20.04.2016 09:00   15904   

Как быть успешным консультантом McKinsey и счастливой мамой

Почему сотрудницы McKinsey не боятся уходить в декрет, кому в Фирме полагается двухмесячный отпуск и чем женский подход к работе отличается от мужского, мы узнали у младшего партнера компании Ирины Ганиной и руководителя проектов Юлии Шкурат.

Ирина Ганина и Юлия Шкурат
Ирина Ганина и Юлия Шкурат

— Расскажите, почему вы пошли работать именно в McKinsey?

Ирина Ганина: Когда я еще училась в МГИМО, выпускники нашего института, которые уже работали в McKinsey, организовали консалтинг-клуб для студентов. Мы его посещали, решали кейсы и обсуждали темы, связанные со стратегией компаний, управлением операционной деятельностью и так далее. Там я узнала, что McKinsey проводит кейс-чемпионат для студентов, и решила участвовать. Победителей приглашали на собеседование в компанию. Я выиграла это соревнование, но в McKinsey тогда пойти не смогла — нужно было выходить сразу на полный рабочий день, а я училась в магистратуре, и совмещать все было невозможно. Устроилась в инвестбанк, но решила для себя — доучусь год и все-таки попаду в McKinsey. Дело в том, что рекрутеры компании поддерживают студентов чуть ли не с первых курсов, ведут с ними переписку, интересуются учебой. Так происходило и со мной. Мне это очень льстило — казалось, что компания меня помнит, ценит и ждет.

Юлия Шкурат: В марте 2008 года я вышла на работу в фонд прямых инвестиций. А через полгода случился полномасштабный финансовый кризис. В результате мне пришлось заниматься не тем, о чем мы договаривались изначально: не поиском новых возможностей, а реструктуризацией существующих сделок и активов. Возможностей для развития карьеры на кризисном рынке труда было мало, однако в McKinsey рекрутинг не останавливался, и я за эту возможность радостно ухватилась. С тех пор ни разу не пожалела.

— Говорят, что людей из McKinsey сразу видно. Вы согласны с этим?

Ю. Ш.: Во-первых, у тех, кто когда-либо был частью Фирмы, другой стиль общения. Нам всем приходится взаимодействовать с клиентами, поэтому в McKinsey учат структурировать мысли, четко аргументировать свою позицию, убедительно представлять свои идеи заказчику в виде законченной истории. Во-вторых, нас объединяет стремление к высочайшему качеству нашего продукта. Например, у наших презентаций особый формат и даже подпись есть: «Сделано в McKinsey». Бывает, что нас просят сделать презентацию в соответствии с форматом и требованиями клиента. Но если вы ее посмотрите, все равно узнаете источник — это видно по принципам изложения. Однажды мы вот так убрали название своей компании из презентации. Она попала на какую-то постороннюю дискуссию, и все участники сказали: «Да это же в McKinsey делали. Что, мы отличить не можем, что ли?»

И. Г.: Кроме того, мы изначально ищем особенных людей: светлых, харизматичных и энергичных. Многие становятся друзьями, так как близки друг другу по духу, объединены общими ценностями. Все коллеги в чем-то похожи — они успешны в карьере и в жизни, умны, хотят изменить мир.

Юлия Шкурат
Юлия Шкурат

— Чем, по-вашему, женский подход к работе отличается от мужского? 

И. Г.: Надеюсь, никого не обижу, но мне кажется, что мужчины больше максималисты и меньше психологи. Со многими вещами они не готовы мириться. Когда ты женщина и у тебя опыт воспитания детей, ты становишься более гибкой, мудрой и менее категоричной. Учишься принимать людей такими, как есть. Даешь им больше шансов раскрыться. Это сильное оружие, которого у многих нет. Детей же ты не пытаешься переделать, а что говорить о взрослых. Когда я общаюсь с тяжелым клиентом или коллегой, мой личный опыт помогает найти силы воспринимать людей совсем иначе и встать на их место, чтобы лучше понять их позицию. И пытаюсь найти баланс — узнать сильные стороны человека и дать ему возможность проявить себя в тех направлениях, где он может быть максимально эффективен.

Ирина Ганина
Ирина Ганина

— Какие бывают сложности в работе с командой и что отличает вас как лидера? 

Ю. Ш.: Команды в McKinsey  всегда высоко замотивированы на общий успех, поэтому работать с ними всегда просто и приятно. С клиентской же командой возможны разные ситуации — люди могут быть не заинтересованы в проекте (например, это дополнительные функции, которые на них возложили, они им совсем не близки, либо предыдущие проекты, в которых они участвовали, не реализовались, и они не верят в успех). Найти к ним индивидуальный подход, зажечь их на реализацию каких-то идей может стать очень непростой задачей, но от того безмерно интересной.

Я никогда не нагружаю людей работой ради работы и стараюсь, чтобы каждый человек понимал, как конкретная задача приближает нас к желаемому результату.

И. Г.:  Успех правильной организации работы команды зависит от адекватного понимания сильных сторон различных ее членов и эффективного распределения задач между ними на раннем этапе. Это касается как команды McKinsey, так и вовлечения сотрудников клиента, которые часто работают с нами плечом к плечу. Я стараюсь давать сотрудникам большую свободу действий — это повышает общий уровень ответственности, качество конечного результата и степень удовлетворенности самой команды.

— Кто эффективнее в работе — мужчины или женщины?

Ю. Ш.: Приведу пример. На восьмом месяце беременности я работала руководителем одного проекта. В команде была сотрудница, которая только вышла из декрета. Нашему партнеру — вышестоящему руководителю высказали: «Зачем ты вообще взял их на проект — они его не потянут, ведь им надо домой». «А вот и нет, — парировал он. — Я получаю то же, что делали бы парни, но только не в двенадцать ночи, а в восемь вечера, именно потому что им надо к детям. Благодаря им я сам ухожу с работы намного раньше».

— Как вам удается совмещать семью и работу?

И. Г.: Мне кажется, у нас в компании идеальные возможности для этого. Все задачи не постоянные, а проектные, режим работы гибкий. В начале каждого проекта на командном обсуждении мы договариваемся, кому в каком режиме комфортно работать. Одни ходят в спортзал, у других дети, третьи занимаются музыкой. «Совам» трудно вставать рано утром, «жаворонкам» наоборот. 

Ситуации, когда женщина уходит в декрет, а возвращаясь на работу, понимает, что ее заменили, исключены. Я была в декрете два раза по полтора года, и это никак не повлияло на карьеру. В первую беременность за день до ухода в декрет меня повысили до менеджера. Коллеги из других компаний удивлялись, не верили, что такое возможно. Ты можешь через два или три года вернуться в ту же профессию и вести проекты. Главное ведь — результат. Фирма никогда не давит и не ставит перед выбором — семья или работа. Все очень восприимчивы к твоему состоянию. Если ты ценный сотрудник, всегда постараются найти комфортное решение для тебя.

Ю. Ш.: Например, когда моему младшему ребенку исполнилось восемь месяцев, мне наскучило сидеть дома. Но возвращаться на свою должность менеджера проектов не была готова — это бы заняло все мое время. Компания предложила мне временно руководить отделом профессионального развития, который обучает и оценивает сотрудников, занимается распределением консультантов на проекты и так далее. На этой позиции я проработала пять месяцев по три дня в неделю, а затем плавно вернулась к своим прежним обязанностям и работе с клиентами.

— Как проходит ваше утро? Как проводите выходные?

Ю. Ш.: В будни встаю в 6:30 вместе с детьми. Почему они просыпаются в это время, объяснить не могу. До прихода няни (в восемь утра) мы играем. Потом завтракаем с мужем и едем на работу. Выходные у нас проходят под девизом «Сейчас мы доберемся до детей и отдадим им всю накопленную за неделю любовь!» В эти дни поспать удается подольше — в пятницу вечером приезжают бабушки и с утра занимаются детьми. Днем мы едем в гости или идем гулять. Я всегда планирую занятия на уикенд, а муж считает, что все должно быть спонтанно. Но мне кажется, это неэффективно — ты полдня спишь, а потом думаешь, на что бы потратить оставшиеся полдня. Пока придумаешь — уже вечер наступил. А в это время маленьких детей (старшей три года, а младшей — год) уже никуда не повезешь. Засыпают они в девять вечера.

И. Г.: Каждый день я встаю полвосьмого. Дети на полчаса раньше. Со мной живут круглосуточная няня и мой дедушка. Он готовит детям кашу, няня собирает их в школу, я успеваю надеть на них верхнюю одежду и вручить по конфете, чтобы в дороге было веселей. Моей дочери пять лет, а сыну три года, они ходят в международную школу в группу раннего развития и в подготовительный класс. Я с ними прощаюсь и еду завтракать в кафе, а потом на работу. Завтрак вне дома помогает мне проснуться и настроиться на рабочий лад. Первое время, когда дети только начали ходить в школу, я вставала вместе с ними, кормила их, провожала. Сейчас все вошли в нужный ритм, и я могу себе позволить немного расслабиться. В выходные мы с детьми любим гулять в парках, таких как «Фили» или «Красная Пресня». Если хорошая погода, идем на Патриаршие на детскую площадку. Потом садимся в какое-нибудь кафе, встречаемся с друзьями. Вечер проводим дома, так как к детям приходят учителя.

— Есть ли в вашей семье нерушимые традиции, ради которых вы готовы перенести все рабочие встречи?

И. Г.: Для меня это школьные каникулы. Стараюсь отправлять детей в страны с более благоприятным климатом, чем наш, но не слишком далеко — так, чтобы полет занимал часа четыре. Сама приезжаю к ним если не на неделю, то хотя бы на выходные. Каждый год летом мы с мужем и друзьями на четыре дня уезжаем в одно и то же место во Франции. Там очень весело и шумно. На эти периоды рабочие встречи не назначаю.

Ю. Ш.: Летом обязательно улетаю на месяц отдыхать с детьми, их бабушками и дедушками. Раньше ездили в Сочи, в этом году собираемся в Грецию.

— Правда, что сотрудники вашей компании могут взять отпуск на два или три месяца без ущерба для работы?

Ю. Ш.: До уровня младшего партнера такая возможность есть — ты можешь уйти с радаров. После завершения проекта многие берут отпуск и, например, два месяца путешествуют по миру или месяц катаются на серфе где-нибудь в Азии — перезагружаются. В это время по работе их не беспокоят. Затем они возвращаются и работают над следующим проектом. Такое возможно только в консалтинге. Эта программа называется Take time.

— Тогда, выходит, невыгодно делать карьеру, расти. Оставайся менеджером и регулярно уходи на долгие каникулы.

Ю. Ш.: У нас такая система — «расти или уходи». По-английски — up-or-out. Проработав три года бизнес-аналитиком, ты становишься ассоциатом, развиваешься далее, а Фирма тебе в этом помогает через обучение, корпоративные тренинги, обратную связь. Однако наше внутреннее исследование показало, что женщины не всегда успевают за этот срок подготовиться к новой должности. По семейным, например, обстоятельствам. Тогда компания идет навстречу и дает сотрудникам дополнительное время — год или два, чтобы они спокойно занимали прежнюю должность и не чувствовали давления, решая семейные вопросы.

— Дайте совет тем, кто хочет добиться успеха в карьере и сохранить семью.

И. Г.: Семья — опора, которая нас держит, дает силы и уверенность в себе. Если дома все хорошо, то и на работе все будет идти гладко. Нужно подстроить свою карьеру под жизнь с детьми и мужем. Мы вполне в состоянии найти баланс. Дочь одной моей знакомой однажды перестала спать, потому что мама часто летала в командировки. Она говорила: «Мамочка, я знаю, что если засну, то, когда проснусь, тебя не будет», лежала с открытыми глазами и изо всех сил не спала. Тут нужно без страха выбирать то, что для нас важнее, и донести решение до начальства.

Ю. Ш.: Добавлю, что надо ко всему относиться спокойно и понимать, что идеальных мам не существует. Переживают и чувствуют себя виноватыми все — и те, кто сидит дома с детьми, и те, кто работает. Детям приятно общаться с радостной мамой, поэтому делайте то, что вам нравится, и подстраивайте все так, чтобы одни отпускали к семье, а другие на работу.

И. Г.: Кстати, хороший лозунг — «Счастливая мама!»

Фото: Надя Дьякова

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015