25.06.2015 09:00   9951   

Саймон Вайн: «Финансы – это зона антилогики»

Если захотите поспорить о чем-нибудь с управляющим директором Альфа-Банка Саймоном Вайном на деньги — триста раз подумайте. Однажды он один против целого этажа коллег поставил на то, что Саддам Хусейн уцелеет в ходе первой иракской войны. И выиграл (надеемся, спорили тогда на щелбаны). В 1980-х он заявил, что Германия скоро станет единой, когда предпосылок к этому не было вообще никаких. И снова оказался прав!
На лице Саймона Вайна не так часто можно увидеть улыбку, хотя, по его словам, к жизни он относится с юмором, а еще чаще - с иронией
На лице Саймона Вайна не так часто можно увидеть улыбку, хотя, по его словам, к жизни он относится с юмором, а еще чаще - с иронией
В этом и есть секрет успеха Саймона Вайна: он не боится рисковать и всегда гребет против течения.  За свою карьеру он «собрал» все кризисы, которые только можно представить. После учебы в бизнес-школе Колумбийского университета хотел стать инвестиционным банкиром, но не сложилось, потому что началась рецессия. В тот период Вайн работал на рынке мезонинных инвестиций, но его подразделение закрыли, и пришлось искать работу заново. Приехал в Россию в июле 1998-го, а спустя месяц грянул экономический кризис. А господину Вайну все нипочем. Знай себе пишет книги о счастье, видит, что произойдет с рынком, во сне и закусывает стресс шоколадными конфетами.

Сила этого человека чувствуется даже в том, как он говорит: медленно, вдумчиво и очень тихо. Если надо будет услышать — услышите. И мы услышали. Много интересного, веселого и поучительного.

— Саймон, как вы стали финансистом? Кто вам помог определиться с профессией — отец, который был экономистом?

— Скорее совпадения, которых в моей жизни было предостаточно. Например, моя первая курсовая работа была посвящена инфляции. Изучая эту тему, я столкнулся с валютным рынком. Это еще в Советском Союзе было, так что я мог только мечтать, что когда-нибудь мне доведется применить свои знания на практике. В итоге получилось как в том выражении: «Бойся своих желаний». Я попал в финансовую сферу с первого раза — у меня было единственное интервью в области опционов и именно на валюты. Вот тогда я вспомнил о своих детских увлечениях.

— Вы написали шесть книг — как для профессионалов банковского дела, так и для новичков-инвесторов. Почему вы решили «взяться за перо»?

— Мной двигал альтруизм. Мне постоянно приходится сталкиваться с тем, что люди делают ошибки, которые я хотел помочь им избежать. В процессе написания книг мне самому пришлось много учиться. Я обнаружил, что некоторые общеизвестные истины оказываются ложными, во всяком случае в том изложении, в котором я их слышал. И мне казалось, что читателям будут интересны эти открытия.

А книга, к которой я постоянно возвращаюсь — «Успех или счастье» — она не о профессии. И она реально изменила мою жизнь. Пока я над ней работал, осознал очень многие идеи. Вывел для себя концепцию счастья, успеха.
Вайн говорит очень тихо, но слышно его почему-то очень хорошо
Вайн говорит очень тихо, но слышно его почему-то очень хорошо
— Да, она больше из сферы психологии.

— Я очень верю в психологию как в двигатель рынков, основную составляющую искусства трейдинга. Поэтому мне было интересно рассмотреть все грани ее применения. Например, в достижении счастья.

— Даже на очень сложные темы у вас получается писать легко и местами даже весело. Скажите, банковское дело хорошо уживается с чувством юмора?

— В профессиональной жизни я не очень много шучу, я больше такой солдат. Считаю, что бизнес — это война.

— И редко улыбаетесь на работе?

— Да, не очень часто. Но на самом деле я отношусь ко всему с большим юмором. Даже не с юмором, а я бы сказал с иронией. Жизнь — это постоянное преодоление каких-то высот. Сначала ты переживаешь о низкой горке — о какой-то небольшой проблеме, которая, однако, кажется тебе непреодолимой. С годами ты понимаешь, что и первую гору ты преодолел, и вторую тоже, и третью, ну и следующие переползешь каким-то образом. Поэтому к своим ощущениям, которые в данную секунду кажутся острыми, относишься уже с иронией. А что касается юмора — я очень люблю анекдоты и, когда появляется возможность, их рассказываю.
Саймон Вайн:
Саймон Вайн: "Я строгий по убеждению, а не по характеру"
— Какой самый любимый?

— Он про везение. Воскресенье. Восемь часов вечера. В доме раввина раздается стук в дверь. Раввин открывает и видит перед собой прихожанина. «Ребе! У меня возникла гениальная идея! — говорит посетитель. — Но для ее воплощения нужны деньги. Одолжите мне их, и очень скоро я все верну с процентами». «Денег не дам, но могу тебе помочь другим способом — отгадаю счастливый номер лотерейного билета. Запомни — пятьдесят восемь».  Через несколько дней опять стук в дверь. На пороге стоит прихожанин с большой суммой денег и просит их принять в качестве пожертвования. «Где ты их взял?» — спрашивает раввин. «Ну как, вы же мне сказали выигрышное число, я поехал, купил билет и выиграл». Раввин поблагодарил за деньги, стал прощаться и тут прихожанин не выдержал: «Ребе, скажите, как вы угадали это число?!»  «Все очень просто. Был седьмой день недели, восемь вечера. Семь на восемь — пятьдесят восемь».  В нашем деле везение не последнее дело, поэтому все время об этом думаешь. О семь на восемь — пятьдесят восемь. И приходится часто коллегам объяснять, что везение не приходит к самым умным. Оно просто приходит.

— Но ведь не последнюю роль в везении играет интуиция. Вы больше доверяете ей или цифрам?

— Вопрос сложный, потому что всегда есть цифры, которые ты должен смотреть и которые имеют значение. Но финансы — это зона антилогики. Здесь, увидев цифру, ты должен думать, как на нее отреагирует рынок. Простой пример. Когда мы видим автомобиль, то понимаем, что это он и есть: два колеса, руль, багажник — все на месте. А в финансах этот автомобиль может «прикинуться» чем или кем угодно — верблюдом, ишаком, космическим кораблем. То есть ты никогда заранее не знаешь, что будет значить для тебя та или иная цифра. Поэтому интуиция очень важна.
Полная свобода ведет к бездействию, анархии и скучной жизни, уверен Вайн
Полная свобода ведет к бездействию, анархии и скучной жизни, уверен Вайн
— А как вы поняли, что у вас с интуицией все в порядке?

— В моей родительской семье всегда почитались детальные знания. А поверхностные высмеивались, вплоть до издевательств. Придя на работу, я начал заниматься валютными операциями, а именно канадским долларом. По привычке стал досконально изучать Канаду: климат, население, экономику, денежные потоки. И после этого не мог принять никаких торговых решений. Из того, что я знал, никак не следовало, что я должен делать в данный момент. Меня это мучило, я не спал ночами. Помог мой университетский профессор. При встрече с ним я поделился своими метаниями, и он мне сказал такую вещь: «Ты знаешь, сейчас открылся Советский блок и меня пригласили читать лекции в Чехии. Сразу бросается в глаза, что вы, ребята из Восточной Европы, много думаете, но вы совсем не уделяете внимания развитию интуиции». У меня словно глаза открылись. Я конечно читал про интуицию, но мои познания о ней были теоретическими. А интуиции — не было. Потом у меня в жизни было еще несколько моментов, когда люди очень простыми фразами доносили до меня, что надо сильно упрощать свои знания. И начался прогресс. Стали происходить, например, такие вещи. Однажды у меня была очень сложная позиция, я боялся потерять много денег. Поскольку валюта «крутится» круглосуточно, я на ночь оставлял заказы. И мне снится, что рынок сильно упал и один из моих заказов на покупку исполняется. Я проснулся, отфиксировал, что такого не может быть, и снова заснул. Через какое-то время во сне исполнился мой второй заказ на покупку, по еще более низкой цене, что было вообще из области фантастики. И потом, под утро, в полусне я вижу, что исполняется заказ в другую сторону: я купил, а теперь рынок ушел обратно резко вверх, что происходит чрезвычайно редко. Утром я пришел на работу и мне сказали, что в те моменты времени, когда мне снились эти исполнения — все так и было! Подобных историй в жизни было достаточно много, когда я во сне чувствовал, что произойдет с рынком.

— Какая черта характера обязательно должна быть у человека, готового заняться финансами и инвестированием?

— Однозначно смелость. Это критически важная черта характера каждого финансиста.

Бывают ситуации, когда тебе надо принять решение, которое ты никому не в состоянии объяснить. Конечно, ты можешь попытаться, но скорее всего тебе скажут, что ты идиот. Я принимал очень много нестандартных решений, которые противоречили мнению моих коллег, друзей, семьи.

— Вы строгий руководитель?

— Да.
Интуиция в финансах важнее логики, говорит собеседник Finparty
Интуиция в финансах важнее логики, говорит собеседник Finparty
— Подчиненные вас боятся?

— Не думаю, что они меня боятся. Я строгий по убеждению, а не по характеру. Потому что испытал на собственной шкуре: если ты не уважаешь начальника, ты перестаешь уважать себя и свою организацию. Помню в пионерском лагере у нас был день непослушания. Все так устали от ранних подъемов, линеек, что ждали его с нетерпением. Думали, что вот сейчас-то будем делать все, что захотим. И уже к 12 часам дня никто из нас не знал, чем заняться. Все уже передрались между собой, переломали игрушки, повставляли спички между пальцев ног и подожгли — чем только пионеры в Советском Союзе не занимались. В результате все оказались сидящими на лавочках в ожидании, когда этот день закончится. С той поры меня не покидает ощущение, что полная свобода ведет к бездействию, анархии и скучной жизни.  Я считаю, что людям надо ставить задачи, людей надо журить, людей надо подгонять.

— А похвалу сотрудники часто от вас слышат?

— Более чем часто. Я не считаю, что хмурая морда начальника является лучшим в жизни стимулом.

— Ваша работа, прямо скажем, нервная. Как вы научились справляться с постоянным стрессом?

— Я не научился. Я достаточно тонкокожий человек, но нервы выводят меня на тот уровень интуиции, который необходим в работе. Так что стресс часто оказывается полезен. Но он, конечно, сжигает меня, сжигает здоровье.

— Так и до нервного срыва недалеко…

— Ну вот видите, я конфеты ем пачками (берет из вазочки очередного «Мишку косолапого» — Finparty). Глюкоза помогает организму бороться со стрессом. Поэтому я себя успокаиваю, что моя страсть к конфетам почти научно обоснованна (улыбается).
 
 
Сладости - главный антидепрессант для Вайна
 
 
1/2
Сладости - главный антидепрессант для Вайна
— Стресс особенно силен в процессе ожидания. Чем вы заполняете время, когда ждете какую-то важную информацию?

Знаете, ожидание не является для меня большой проблемой. Я поговорил бы лучше о том, что делать, когда скучно. Я считаю скуку одним из самых больших врагов человеческого рода. И согласен с теми, кто говорит, что человек начался с игры. Если людей что-то не развлекает — они начинают изобретать проблемы, ссориться. Поэтому я очень не люблю скуку и когда чувствую, что она меня накрывает, стараюсь направить свои мысли и энергию в какое-то созидательное русло.

— Например, книги пишете?

— Книги я пишу не тогда, когда мне скучно, а когда от стресса не могу заснуть. И это изматывает еще больше! Тебе надо спать, а ты один стресс пытаешься перебороть другим. Спасает жена, которая приходит и, в ярости указывая в сторону спальни, говорит: «На место!»

— У вас двое детей?

— Да, сын и дочь. Лиле только-только исполнилось семь лет, Роберту будет девять.

— Книгу «Успех или счастье» вы посвятили своей жене Юлии и Роберту, которого тогда видели только на снимках УЗИ. Книга, по вашим словам, — это попытка создать «модель управляемого счастья» для своего ребенка. Сейчас Роберт подрос и у вас есть возможность проверить, работает ли теория на практике. Обычно ведь поступки детей еще меньше поддаются прогнозу, чем финансовый рынок…

— Как я уже говорил, эта книга меня очень изменила. Процесс написания позволил мне вдуматься в те жизненные категории, которые мы используем каждый день, но не осмысливаем. Все люди хотят быть счастливыми и богатыми, но мало кто хоть что-то для этого делает. Потому что свои желания надо осмыслить и тогда появляется возможность управлять счастьем.  Это стало для меня открытием. А о детях в своей книге я хотел сказать вот что: я взрослый человек, уже прошедший какой-то путь. И в моем сознании отразились какие-то яркие моменты. Яркие моменты имеют некую трактовку. Эту трактовку надо передать детям, чтобы они знали, какие пути, с моей точки зрения, являются для них оптимальными, а какие вредными.
Саймон не является поклонником футбола, однако поощряет это увлечение в своем сыне
Саймон не является поклонником футбола, однако поощряет это увлечение в своем сыне
— Давайте представим ситуацию, что Роберт внимательно выслушал все ваши советы, а лет в пятнадцать надел бандану, сел на мотоцикл и укатил путешествовать по Европе. Для вас это будет шоком?

— Это меня не очень смутит. Но я, конечно, не буду спокоен в каких-то других ситуациях. Когда я писал книгу, то понял одну очень важную вещь: необходимо воспринимать образование как процесс продажи. То, чему я пытаюсь научить своих детей, я им стараюсь реально «продать». И «продаю» то, что, мне кажется, убережет меня в будущем от потрясений.

— Расскажите, как вы отдыхаете? У вас вообще отпуск бывает?

— Бывает. Я себя заставляю отдыхать достаточно часто, благо российские праздники позволяют. Из-за детей мы ездим в одно и то же место во Флориде, вот там и отдыхаем.  Сейчас дети стали постарше и мы стали путешествовать. Были в Испании, еще в каких-то странах.

— И последний вопрос: думали уже, чем займетесь на пенсии?

— Думал, конечно. Уверен, что пенсия — очень важный момент в жизни людей, и они должны к нему готовиться. Я написал книгу о карьере, она еще не опубликована. Так вот в ней я предлагаю читателю концепцию жизненных циклов, которые все мы проходим. В начале взрослой жизни мы сражаемся за кусок хлеба, потом за интересную работу, повышения, а потом боремся со скукой. Когда человек выходит на пенсию, он с ужасом понимает, что ему нужно забить чем-то время, которое он раньше отдавал работе. Если посмотреть, то только самые успешные люди — я говорю о мужчинах — получают возможность работать столько, сколько им хочется. У них решена проблема со скукой. 90% мужчин в какой-то момент оказываются не у дел, и, как известно, достаточно быстро умирают. Одна из целей карьеры — борьба со скукой, поэтому я осознанно обдумываю, что буду делать, когда появится много времени. Есть пара книг, которые я хочу написать, несколько бизнесов, которые хочу начать. И они не связаны с банковским делом. Так что я активно готовлю себя к счастливой и плодотворной пенсии.
 
 
Саймон Вайн и Татьяна Шмойлова, руководитель по работе с персоналом региональных подразделений Альфа-Банка
 
 
1/2
Саймон Вайн и Татьяна Шмойлова, руководитель по работе с персоналом региональных подразделений Альфа-Банка

Фото: Альфа-Банк, Надя Дьякова

Мы на facebook
Топ 5 За месяц За неделю

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015