16.10.2013 05:30   22757   

Екатерина Аханова: «В Кремниевой Долине нужно много работать»

Управляющий директор департамента корпоративных финансов ИФК «Метрополь» и выпускница первого набора Executive MBA Московской школы управления «Сколково» Екатерина Аханова, в настоящее время проживающая в Калифорнии, в интервью Finparty рассказала о преимуществах и недостатках жизни в Кремниевой долине, русском комьюнити, успешных стартапах с российскими корнями, совместных проектах с альма-матер и своей работе в благотворительном фонде «Галчонок».

Каждый раз приезжая в Москву Екатерина замечает положительные изменения в инфраструктуре города
Каждый раз приезжая в Москву Екатерина замечает положительные изменения в инфраструктуре города

Екатерина, как давно вы живете в Кремниевой долиной?

В долину я переехала в мае 2011 года. Моему мужу Диме (ред. – Дмитрий Аханов, президент Rusnano USA) предложили возглавить офис «Роснано» в США. Это событие совпало с моим декретным отпуском. Мы живем в Редвуд-сити – это пригород Сан-Франциско и Менло-Парк, где находится офис Rusnano USA.

В чем плюсы и минусы Калифорнии по сравнению с Москвой? 

Если не брать в расчет московские пробки… Конечно, для меня как мамы двоих малышей удобно, что там все приспособлено для таких, как я: начиная с запрета на курение в публичных местах и пандусов, заканчивая развивающими клубами и бассейнами. В Америке гораздо легче живется людям с ограниченными возможностями. С каждым приездом в Москву в городской инфраструктуре я замечаю изменения в лучшую сторону. Москва готова меняться, но, к сожалению, глобальных изменений пока не произошло. 

Как-то, когда моей старшей дочке было два месяца, я ехала на машине. Передо мной через пешеходный переход переехала девушка на инвалидной коляске, а в слинге у нее лежал ребенок такого же возраста, что и моя дочка. Она без посторонней помощи перемещается с грудным ребенком и выглядит при этом абсолютно счастливой. Когда я такое увижу в Москве, можно будет прилюдно станцевать лезгинку.

Еще одна вещь, которая часто встречается у переезжающих в Европу или США семейных пар, – это падение семейных доходов. Во-первых, чаще всего при переезде работа есть только у одного члена семьи, во-вторых налоги выше, чем в России. В Калифорнии, например, налоги могут составлять до 52%. Однако при этом уровень жизни семьи качественно не изменяется из-за того, что цены в США значительно разнятся от московских. В цифровом выражении конечная сумма меньше, но уровень жизни порой даже повышается. 

Большой минус – отсутствие такой социальной жизни, как в Москве. Москва по этому компоненту сравнима с Нью-Йорком и Лондоном, но никак не с Калифорнией. Здесь нужно привыкнуть к спокойному размеренному темпу жизни. Начинаешь медленнее разговаривать. Социальная жизнь есть, но там, где мы живем, в 10-11 вечера достаточно тяжело найти место, где можно поужинать. К этому быстро привыкаешь, рабочий день официально начинается в 8. Трудовой кодекс с точки зрения рабочих часов всеми беспрекословно соблюдается, переработки оплачиваются. 

 
 
 
 
1/3

Большое ли русскоязычное сообщество в долине?

Долина – это интернациональное общество, и русских очень много. По оценкам разных агентств: от 30 до 60 тысяч специалистов, большинство из них – специалисты IT-области, дальше идут специалисты медицины, биотэка, плюс их семьи. Часто слышишь русскую речь в магазинах, кафе, ресторанах. Много русских, которые в свое время приехали учиться в Стэнфорд и остались жить и работать. Из моих знакомых, они все в основном работают в венчурных компаниях. 

Помогает ли сколковское EMBA в социализации в Калифорнии? 

Здесь ситуация, скорее, обратная. Мы с Димой помогаем какими-то знакомствами, контактами студентам «Сколково», которые хотят приехать в долину со своими проектами. Наверное, я была первой студенткой «Сколково», которая переехала в долину. В прошлом году туда приехал и мой одногруппник Михаил Кокорич. Он основал компанию «Даурия Аэроспейс», ребята инвестируют в космос – строят первый частный спутник, который хотят запустить на орбиту. Студенты EMBA, приезжавшие к нам в августе, встречались с Мишей, он рассказал им о своей компании, о том, как, зачем и почему инвестирует. 

К нам приезжали также ребята с третьего курса EMBA, они привозили проекты, показывали их инвесторам. Насколько я знаю, на деньги они пока не договорились, но продолжают общаться. 

Екатерина на встрече студентов EMBA Сколково с русскоязычным сообществом долины
Екатерина на встрече студентов EMBA Сколково с русскоязычным сообществом долины

Меня часто спрашивают, почему я выбрала российское MBA, почему «Сколково». Так вот, одно из самых больших преимуществ этой школы – развитый «нетворкинг». У меня есть друзья, которые закончили школы во Франции, Китае, Англии, Швейцарии. Да, у них есть социальная жизнь, они собираются. Но основная часть таких встреч заключается в том, что они тратят какие-то деньги на благотворительность, но очень редко, кто строит совместный бизнес. В «Сколково», на мой взгляд, абсолютно другая ситуация. Для любого студента открыт весь попечительский совет школы, всегда можно обсудить свои идеи. Знаю много примеров, когда сколковские ребята выходили на работу в госкомпании, когда проекты находили поддержку учредителей. Могут помочь знакомствами, продвижением, пиаром. Отчасти это наш русский менталитет, которым заражаются также и студенты-иностранцы. В школе и среди выпускников присутствует полусемейная атмосфера. Мы дружим, встречаемся, ездим вместе отдыхать. 

Легко ли найти в долине финансирование для стартаперов?

В долине существует несколько бизнес-инкубаторов. Один из них очень крупный, с которым я знакома, называется 500 startups, второй – Y combinator. В этих инкубаторах можно пройти обучение, презентовать свой проект. Раз в один-два месяца устраиваются презентации порядка 50 проектов, на которые приглашаются инвесторы. Каждый инвестор может выбрать несколько проектов, с которыми он дальше хочет продолжить общение. В последний приезд «Сколково» мы организовывали встречи с 500 startups и несколькими проектами.

В Калифорнии нужно работать. Все те ребята, которые приезжают делать стартапы, они должны показать, что они умеют активно и продуктивно работать. И это выражается не в сидении в часах на работе, а в результате, продукте. Стартапы продаются не на этапе возникновения идеи.
 

А можете назвать примеры успешных стартапов с российскими корнями?

К примеру, компания Hive7 (ред. - игры для Facebook и MySpace), ее основал Макс Скибинский. Playdom купил ее в 2010 году за 5,7 млн долл. Если помните, в России был такой сервис – DarBerry.ru, аналог Групона. Групон купил его в 2010 году (ред. - сумма сделки по оценкам экспертов – 50 млн долл). Еще один пример: Qik – сервис видео-чата, они продались скайпу в 2011 году за 100 млн долл. Gowalla – стартап по геолокации, его купил Facebook, сумма сделки не раскрывалась. Крупные инвесторы из долины проинвестировали в российский Kupivip.ru порядка 50 млн долл. Sapatto.ru получили 10-15 млн. 

В России, когда я работала в банке, к нам приходили ребята с идеями, нарисованными на бумажке, и под это просили денег. В Калифорнии же нужно иметь продукт, возможно уже с результатами. Нужно доказать, что твой стартап рабочий.
  

У меня есть знакомые, которые приехали с Украины. Они сняли большой дом, в каждой комнате сидит по стартапу, ребята работают, ходят на встречи, приглашают инвесторов.

 
 
 
 
1/3

Почему российские инвесторы не вкладываются в российские же околоайтишные проекты?

Возможно, основная масса российских инвестиций ориентирована на проекты, которые можно условно пощупать. На моей практике был такой случай. Я это называю моим самым большим «факапом» в рабочей жизни. В 2006-2007 году в «Метрополе» ко мне пришли ребята с презентацией на восьми листочках. Просили небольшую сумму, порядка 5 млн долларов на развитие беспроводной Wi-Fi сети в России. Мы посмотрели всю мировую практику, подобные проекты везде проваливались. Сегодня это проект Yota. В России – Москве, Питере этот проект пошел в том числе из-за проблем с мобильной связью. Спустя три года они выросли на 600%. Успешный стартап, который я пропустила.

Существуют ли бизнес-сообщества русских стартаперов в Кремниевой долине?

Да, есть организация AmBar, ее возглавляет Анна Дворникова. Они презентуют стартап-проекты, проводят соответствующие конференции, встречи. Еще есть Русский инновационный центр, который два года назад совместно организовали «Роснано», РВК и «Сколково». Центр достаточно регулярно устраивает мероприятия. Первая встреча была ознакомительная: вот у нас есть бизнес-ангелы, вот предприниматели, вот юристы, благотворители и т.д. На одну из последних встреч приезжал министр связи России Николай Никифоров. Для русского комьюнити с ним был организован круглый стол, можно было задавать вопросы. Достаточно регулярно проводит мероприятия Стэнфорд, на них также можно попасть.

Советуете ли вы в принципе переезжать в США?

Переезжать в штаты или нет – каждый решает для себя сам. Если планируете какой-то стартап, ориентированный на западный рынок, и хотите успешно продать его в США, то, конечно, надо на какое-то время приехать, поработать, реализовать свою идею. Полезно повариться в этом сообществе, понять, как что работает. Вместе с тем, есть много примеров стартапов, которые были реализованы в России, но проданы на запад. 

В принципе, пожить в Кремниевой долине какое-то время – интересно. Климат очень комфортный, солнце почти круглый год. Хотя бы побывать там определенно стоит.
  

Помимо проектов и воспитания детей хватает ли еще на что-то времени?

Да. Я вхожу в попечительский совет фонда Галчонок. В октябре фонду исполнится год. Его основала моя подруга Ольга Юшина (Журавская) по завещанию Галины Чаликовой, которая была учредителем и директором фонда «Подари жизнь». Галина завещала Ольге создать отдельный фонд со специализацией на детях с органическими поражениями ЦНС. 

 
 
 
 
1/3

Основная концепция – научить детей с ДЦП жить в социуме, адаптироваться. Многие дети имеют право на определенные квоты, должны получать помощь, бесплатные инвалидные коляски. Очень у многих этого нет в силу чиновничьих, региональных проблем, в силу незнания. Первое направление – юридическая помощь, все правильно оформить, рассказать. Вторая – прямая финансовая помощь, такая как оплата специфических тренажеров. Третье направление – социализация детей. Фонд устраивает праздники для детей, их родителей, чтобы они понимали, что они не одиноки. Важна программа социализации таких детей в современное общество. 

Живя в США, я поняла, что благотворительность там – это не просто культура или стиль жизни, это еще и хорошо выстроенный и отлаженный бизнес. Есть множество компаний, которые ведут отдельные фонды, магазины, где при оплате карточкой тебе предлагают сделать небольшое пожертвование.
  

С Марией Залуниной из Sberbank CIB мы обсуждали новые технологии для фандрайзинга. В России много благотворительных фондов. Считаю, что все эти фонды должны как-то кооперироваться, дружить, обмениваться опытом. Есть волонтеры, есть неравнодушные люди, но в определенный момент все упирается в деньги. Важно придумать фандрайзинговые мероприятия. Фонды должны работать, как бизнес. Они должны понимать, когда и откуда они будут получать деньги, на кого и как они будут их тратить. Так что теперь я пытаюсь свои знания в бизнесе приложить в благотворительность. 

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015