01.09.2014 10:30   12591   

Основатели W1 Partners: «Мы шея, а не голова инвесторов»

Управляющий партнер First Nation Societe Bancaire Ян Яновский и бизнесмен Дмитрий Ямпольский создали фонд прямых инвестиций W1 Partners, фактически инвестиционный клуб с уникальной моделью. Его принципиальное отличие от других фондов заключается в активном участии инвесторов при принятии решений по каждой конкретной сделке.
Ян Яновский и Дмитрий Ямпольский, партнеры W1 Partners
Ян Яновский и Дмитрий Ямпольский, партнеры W1 Partners
— Ян, Дмитрий, как давно вы знакомы? 

Дмитрий Ямпольский (Д. Я.) — Мы знаем друг друга давно, каждый занимался своим делом. У меня юридическая компания, ресторанный холдинг. Работать вместе мы начали в фонде помощи хосписам «Вера». Два года назад я как председатель фонда попросил Яна войти в правление. Мы достаточно много времени и сил уделяем этой деятельности. 

Ян Яновский (Я. Я.) — Постоянно и много общаясь по разным проектам, в какой-то момент мы осознали, что одинаково понимаем потребности людей, которые нас окружают. Их ожидания и запросы в плане инвестирования и распоряжения своими средствами. Так мы пришли к идеологии W1. 

Сейчас ситуация на рынке частного капитала существенно изменилась. Говорю это исходя из своего опыта. Я всю жизнь работаю на людей с очень крупными состояниями, это достаточно узкий, особенный круг. При этом есть немало людей с более скромными счетами в банках, но с не меньшей потребностью развиваться и принимать участие в процессе инвестирования своих средств. У них есть и желание искать новые проекты, и интерес к нестандартным инвестиционным продуктам. Они устали от идеологии «Здравствуйте, я представитель инвестфонда, дайте нам ваши деньги, а мы через пять лет вам расскажем, как хорошо мы их проинвестировали».

— Но и на такие услуги, очевидно, тоже есть запрос…

Я. Я. — Да, но меняется общество, на рынок приходит поколение инвесторов с иными требованиями и ожиданиями. Если говорить о первом поколении денег — это одна история. Это люди, которые когда-то сами создали свои состояния, у них сумасшедший опыт и особая энергетика. Даже будучи в возрасте они активны, пенсия для них на втором плане. Зачастую они уже отошли от активного управления собственным бизнесом или продали его, живут в Лондоне, Цюрихе, Женеве или Москве. Но просто жить просто в роли рантье им скучно. 
У нас с Дмитрием есть знакомый, который инвестировал в одну африканскую компанию 3 млн фунтов стерлингов. «Почему Африка?» — спрашиваем. — «Скучно», — отвечает.
Д. Я. — Если говорить о новом поколении инвесторов — это люди молодые, возраста 30+, что характерно для России. Они заработали, может быть, не миллиарды, но миллионы. Конечно, всегда есть вариант отдать деньги под управление в фонд, скажем на пять лет, и на это время забыть о них. Но у представителей нового поколения другая ментальность. Помимо результата инвестирования им интересен еще и процесс, они готовы в нем участвовать. А как это реализовать? Если мне интересно инвестировать в медицину, но я в ней ничего не понимаю, то способов сделать это осознанно и результативно в общем-то немного. Как вариант — найти какого-нибудь друга, который в этой сфере разбирается, и поверить ему. Проверить это я не могу, контролировать тоже не очень-то. 
Ян Яновский привык работать с владельцами очень крупных состояний. Однако новый проект ориентирован на более широкий круг инвесторов
Ян Яновский привык работать с владельцами очень крупных состояний. Однако новый проект ориентирован на более широкий круг инвесторов
Мы создали компанию, которая подбирает качественные проекты, делает их оценку, объясняет инвесторам, как они устроены, помогает инвестировать и в дальнейшем сопровождает проект.  Каждый инвестор принимает индивидуальное решение по конкретной сделке и финансирует только те проекты, которые ему интересны. 

— Кто сейчас ваши инвесторы? 

Я. Я. — Это люди, которые готовы инвестировать порядка $10 млн в течение двух лет. Чаще всего русскоговорящие, как проживающие в России, так и за границей. 

Д. Я. — Также мы думаем над отдельным  продуктом, который позволил бы инвестировать еще меньше — в районе $3-5 млн.

— А каков размер фонда?

Я. Я. — У нас нет как такового размера фонда, есть commitment от инвесторов. Дальше мы c ними обсуждаем, в какой области они являются экспертами, что делали раньше, какие страны и индустрии знают, какие у них аппетиты к риску и пожелания к доходности, к срокам вхождения в проекты. Смотрим на рынок. Когда находим проект, который нам кажется интересным, показываем его большому пулу инвесторов. Из них, допустим, первый, седьмой и пятнадцатый сказали, что сделка им интересна. Тогда внутри фонда создается отдельный кластер — SP (segregated portfolio). И все риски, включая риск банкротства, равно как и доходность по проекту, ложатся только на тех инвесторов, которые в него вошли. Так что фонд по структуре состоит из нескольких отдельных порфолио — SP1, SP2 и так далее. При этом фонд аудируется компанией из «большой четверки».

Д. Я. — По сути, инвестор имеет дело с единым фондом, но мы показываем ему отдельные проекты. Он может вложить, скажем, $3 млн в SP5, еще $1млн — в SP7 и так далее.
У фонда W1 Partners необычная структура: он состоит из отдельных кластеров, каждый из которых объединяет вложения тех или иных клиентов в конкретный проект
У фонда W1 Partners необычная структура: он состоит из отдельных кластеров, каждый из которых объединяет вложения тех или иных клиентов в конкретный проект
— Полагаю, что создать такую структуру было дорого? 

Я. Я. — Да, но она обеспечивает комфорт для инвесторов.

— Сколько всего может быть SP?

Я. Я. — Мы в этом не ограничены. Более того, в случае дополнительного привлечения капитала в уже существующий проект мы имеем возможность в одно и то же портфолио заводить новых инвесторов. У фонда очень удобная структура. 

— Хорошо, а что за компании, проекты, в которые вы вкладываете?

Я. Я. — Мы не венчурный фонд, поэтому не инвестируем в стартапы. Нас интересуют компании на стадии brownfield, с проверенной бизнес-моделью. Главные критерии — дивидендный поток и возможность успешного выхода из инвестиций.

— ...О котором в случае с W1 Partners мы сейчас можем говорить исключительно гипотетически?

Д. Я. — Мы начали инвестировать в марте этого года, поэтому выходов действительно еще нет. Мы зарабатываем на приросте инвестиций, поэтому наша цель не войти в проект, а выйти из него. Например, IPO для меня не является выходом, это только инструмент.
Дарья Маслова, главный редактор Finparty
Дарья Маслова, главный редактор Finparty
— Тогда что в вашем понимании правильный выход?

Я. Я. — Продажа стратегу, наличие зеркального опциона, возможность провести сделку LBO — любые варианты, разрешенные законом. Для нас самое важное — выход с доходностью. Когда мне показывают проект и говорят: «Купи дешево, купи прямо сейчас!», я спрашиваю — а дальше что? Ладно купить, как потом продать это все?

— Когда вы ожидаете первые выходы?

Я. Я. — Мы входим в сделки не дольше чем на 36 месяцев с целевой доходностью, которую определили как 25% годовых. Многие отрасли дают возможность получить такую доходность. Иногда мы вкладываем в локального чемпиона с бизнес-моделью, отработанной на одном рынке, понимая, что ее можно использовать на других рынках. 

— Это по большей части относится к технологиям?

Д. Я. — Не только. Мы вкладываем в проекты из таких секторов, как недвижимость, ритэйл, интернет, высокие технологии, биотехнологии, онлайн-образование и другие.

— Это российские или западные компании?

Я. Я. — Мы очень любим российский рынок и являемся на нем активными инвесторами. Но, к сожалению, мы пока не видим здесь возможностей для успешных выходов из инвестиций. Образно говоря, мы шея, а не голова инвесторов, и отвечаем за то, куда смотреть голове. Поэтому основные сделки проводим не в России. Сейчас мы, впрочем, рассматриваем ряд российских проектов, денежный поток от которых обеспечивает ожидаемую доходность даже без учета будущей капитализации.
Дмитрий Ямпольский обещает отсеивать увлекательные проекты, по которым невелики шансы получить приемлемую доходность
Дмитрий Ямпольский обещает отсеивать увлекательные проекты, по которым невелики шансы получить приемлемую доходность
— Допустим, подходящий проект найден. Как именно инвесторы фонда дальше проявляют активность? 

Я. Я. — Во-первых, за ними само инвестиционное решение, выбор проекта. Иногда инвесторы могут войти в правление компании. 

Д. Я. — А бывает обратная ситуация: инвестор до прихода нашего фонда активно развивает проект, проект успешен. Он говорит: «Я основатель этой компании, давайте через ваш фонд привлечем деньги». И это позитивный сигнал для других: вот проект, вот понятный владелец и он же еще и соинвестор. Такая связка работает.

— Как вы отбираете проекты на малознакомых вам рынках, в том числе на Западе?

Я. Я. — Наша команда умеет инвестировать, но она, конечно, не может знать все и обо всем. Поэтому по каждой отдельной отрасли и стране мы учитываем мнение партнеров-экспертов. Это люди, обладающие специальными знаниями по конкретным сегментам. В их задачи входит скриннинг проектов, оценка перспектив и дальнейшее сопровождение.

Д. Я. — По-другому это не работает. У нас есть партнеры, которые помогают в поиске проектов,  управлении ими после сделки, принимают активное участие в их развитии, Часто эти люди становятся соинвесторами.  
Основатели W1 Partners хотят, чтобы их клиенты не только получали хорошую отдачу от вложений, но и могли участвовать в инвестиционном процессе
Основатели W1 Partners хотят, чтобы их клиенты не только получали хорошую отдачу от вложений, но и могли участвовать в инвестиционном процессе
Я. Я. — Главное чтобы у всех была одна мотивация: и команда W1, и эксперты-партнеры мотивированы на успешный выход из инвестиции.

Д. Я. — Слишком много встречается проектов, которые приносят удовольствие от процесса, но отрицательный выхлоп. Это могут быть инвестиции в воду в Уганде, кино-бизнес, крекеры и памперсы, экологически чистое нечто, куда все рвутся, привлеченные экзотикой и новизной. Процесс может оказаться увлекательным, а вот проект на выходе убыточным.
Я. Я. — Знаете, в компании Google во время собеседования задают два вопроса: о чем вы первым делом думаете с утра и что заставляет ваших родителей гордиться вами? Хороший exit, отвечу я на оба вопроса.
— Расскажите, пожалуйста, о недавней сделке с Evans.

Я. Я. — Мы вошли в капитал международного агентства недвижимости Evans в июне этого года. Сделка позволила нам существенно расширить спектр предложений за счет добавления линейки специальных инвестиционных продуктов с фиксированной доходностью в сфере недвижимости. Допустим, вы — белый воротничок, у вас есть свободные $500 000. Evans дает возможность купить квартиру, оформить на нее кредит, сдать ее в аренду и получать фиксированный доход: в Берлине, Лондоне, Нью-Йорке, Москве. К примеру, мы сейчас закрываем сделку по покупке одного дома в Нью-Йорке. Он полностью сдается в аренду испаноговорящим голубым воротничкам, которые платят за аренду на день раньше, чем им приносят счет, потому что для них критична кредитная история. За счет одной только аренды после вычета налогов владельцы этих квартир зарабатывают порядка 12% годовых, не учитывая роста стоимости самого объекта. Это комплексный инвестиционный продукт, исключающий для клиента юридические хлопоты и сложности по поиску надежных арендаторов. Evans для W1 как раз и упаковывает подобные готовые продукты. 

— Какие из зарубежных рынков для вас приоритетные?

Д. Я. — Все наши проекты в основном международные. Есть, к примеру, проект в Германии, который сейчас идет в Индию. 

Я. Я. — Если говорить о масштабном росте — это Африка и Юго-Восточная Азия. Главное, что во всем мире актуален вопрос не только приумножения, но и сохранности капитала. Чтобы не получалось как в известной  поговорке: «Я богач, сын аристократ, а внук бедняк». Эти пословицы в разных вариациях есть во всех языках. Повторюсь, рынок может быть любым, главное — успешный exit.

Фото: Светлана Беканова

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015