28.03.2016 09:00   7822   

Ольга Подойницына: «Я — человек системы»

Мы побывали в гостях у члена правления «ВТБ Капитал» Ольги Подойницыной и узнали, как фильм «День выборов» помогал ее команде в подготовке большого проекта, во что был одет ее папа на свадьбе, как путешествовать по нетуристическому Китаю и вежливо отказаться от местного деликатеса.

Ольга — женщина от макушки до кончиков стильных туфель. В каждом ее движении, слове ощущаются вкус, обаяние, чувство меры и продуманность. Кабинет в одной из высоток «Москва-Сити» ей под стать: современный, просторный, без случайных вещей. И в этот день — залитый солнцем. Может быть, поэтому наш разговор получился очень теплым.

— Расскажите немного о родителях, детстве. Вы родились в Москве?

— Я москвичка в четвертом поколении. Знаете Даев переулок? Даева — фамилия моей бабушки. В этом переулке находились доходные дома моего прадеда и двоюродного прадеда — бабушкиного родного дяди.

Прабабушка Ольги, Елена Петровна Даева, и двоюродная прабабушка
Прабабушка Ольги, Елена Петровна Даева, и двоюродная прабабушка

А родителей своих я очень люблю. И вообще считаю, что я — это то, что они мне дали, что в меня вложили. Папа с мамой мне полностью доверяли, давали свободу в принятии ключевых решений. За что им огромное спасибо.

— В 15 лет на дискотеку могли отпустить?

— Не было возможности проверить, потому что, когда мне было 15 лет, родители уехали работать в Тегеран: папа — горный инженер. Говорю об этом с гордостью, потому что у нас уже целая династия людей этой профессии: дед, папа и брат окончили Московский горный институт. И брат учился по учебникам деда, инженера-конструктора горнопроходческих машин, автора многих изобретений.

Родители Ольги — Эдуард и Элеонора Базер
Родители Ольги — Эдуард и Элеонора Базер

— Так, родители уехали, и вы остались с бабушкой, дедушкой?

— Да. Наверное, это и было началом самостоятельной жизни. Чего только стоил переход в новую школу. Это, скажу я вам, в пятнадцатилетнем возрасте — вызов. Но мне повезло, одноклассники меня приняли. Я до сих пор общаюсь с некоторыми из них. Не могу сказать, что часто, но тем не менее это связи, которые остались на всю жизнь.

— Вы окончили МГПИ имени Ленина, факультет русского языка и литературы, затем поступили в РАГС при президенте РФ на экономический факультет. Когда вы почувствовали потребность в получении второго образования?

— Уже после того, как стала работать на финансовом рынке. Получив диплом филолога, я поступила в аспирантуру и уехала с супругом в Германию, он был дипломатом. Вернувшись, начала работать в новой области и в какой-то момент решила, что должна подтвердить знания дипломом. Себе должна в первую очередь. Кстати, программы в школе Кеннеди Гарвардского университета, в Комиссии по ценным бумагам США, в Wharton — не менее важные вехи.

— Я читала об одном эпизоде вашей карьеры. В середине 90-х, когда с работой было, прямо скажем, непросто, вы не приняли предложение компании Mercedes-Benz, потому что вас не устроила зарплата. Смелое решение...

— Мы вернулись в Москву в 1994 году, и я практически сразу начала искать работу. В то время даже понятия такого не было — рынок труда. Не говоря уж об HR, рекрутинге, хедхантинге…  Я четко знала, что умею делать, что у меня может хорошо получиться, но не совсем представляла себе сферу деятельности. Стала ходить на встречи, собеседования и в какой-то момент оказалась в офисе Mercedes-Benz. Мне, конечно же, очень нравился бренд, мне импонировали люди, с которыми предстояло работать, но зарплата действительно показалась низкой. Хотя сейчас, анализируя ситуацию, понимаю, что она была более-менее адекватной. Но я все-таки была права, отклонив это предложение. Потому что если внутренний голос подсказывает, что надо искать альтернативу, ее надо искать.

В итоге я начала работать в компании Pricewaterhouse, на специальном проекте с людьми из большой семерки — так называемом «секретариате по ресурсам». Это был опыт, которому я буду признательна всю жизнь. Я попала в эпицентр формирования фондового рынка. Туда, где буквально с нуля создавались его юридическая, налоговая системы, система мониторинга. Плюс этап, когда в России решали, по какой модели будет строиться рынок — английской, немецкой, американской, смешанной. Если говорить о депозитарной системе, то можно еще и австралийскую вспомнить. Так что, с одной стороны, у меня была возможность досконально изучить рынок и понять, как он формируется, с другой — работать с лучшими представителями этой отрасли.

— С тех пор вы прошли впечатляющий карьерный путь. Меня всегда интересовал вопрос: вот у человека в подчинении сначала три человека, потом 10, 20… И в какой-то момент он уже «рулит» большой командой. Не возникало страха, что не справитесь, что сфера ответственности слишком разрослась?

— Я как-то об этом и не задумывалась… Страха не было, наверное, потому, что ты думаешь прежде всего о целях, которые перед тобой стоят, а потом уже о ресурсах, помогающих их достичь. То есть получается, что число людей завязано на конкретные объемы, задачи и функции. Но в принципе управлять людьми нелегко. Это же характеры, амбиции, настроение, в конце концов. Это те самые психотипы, о которых нам периодически рассказывают профессионалы. Но теория не работает без жизненного опыта, без знания людей. А платформой, безусловно, являются корпоративные стандарты и международная практика. Кстати, еще одно спасибо опыту, где с самого начала перед тобой были образцы лидеров, личностей и характеров, управленческой культуры большой семерки и лучших финансовых институтов.

— Когда вы начали работать в «ВТБ Капитал»?

— Забавно, но я помню точную дату — 24 апреля 2008 года. Я не назову так же четко день, например, когда пришла в Дойче Банк. А здесь даже помню, что день был солнечный, что утро я провела в одной компании, а после ланча переехала в другую. Это я говорю, конечно, о первом рабочем дне. Решение о переходе не принималось одномоментно. Но это было предложение, от которого нельзя отказаться.

— Из зарплатных соображений или амбициозных?

— Амбициозных в первую очередь. Потому что это был вызов. Любой новый проект, а тем более запуск целого бизнес-направления внутри мощнейшей структуры, финансовой империи, — это риск, который ты оцениваешь при смене работы. Я, безусловно, с небольшой долей иронии говорю, что от предложения нельзя было отказаться. Отказаться всегда можно. Но если ты хочешь расти и умеешь брать на себя риски и ответственность, то не упустишь шанс выйти на новый профессиональный уровень.

Юлия Решетова (Finparty)
Юлия Решетова (Finparty)

— Вы принимаете такие эпохальные решения в одиночку или с кем-то советуетесь?

— Обычно я советуюсь с родными и друзьями, но дважды в жизни принимала решение самостоятельно. Я не готова была перекладывать ответственность на кого-то еще. Хотя сейчас понимаю, что один из этапов взросления, мудрости — умение разделить ответственность с близкими людьми.

— Сейчас на нас обрушивается просто критическое количество информации. Как вы ориентируетесь в этом бурном потоке? Что читаете по работе, чтобы иметь более полное представление о том, что происходит в обществе и на рынке?

— Объем информации, который мне интересен, — действительно огромен. Причем эта информация касается не только работы. Можно, конечно, сосредоточиться только на том, что важно для бизнеса. Но я не представляю своей жизни без художественной литературы. С книгой в руках ты перемещаешься в иные миры. 10 лет назад это могли быть миры Мураками, лет пять назад — Уэльбека, а сейчас — самые разные. Я больше не ныряю в одного автора с головой как раньше. Еще мне интересны кино, театр. Кстати, кино я раньше меньше любила, выбирала только самые-самые интересные фильмы. Как говорят мои дети, ты опять смотрела что-то странное. У нас общий аккаунт в apple tv. А в последние полгода посмотрела много современных российских фильмов, что для меня нетипично. Понравилась Анна Меликян.

— Да, и последний, «Про любовь», — очень даже.

— Мне фильм очень понравился! А «Рассказы» Михаила Сегала и «Неадекватные люди» Романа Каримова — вне конкуренции. И у нас есть чудесное кино, оказывается. Из старого люблю первый «День выборов», но вот новый не могу рекомендовать, трата времени. И «Левиафан» я посмотрела только потому, что после показа предполагался разговор со Звягинцевым. Если бы не эта встреча, не откровенная беседа, которую он вел, то, наверное, фильм оставил бы другое впечатление. А когда ты прикасаешься к миру автора, то начинаешь чуть-чуть больше понимать, что было за кадром, что двигало режиссером.

— А в деловой прессе вы как ориентируетесь? Что читаете и когда?

— Начинаю с нее утро, проглядываю подборки еще в машине. У меня есть несколько источников, которые присылают уведомления. Я выбираю информацию по темам и по упоминаниям. Она необязательно связана с финансовым бизнесом, скорее с рынком в широком смысле и с персоналиями. Стараюсь читать еще и о том, что происходит в музеях, в театрах, на разных культурных площадках.

— Есть любимый театр?

— В прошлые два года — театр Фоменко. В этом году пока не решила.

— А постановка?

— Мне понравились «Сказки Пушкина» в Театре наций, хотя этот спектакль обругали все люди, мнению которых я доверяю. А я вот неожиданно получила удовольствие. Это было 30 декабря, и мы заранее договорились со знакомым, что идем на «Сказки Пушкина». Но во второй половине дня возникло что-то очень важное по работе, плюс все неожиданно решили справлять Новый год у меня, поэтому рабочий список пополнили еще такие важные пункты как красивая скатерть, салфетки, столовые приборы, выбор между Кузнецовым и Виллероем — это же те самые важные мелочи, из которых складываются праздник и настроение! И вот я еду в театр, уже сильно опаздывая, но спектакль, к счастью, задерживают, и я успеваю. Смотрю на сцену и понимаю, что сказка — это как раз то, что сейчас нужно, и мне нравится все. Да бог с ним, с Театром кабуки. Имеют право, в конце концов. И ничего в спектакле не испорчено. Там нет ерничества, нет неуместной иронии и уж тем паче издевательства над святым. Кто в этой постановке что только не увидел. Да, есть смешение многих не только театральных, но и культурологических школ. Но это все равно был Пушкин. И образ автора получился прекрасным. Сам-то Александр Сергеевич, как мы знаем, тоже очень многое себе позволял. А уж иронии ему не занимать.

А разочаровали «Мертвые души» в «Гоголь-центре». Разочаровала постановка, потому что игра актеров была превосходной. Я люблю «Табакерку», считаю, что она держит марку по качеству и высочайшему профессионализму театрального искусства. Нежно люблю театр Фоменко. Очень рекомендую «Одну абсолютно счастливую деревню». Потрясающий спектакль, я, наверное, пойду еще раз.

— Кстати, о деревне. Вас когда-нибудь посещала мысль уехать из суетной Москвы, купить домик в деревне и, ну не знаю… выращивать капусту?

— Тема загородного дома несколько раз возникала в моей жизни, но я отказывалась переезжать. Понимала, что тогда буду спать еще меньше и еще больше времени стану проводить в машине. Да, я его использую эффективно, работаю. Но ведь это такое удовольствие — приезжать домой, неважно в котором часу. Тебе физически хорошо просто потому, что ты переступил порог дома. И я не хотела, чтобы этот момент отдалялся. Если ликвидировать все пробки или изобрести воздушный транспорт, то я бы, возможно, переехала жить за город. Но с капустой вы меня в тупик поставили. Капуста — точно нет. А вот веранда, плед, зеленая лужайка, сосны, книга или планшет с «Борьбой умов» в руках… такая картинка мне приходит в голову.

— Расскажите о ваших детях. Как их зовут?

— Ксения и Андрей. Они уже взрослые серьезные люди, но для меня, конечно же, они любимые дети. Они сильные личности и очень интересные люди, каждый чего-то достиг в своей области. Мне с ними интересно. И они часть моей души.

— Часто удается встречаться?

— Мы стараемся видеться хотя бы раз в неделю. У нас бывают воскресные ланчи. Обеды — давайте лучше так их назовем. Иногда в узком кругу, иногда в расширенном составе, когда мои родители присоединяются, друзья. Бывает, что мы ездим вместе отдыхать.

— А кто они по профессии?

— Сын работает в фармацевтической компании. Он блестящий стратег и переговорщик. Конечно, это хорошая школа, но диплом без характера и системы ценностей мало эффективен. Андрей для меня человек со взвешенным мнением и правильными внутренними установками, что, на мой взгляд, бесценно. У дочки финансовое образование, три международных диплома. Пять лет назад она вернулась из Лондона в Россию и приняла решение уйти в частное предпринимательство. Мне понадобилось года полтора, чтобы привыкнуть. Я человек больших корпораций, человек системы. Говорю об этом с удовольствием, потому что понимаю — это мое. Большая корпорация — это четкая структура, которая дает тебе чувство формальной защищенности. Ты понимаешь, что это делает HR, эта работа — риск-менеджера, а эта — внутреннего аудита. А свой бизнес — это идти по канату, который натянут между двумя башнями Всемирного торгового центра, как в фильме «Прогулка».

— Да и канат за тебя никто не натянет…

— … и ты сам должен знать, как его закрепить и обезопасить себя от рисков. Так что я выбора дочери опасалась, хотя его уважала. Но прошло пять лет, и ее бизнес успешен, а имя известно в арт-индустрии.

— А чем она занимается?

— Современным искусством. У нее одна из ведущих галерей в Москве. Меня поражает качество и уровень того, что она делает. С темой искусства я была связана в Дойче Банке — ему принадлежит одна из лучших коллекций, которую я курировала в России. Это было одним из многих направлений моей деятельности, отдушиной, можно сказать. Это я к тому, что, являясь скорее целевой аудиторией, нежели экспертом, я могу оценить качество проекта. 

— В этом апреле уже в седьмой раз пройдет инвестиционный форум «Россия зовет!», организация которого легла на ваши плечи. Чья была идея его проведения?

— Андрея Леонидовича Костина. Мы много лет делали подобные форумы в Лондоне. Это место, куда прилетают инвесторы всех стран, — удобно географически, логистически, там за два дня можно организовать максимальное количество встреч, представляя западным инвесторам российские компании. И вот когда мы перешли в группу ВТБ, Андрей Леонидович предложил проводить форум у нас в России.

— Сложно было первый форум организовывать?

— Не то слово. Это был 2009 год, и я до сих пор анализирую, как нам все удалось. Сроки были просто фантастические. За такое время практически невозможно сделать продукт такого качества. Но мы смогли, за что спасибо команде. В работе принимают участие все — топ-менеджмент, бизнес-аналитики, маркетинг, пресс-офис… Каждый форум мы практически не спим, это нормально для проектов такого масштаба. Но в тот первый раз мы просто жили на площадке. Я уезжала часа на два домой, чтобы попробовать переключиться, но переключение было условным. И знаете, чем мы тогда спасались? Фильмом «День выборов». Мы его урывками смотрели, смеялись, цитировали. Видимо, этот стеб, абсурдные, но узнаваемые ситуации помогали справляться со стрессом. Даже спустя два года у девушки — руководителя того проекта при воспоминаниях о первом форуме начинали катиться слезы. Практически слезы счастья — мы сделали это, ребята! Это те положительные эмоции, которые останутся частью профессиональных воспоминаний. А положительные эмоции и дружелюбная атмосфера в команде — залог успеха. «Россия зовет!» — это сложнейший, многоуровневый проект, в котором должно быть учтено все. Мельчайший штрих может заслонить большой результат. И команда должна четко понимать все нюансы и устранять возможные риски еще на этапе планирования.

— К вопросу о мелочах. Вы даже при создании своего образа, кажется, учитываете все нюансы. Всегда потрясающе выглядите! Прибегаете к услугам стилиста?

— Спасибо, мне очень приятно это слышать. У меня нет стилиста. За вкус и чувство стиля я, наверное, должна сказать спасибо маме. Мне повезло, я с детства находилась рядом с людьми, обладающими этими качествами. В советское время у родителей не было больших финансовых возможностей, но я все равно жила в красивом доме, в окружении красивых вещей. Это относилось и к одежде. Кстати, на свадебных фотографиях мой папа в смокинге и бабочке. Я только сейчас задумалась о том, что это нетипично для того времени. А в нашей семье было нормой.

Свадьба родителей
Свадьба родителей

Недавно я решила, что необязательно покупать вещи с бирками знаменитых модных домов. Конечно, у меня есть любимые бренды. Но любимы они не потому, что на них нашит правильный лейбл, а потому что мне удобно в этих вещах ходить. А то наденешь туфли из этой песни, которая как прицепится, так не отцепится…

— «Лабутены»?

— Да. Они отвратительны! Вот три пары здесь, на работе, и еще две новые дома. Я их уже и подарить пыталась — не берут! Спасибо, говорят, носите сами свои «лабутены». Вот мы смеемся, а так и есть. Я стараюсь выбирать вещи, в которых мне комфортно. Прибежала в офис, и у меня полсекунды до совещания или встречи. Я сунула ноги в одну из пар туфель и побежала работать. Если я не вспоминаю об этих туфлях до конца дня, это самый верный признак, что они правильные. Ты и чувствуешь себя в них комфортно, и выглядишь королевой. Недавно у меня появился любимый российский дизайнер — Александр Арнгольдт. Он все уговаривает меня позволить себе в одежде что-нибудь эдакое. Пока думаю.

— Я знаю, что вы очень любите путешествовать по Азии. Какие самые яркие воспоминания?

— Да, я люблю это направление. Была в Малайзии, Китае, Индонезии, Сингапуре. В Гонконге, безусловно, — у нас там офис. Ну вот однажды мне пришлось есть черные яйца — известный азиатский деликатес. Причем я о них знала с детства, от дедушки, который ездил в Китай на встречу с Мао Цзэдуном в составе делегации Министерства культуры. В своих рассказах он упоминал одного человека, известного актера, который перепробовал все китайские кулинарные изыски, даже мозг обезьяны. Вы, наверное, помните кадры в «Индиане Джонсе», как им срубают череп.

И вот эти черные яйца материализовались передо мной на одном из деловых ужинов. Принимающая сторона забронировала столик в отличном ресторане и в знак уважения заказала деликатесы. Поэтому отказаться от дегустации не было никакой возможности. Я отрезала половинку яйца, положила в рот и поняла, что вторую часть не съем ни за что на свете. Поворачиваюсь к коллеге и с нажимом говорю: «Ну попробуй же как вкусно!» И он меня спас.

Но больше всего я, конечно, люблю те впечатления, которые остаются после отпускных поездок. В Китае я как-то провела сказочные две недели. Я надеюсь, что гид после общения со мной не слег с какой-нибудь нервной болезнью — я постоянно заставляла его ходить туда, куда ходить запрещено. Мы лазили по каким-то деревням, я норовила заглянуть за забор, посмотреть, как люди живут. Даже на Китайскую стену у него не вышло меня заманить. Я увидела, сколько народа на ступеньках, и категорически отказалась туда подниматься. Спросила, до которого часа мы здесь, обещала вернуться к назначенному времени и пошла по тропинке параллельно стене. И была вознаграждена — конфуцианский монастырь, спрятанный в лесу, огромная пагода на фоне заходящего солнца… Воспоминания именно о таких приключениях — самые ценные.

Фото: Надя Дьякова

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015