18.03.2013 09:44   15119    1

Игорь Кан: «Мой рынок «человеческих тел» сужается»

Игорь Кан, много лет проработавший трейдером по акциям в глобальных инвестбанках, на прошлой неделе покинул индустрию. Чем вызван его поступок, как изменился брокерский бизнес за последние 20 лет, и что он планирует делать дальше, Кан рассказал в интервью Finparty.

- Игорь, расскажите о причинах своего ухода из Citi?
- Тут проблема не в Citi, а, скорее, в самом рынке. Я устал от этого рынка, поэтому и ушел.

- А что с ним не так?
- В 2007 году для того, чтобы быть первым на order book, надо было отторговать, как минимум, $350 млн. Сейчас первым можно стать с $50 млн. Более того, упали комиссии – средняя комиссия в 2007 году, как я помню, была примерно 16-18 базисных пунктов (б.п.). Сейчас – максимум 11 б.п. А средний уровень – в районе 10 б.п. То есть мы находимся в ситуации, когда комиссии упали на 50%, а объемы – в разы. Все это приводит к тому, что делать нам нечего. Для банков по всему миру вопрос упирается в издержки. Return on equity упал везде. S&P 500 и Dow Jones торгуются на исторических максимумах, при этом трейдеры как были несчастливы, так и остаются. 
Игорь Кан был первым выходцем из СССР, начавшим работать в лондонском Сити
Игорь Кан был первым выходцем из СССР, начавшим работать в лондонском Сити
- То есть речь идет о том, что вы разочаровались в индустрии?
- Я не разочаровался в индустрии. Индустрия меняется. Просто мне в ней делать становится в принципе нечего.

- И какие у вас тогда планы на будущее в ближайшей и среднесрочной перспективе?
- Если честно, то я пока не знаю. Но я хочу пока выйти за пределы акций, хочу попробовать что-то другое.

- Например?
- Ну не знаю, коммерческий банкинг, к примеру, в его новых формах. Мне кажется, что рынок финансовых услуг в принципе уже готов для перехода на качественно новый уровень. Это то, чего не случилось в начале 2000-х годов, когда все обещали, что интернет-банкинг выдавит так называемый high-street banking, банки с отделениями. Этого не произошло. Но первая неудавшаяся попытка не говорит о том, что этого вообще не случится. Попробовать можно, например, и commodity trading. Последние 15 лет объем биржевой торговли сырьем только увеличивается.

- А вы хотели бы присоединиться к существующему бизнесу или создать свой с нуля?
- Наверное, присоединиться. Я пришел в индустрию после университета в 1994 году и с тех пор работал только на большие компании. Я пока только в процессе обсуждения возможностей трудоустройства. Сейчас уеду отдохнуть, а потом вернусь и продолжу. Но в индустрии я не разочаровался. Просто процесс изменений такой болезненный – я все-таки уже не мальчик. Если бы я был моложе, я бы вцепился и держался. Когда я пришел в индустрию в 90-х, рынок был совсем другим.

- В чем именно?
- Во-первых, тогда комиссии были по 50-60 б.п. Во-вторых, ритм работы был совершенно другой. Сейчас с развитием технологий и инфраструктуры индустрия стала намного более интенсивной, что, с одной стороны, хорошо. С другой стороны, она стала намного менее зависимой от человеческого фактора. Когда я только пришел на фондовый рынок, не было вообще таких понятий как DMA, алгоритмическая торговля и т.д. А сейчас в Нью-Йорке, наверное, 90% объема проходит с помощью новых технологических возможностей инфраструктуры. Собственно говоря, flash crush 2010 года это продемонстрировал очень четко. И меньше их не стало. Ошибки будут совершаться, но рынок будет все больше контролироваться таким образом. Какова здесь моя роль? Мой рынок «человеческих тел» сужается.
В Morgan Stanley в 2007 году было 40-50 панъевропейских трейдеров, включая Россию. А сейчас, наверное, человек 14-18. Думаю, что через три года их останется семь. И я не удивлюсь.

- Источники Finparty говорят, что вы, возможно, присоединитесь к команде Роснефть-Банка.
- Возможно.
Несмотря ни на что, Игорь Кан хочет продолжать работать в России
Несмотря ни на что, Игорь Кан хочет продолжать работать в России
- Как вы думаете, как бы вам работалось в около-государственной структуре? Все-таки это не частный инвестбанк.
- Сейчас фактически не осталось частных инвестбанков. Практически любой банк является квази-государственной структурой. После 2008 года не осталось ни одного банка, который не получал государственных денег.

- Ну, все же у российских госбанков есть свои национальные особенности.
- Наверное, есть. Я не знаю, я же там еще никогда не работал.

- А вы могли бы поделиться своим взглядом на то, какие позиции сейчас занимают иностранные инвестбанки по сравнению с российскими государственными инвестбанками? Кто из иностранцев наиболее конкурентоспособен?
- Поскольку пока на рынке акций доминируют иностранные инвесторы, то среди игроков доминируют иностранные инвестбанки. Это остается неизменным с самого зарождения рынка акций в начале 90-х, менялся только лидер. А что касается российских банков… Как только рынок будет становиться более эффективным, когда он перейдет на T+2 и T+3, не надо будет делать pre-pay и pre-delivery на Московской Бирже, для российских брокеров все может стать значительно хуже, чем было.

- А за рубеж вам не хотелось бы уехать?
- Я же там уже был! Я всю жизнь в Лондоне проработал.

- И вам не хочется вернуться?
- Пока нет. В России все еще интереснее.

Фото: Игорь Генералов

Мы на facebook

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015