прихода в «Атон» вы занимались развитием электронной торговли в Unicredit Securities, правильно?
- Да, я занималась этим бизнесом два года с начала кризиса, с лета 2008 года. Это было самое тяжелое время: клиенты резали объемы и из компаний уходил капитал. По сути, эти два года были потрачены на сокращение расходов, так как, ни для кого не секрет, в 2006-2007 годах компании достаточно щедро тратили деньги. В 2008 году все начали оптимизировать бюджеты. Тогда это наложилось на оптимизацию персонала: был hire freeze, мы увольняли людей и не искали новых. Число сотрудников постоянно уменьшалось, и надо было обходиться оставшимися ресурсами. 
Начиная с лета 2009 года, когда фондовые рынки ожили, глобальный Unicredit обратил внимание на наше подразделение, которое поначалу жило своей отдельной жизнью. В это время по группе активизировалось направление Electronic Execution, и мы стали активно интегрироваться в глобальный департамент. Был интерес западных клиентов к России и, наоборот, интерес российских клиентов к западным рынкам. Мы начали работать в обе стороны. Unicredit был тогда чуть ли не единственной западной компанией, работающей в России, которая могла предложить клиентам такие услуги.
В 2010 году я поймала себя на мысли, что не очень понимаю, куда движется Unicredit Securities, и не зря: через два года  компании не стало. Тогда я приняла предложение бывших коллег перейти в «Атон», где DMA курировал непосредственно Андрей Шеметов. Его поддержка и вера в перспективность бизнеса сделали свое дело.

- Вы начали строительство бизнеса со стратегии?
- Да, надо было понимать, какого уровня клиентов мы хотим привлекать и какие направления развивать. Мы построили долгосрочную стратегию на пять лет вперед, хотя в наших условиях это достаточно сложно. Уже тогда мы поняли, что к построению бизнеса DMA нужно готовить компанию в целом. Нужно было, например, подготовить инфраструктуру к активному притоку клиентов, поскольку DMA – низкомаржинальный бизнес, работающий на очень больших оборотах. Следовательно, системы и сотрудники должны были быть к этому готовы. 
С 2010 до начала 2011 года мы формировали список задач, которые предстояло решить. В 2011 году в «Атон» пришли специалисты, взявшие на себя развитие IT – основной составляющей этого бизнеса. Его фронтовая часть (торговые системы) выстраивается всегда быстрее, чем мидл- и бэк-офисная части. За прошлый год была создана большая часть той IT-инфраструктуры, которая могла обслуживать наши мидл- и бэк-офис. С 2012 года мы пошли дальше: стали развивать направление алгоритмической торговли, прямого доступа на биржи и т.д. В этом году стало понятно, что «Атон» играет серьезно, он сделал существенные инвестиции в бизнес DMA. К концу года мы рассчитываем выйти на полную мощность по приему клиентов, сейчас мы уже имеем достаточно неплохую клиентскую базу. 
 
 
 
 
1/3
- Что именно было сделано в сфере IT?
- Основные блоки – это торговая инфраструктура, доступ на российские рынки. Сейчас мы готовим прямое подключение к биржевому валютному рынку Московской Биржи (СЭЛТ) и ultra-low latency подключение к иностранным торговым площадкам: Лондон, Америка. Подключение к азиатским рынкам нам еще предстоит. Также был выстроен модуль «Риск-менеджмент», мы на это потратили много времени и ресурсов. И сервисы, помимо DMA, – это co-location, proximity, когда клиент в непосредственной близости к бирже размещает сервер и подключает робота. Сейчас мы внедряем его нескольким клиентам.

- Какие у «Атона» клиенты в бизнесе DMA?
- В основном мы занимаемся привлечением институциональных клиентов, их 85-90% в нашей клиентской базе: фонды, банки и т.п. Во-первых, это профессионалы, которые сами принимают решения, владеют аналитикой по рынку и которым нужен качественный прямой выход на биржу. И, во-вторых, это клиенты, которые занимаются алгоритмической торговлей. 

- Какие конкурентные преимущества есть у «Атона» по сравнению с «Открытием» или БКС, которые сейчас тоже активно развивают DMA? И правильно ли я понимаю, что в России не так много брокерских домов, которые предлагают эту услугу?
- Вы не назвали еще «Ренессанс Капитал», ну а в общем – это вполне правильная выборка. Сейчас компании находятся в затруднительном положении. «Открытие» потеряло большое число ключевых сотрудников какое-то время назад, и сейчас, наверное, у них не самое простое время. Но это мое субъективное мнение. Также часть команды потерял и «Ренессанс», что совпало с трудной  ситуацией, в которой находится компания – все мы читаем новости. 
В БКС в прошлом году столкнулись с тем, с чем я столкнулась в «Атоне» в 2010 году – с необходимостью выстроить всю инфраструктуру с нуля, поскольку компания была не готова к тому, чтобы создавать бизнес DMA. Так что у нас в некотором смысле есть фора. И, кроме того, БКС привлек сразу две команды, «Ренессанса» и «Открытия», которые ориентированы на одних клиентов и нацелены строить один и тот же бизнес. Сложно сказать, с какой целью это делалось, и в целом не понятно, как они будут жить внутри одной компании. Наверное, нужно время, чтобы там все «устаканилось». Поэтому «Атон» в этом плане чувствует себя, как компания, которая давно взяла свой курс и не испытывала серьезных потрясений ни с репутацией, ни с рейтингом, ни с сотрудниками. Это основные плюсы «Атона», и в наше время они ценятся чуть больше, чем до кризиса. «Атон» заинтересован в долгосрочном сотрудничестве с клиентами. Мы понимаем, что за рисками нужно следить не только нам, но и клиенту. Мы знаем, что должны предостерегать клиентов от ошибок, помогать своей экспертизой. 
- В стратегии вы наверняка намечали себе какие-то целевые показатели. Можете о них рассказать?
- Цифрами поделиться не смогу, но в целом, учитывая опыт других компаний, которые занимались построением DMA, достаточно затратного и требующего больших инвестиций бизнеса, то в принципе для себя вижу некую пропорцию инвестиций к выручке. К 2014 году я бы хотела видеть 25%-ную доходность и считаю, что это абсолютно реалистичная цифра, если планировать все по мере роста бизнеса и не тратить слишком много ресурсов, выстраивая «воздушный замок». Сейчас мы, естественно, много инвестируем, но к 2014 году мы хотим развиваться менее интенсивно, по мере роста бизнеса.

- С какими трудностями вы сталкиваетесь в плане регулирования российского фондового рынка?
- Мы понимаем, что с начала следующего года рынок очень поменяется: заработают Центральный контрагент на рынке репо, Центральный депозитарий и рынок T+. Посмотрим, что получится в итоге. Мы, само собой, готовимся к этим изменениям. В выработке каких-то решений и моделей мы сами участвуем как члены комитетов: технических, репо и фондового рынка. Отдельная история – это изменение подхода к маржинальному кредитованию клиента. Посмотрим, что получится, но модель выглядит как более современная, с более диверсифицированным подходом. Исходя из новых реалий, активно будем менять бизнес-процессы, базы клиентской документации и т.д.
- Во что именно сейчас вы вкладываете?
- Как в технологии в чистом виде, так и в людей с экспертизой, которые вносят большой вклад в выстраивание бизнес-процессов. 

- Сколько сейчас людей работает в вашем департаменте?
- Людей, напрямую занимающихся DMA и посвящающих этому 100% времени, сейчас порядка 25 человек: сейлзы, поддержка, IT фронт- и бэк-офис. Но те проекты, которые мы делаем, охватывают многие другие подразделения компании. Мы являемся своего рода драйвером процесса, но по факту работаем вместе с операционным департаментом и депозитарием, клиентским сервисом, казначейством, риск-менеджментом, юристами, IT. Создание нашего бизнеса требует участия всех, кто вовлечен в процесс предоставления брокерских услуг: от финансового директора до специалистов клиентского сервиса.
Сейчас мы планируем усилить департамент DMA-сейлзов. Раньше сейлзы работали только в Москве. К нам присоединилась Анастасия Куцепалова, ранее работавшая в «Открытии». Она будет развивать бизнес DMA в Лондоне (Куцепалова спустя несколько дней после интервью покинула «Атон» – ред.).

- А сколько сейлзов в Лондоне будет продавать DMA?
- Сложно сказать. Сначала один-два человека, а там будем смотреть, насколько хорошо будут двигаться продажи.

- А в США не планируется продавать эти услуги?
- У «Атона» есть брокер в Штатах, мы в этом году получили лицензию FINRA, но насколько активно он будет работать, будет зависеть от ситуации на рынках, не только в плане DMA, а вообще в целом по компании: в каких регионах и нишах она планирует развиваться. Недавно «Атон» заключил партнерство с китайским брокером. Мы постоянно ищем новые направления и стоять на месте не будем, но конкретные направления развития зависят, в том числе, от конъюнктуры и от клиентов.

- Кто ваши ключевые сотрудники?
- Поскольку DMA – это в принципе очень технологичный бизнес, ключевую роль играют специалисты в области IT. У нас был ряд наймов, практически все сотрудники пришли из «Тройки Диалог». Это Кристина Коваленко, которая занимается развитием DMA продуктов в «Атоне» и входит в технический комитет биржи, а также Максим Кузякин и Дуглас Уоттс – они непосредственно управляют IT. Также я считаю важным направление поддержки на деске, и тут у нас молодые и амбициозные сотрудники, которые с большим энтузиазмом и верой относятся к тому, что они делают. Из сейлзов можно выделить Евгения Сомова и Анастасию Куцепалову, у них большой опыт. Каждый вносит свой вклад и на своем уровне старается продвигать то, что мы делаем вместе.
Сотрудники из IT решают стратегические задачи
Сотрудники из IT решают стратегические задачи
- Расскажите об алгоритмической торговле? Как вы сочетаете это направление с DMA?
- У алгоритмической торговли своя специфика и свои клиенты, которые занимаются только этим направлением. В некоторых компаниях есть классическая электронная торговля, и есть отдельное направление алгоритмической торговли. В инфраструктурном плане эти направления абсолютно разные. Свои клиенты, способ торговли, разные требования к инфраструктуре и бэк-офису, разные уровни маржинальности бизнеса – они очень узкие, поэтому для компании важно сочетать эти направления оптимальным образом. Маржа всегда закладывается такая, что только компания с минимальными затратами способна извлекать из этого прибыль. Тут большую роль играет число этих клиентов, обороты.
Мы начали развивать алготрейдинг только этим летом. Сейчас можно говорить о пяти-десяти клиентах, которые подключаются, и мы смотрим, что именно им интересно. Мы совместно двигаем процесс. Это институциональные клиенты, которые давно занимаются алготрейдингом, и «Атон» привлекает их как стабильная компания, которая в процессе выстраивания этого направления готова идти от клиента. Основное, что ценится, – это возможность участвовать в создании сервиса, который хотелось бы получить от брокера. Так уж складывается, что тут нет универсального решения.

- Как вам, такой хрупкой девушке, удается руководить преимущественно мужским коллективом? Приходится как-то доказывать свою состоятельность? 
- Вы знаете, мужчины – они, конечно, шовинисты, но я даже в себе иногда признаю это качество (улыбается). Наверное, помогает профессионализм, это признается всеми и всегда, и умение работать с людьми. И я, хоть порой и являюсь жестким начальником, особенно для молодежи, но стараюсь быть справедливой. Если ты работаешь вместе с командой в «одной связке» и не требуешь от других больше, чем делаешь сам, то команда будет с тобой.
- Много ли времени вы проводите в офисе? У вас сейчас менее ударное время, чем в 2011 году?
- Нет, график далеко не расслабленный, и мы, понимая общую тенденцию компаний уходить летом в спячку, поступили совсем наоборот. Наверное, люди в «Атоне» не особо отдохнули за это лето, но мы все понимали, для чего мы это делаем. Этот год для нас очень важный, мы хотим вывести бизнес на нужную высоту. Свободного времени остается очень мало, но надеюсь, что эти инвестиции тоже окупятся.

- Вы дружите с коллегами вне работы?
- Да, есть коллеги, с которыми я дружу, мы же проводим вместе очень много времени. Но у меня большинство друзей еще со школы, с детства, мы знаем друг друга сто лет. Нам очень интересно общаться друг с другом, у каждого своя тема, никто не говорит про рынки и биржи. С ними можно отвлечься от текучки.

- А когда есть свободное время, вечером или на выходных, как вы проводите время?
- Чаще всего в компании друзей или в поездках по новым местам. Так удается отвлечься от работы и психологически восстановиться. Параллельно продолжается учеба на MBA в «Вышке», так что еще и это занимает время. Плюс я стараюсь заниматься фитнесом. Когда много общаешься с людьми на работе, хочется в личное время уйти в себя, заниматься один на один с тренером.

- Куда вы предпочитаете ездить отдыхать?
- Больше – за рубеж, хотя есть много мест в России, которые хотелось бы посмотреть. На это надо много времени, и по качеству сервиса и комфорту чаще выбираешь другие страны, хотя получить эмоции и посмотреть новые места можно и здесь. Многие иностранцы больше путешествуют, чем москвичи, которые живут в своей столице и периодически ездят в Лондон, в Таиланд или на Бали отдыхать. Я сочетаю различные направления: Европа и Азия, летний и зимний отдых. Люблю сноуборд, пробовала серф. Всегда хочется разных ощущений: их микс – это для меня оптимальный вариант отдыха.
Татьяна с коллегами по департаменту
Татьяна с коллегами по департаменту
Поддерживающая служба департамента DMA
Поддерживающая служба департамента DMA

Фото: Игорь Генералов

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015