10.05.2016 09:00   14322   

Роман Авдеев: «Папа проиграть не может»

Арифметика добра Романа Авдеева вроде проста, но труднодостижима: детей нельзя выбирать, добро можно просчитать, со всеми несогласными нужно соглашаться. Елена Ищеева и Юлия Решетова встретились с главой МКБ в его благотворительном фонде и попытались понять, не эта ли жизненная стратегия привела его к успеху и душевному равновесию.

Мы поднимаемся по помпезной лестнице старинного особняка с позолотой и лепниной и неожиданно попадаем в совершенно другое пространство — яркое, с люстрами-фонариками, разрисованными детьми, и деревянными лошадками в переговорной. Роман Иванович вместе с директором фонда «Арифметика добра» Наилей Новожиловой показывают нам, как здесь все устроено: вот комната, где сидит персонал, вот здесь проходят занятия с приемными родителями, а на минус первом этаже в это же время психолог параллельно занимается с их детьми. 

К ним мы тоже заглянули. Шестеро подростков что-то рисовали и на наше появление внимание почти не обратили. «Эх, было бы в моем детстве столько фломастеров», — засмеялся Роман Иванович, перебирая их в коробке.

Годовой доход: день рождения «Азбуки приемной семьи»

Клубу «Азбука приемной семьи», созданному в рамках благотворительного фонда «Арифметика добра», исполнился один год. Отметили это событие весело и шумно. И, конечно, не обошлось без подарков — каждой семье их лично вручил учредитель фонда, совладелец Московского Кредитного Банка Роман Авдеев.

Роман Авдеев здесь свой. И не только потому, что всегда открыт к общению с подопечными фонда, а потому что говорит с ними на одном языке и о вещах, хорошо знакомых ему самому как приемному отцу семнадцати детей.

Елена Ищеева: Роман Иванович, давайте сначала немного о бизнесе поговорим. Мы с вами знакомы достаточно давно. Помните кризис 2008-го, когда всем было очень страшно? А вы тогда вышли на первый план и честно общались через Банки.ру с аудиторией. Когда вы для себя открыли наш портал и поняли его значимость для бизнеса?

— Это было столько лет назад, что я уже и не вспомню… Знаете, такое впечатление, что Банки.ру всегда существовал. Мне кажется, что вы появились даже раньше, чем МКБ, хотя, конечно, это не так.

Е. И.: Сейчас население закредитовано, денег у людей все меньше и меньше. На чем сегодня зарабатывает банк? 

— Банки всегда зарабатывают на том, что принимают на себя какие-то риски. Наш — не исключение.

Е. И.: Но ситуация ухудшилась.

— Ситуацию нельзя назвать простой, но и нельзя назвать плачевной. Всегда есть место для развития, создания новых стратегий. Мы сейчас активно расширяемся в Московской области. И количество вкладчиков у нас прибывает. Инфляция постепенно уменьшается, соответственно и ставки ползут вниз, становятся разумными.

Е. И.: Кому сегодня не страшно дать кредит?

— Здесь у нас очень простая стратегия. Мы кредитуем людей реальных профессий — врачей, учителей, госслужащих. Потому что они себе работу всегда найдут. Люди, конечно, попадают в разные ситуации, но все-таки пик невозврата кредитов уже прошел.

Е. И.: Кстати, о «пике». Правда ли, что вы купили 20% строительной компании «ПИК»?

— Нет, это неправда.

Юлия Решетова: Откуда такая информация в СМИ?

— Это надо спросить СМИ. Была операция РЕПО. Мы кредитовали клиента под залог акций «ПИКа».

Е. И.: Тогда подтвердите или опровергните еще одну информацию — вы купили сеть аптек «А5»?

— Да, действительно, в декабре мы приобрели контрольный пакет. Дальше последует объединение «А5» с «Аптечной сетью 36,6», в акционеры которой уже вошел американский гигант Walgreens Boots Alliance, оценив перспективы развития объединенной компании.

Ю. Р.: Ну и еще один вопрос давайте тогда разрешим — уже семейный. В одних источниках написано, что у вас 17 приемных детей, в других — 19. Где правда? 

— Везде. Дело в том, что 17 детей — усыновленных, а двое — от первых браков моих жен.

Ю. Р.: Вы в детстве кем хотели стать?

— Ученым.

Ю. Р.: Каким?

— Даже не знаю, не задумывался. Мой дядя работал в институте в должности доцента, и ученый воспринимался мной как значимый человек. Вот я и хотел двигаться в этом направлении. Хотя, подождите, вспомнил… когда я был в классе шестом, из РОНО пришла анкета на тему будущих профессий. Нас заставили ее заполнять. Я понятия не имел, кем хочу стать, поэтому мучился, мучился и в итоге написал «археологом». Решил, что ученым — слишком пафосно.

Елена Ищеева, Роман Авдеев, Юлия Решетова
Елена Ищеева, Роман Авдеев, Юлия Решетова

Е. И.: Расскажите о родителях, из какой вы семьи? 

— Из рабоче-крестьянской. Я искренне благодарен родителям за то, кем я стал. Даже не столько по профессии, а в человеческом плане. Я очень много от них взял, причем осознанно и неосознанно. Сейчас одну историю расскажу. Мой отец родился во время войны на оккупированной территории. Папа у него был партизан, но, судя по всему, регулярно бегал в деревню к маме. После войны родители отца развелись, и он никогда не видел своих сводных братьев и сестер. И вот пять лет назад я его подвиг найти их. Поехали мы в деревню Искозы, откуда он родом, а там никого нет. Позже разыскали самого младшего брата, который работал в колхозе. Он вышел нам навстречу, и я удивился, насколько он похож на меня и отца — жестами, манерой разговора. А ведь мы никогда в глаза друг друга не видели. Но самое удивительное, что все братья, как и он сам, стали столярами. То есть люди генетически были к этому предрасположены.

Ю. Р.: Вам тоже передался этот талант?

— Вот как раз у меня делать что-то руками всегда слабо получалось.

Роман Авдеев собрал все воспоминания о родственниках в одной книге
Роман Авдеев собрал все воспоминания о родственниках в одной книге

Е. И.: С какого момента вы начали задумываться об усыновлении детей?

— Знаете, меня всегда волновала судьба детей, которые находились в детском доме.

Е. И.: Почему вас волновало, а других нет?

— Мне кажется, эта проблема всех волнует. Просто многие стараются об этом не думать. Дети в детских домах — они как невидимки, это самое страшное.

Я начал помогать детским домам, когда стал зарабатывать какие-то деньги. Причем старался делать это в глубинке. Вы не представляете, какая там была чудовищная беднота, особенно в 90-е. А потом произошел случай, после которого я пересмотрел свой взгляд на эффективность такой помощи. Приезжая в детский дом, я всегда старался побеседовать с детьми, которые там находятся. Администрация не очень хорошо к этому относилась, но терпела. И вот однажды две девочки-подростка пришли. Я говорю: «Ну что, девчонки, давайте чайку попьем. Сахар у вас где?» Они мне в ответ: «А что это?!» Моя первая мысль: ужас, детей обворовывают, сахар им не дают! Оказалось — ничего подобного. Просто сахар на кухне сразу в чайник кидают, дети его не видят. У меня подобная история потом повторилась дома. Прихожу утром на кухню, а помощница по хозяйству кладет сахар сразу в чайник. Я запретил это делать. Одним словом, в тот момент у меня щелкнуло в голове, что с системой детских домов бороться просто бесполезно.

Ю. Р.: В какой момент возникла идея создания благотворительного фонда? 

— В день моего рождения. Надо сказать, что я не очень его любил, каждый год старался куда-нибудь спрятаться. Утром звонил маме с папой, поздравлял их с днем рождения сына и отключал телефон. А в тот год я отключить телефон не мог, потому что происходила та самая сделка с аптечной сетью. И мне целый день звонили, поздравляли.

Ю. Р.: И вы наконец узнали, сколько людей вас любит. 

— Я просто понял, что есть что-то неправильное в том, что я прячусь. Подумал, что надо отметить день рождения, позвать друзей. Я попросил все деньги, которые они собирались потратить на подарки, отдать на помощь приемным семьям. Из этого и вырос фонд «Арифметика добра». На следующий год, в мой день рождения, официально отмечалось его открытие.

Директор фонда Наиля Новожилова с семьей
Директор фонда Наиля Новожилова с семьей

Е. И.: Первый ребенок, которого вы приняли в семью, был мальчик или девочка? 

— Это была двойня — мальчик и девочка.

Е. И.: Сейчас количество детей значительно увеличилось. Представляю, какая огромная нагрузка легла на жену.

— Она у меня просто молодец. Еще и успевает при этом работать, преподавать английский язык в институте. Я ей все время говорю, что надо бросать. Но, с другой стороны, очень хорошо ее понимаю. У каждого человека должна быть самореализация.

Ю. Р.: А где вы с Еленой познакомились? И чем она вас подкупила? 

— Когда она вышла за меня замуж, у меня уже было 12 приемных детей. Так что с ее стороны это был очень серьезный шаг. И семья, в общем-то, на Лене держится. У нее серьезная нагрузка, психологическая в первую очередь. Здесь не вопрос распорядка, стирки, готовки. У нас есть деньги, мы можем себе позволить нанять помощников. Но у каждого ребенка есть свои заботы, свои проблемы. Нужно постоянно с ними находиться. Быть мамой. А познакомились мы по Интернету. Я искал преподавателя английского языка, а нашел жену. Когда журналисты спрашивают у нее, где мы познакомились, я ей говорю: «Лен, создавай интригу. Говори: «Ну по Интернету».

Е. И.: Скажите, семья и любовь — это разные вещи?

— Если начертить два круга, символизирующие эти два понятия, то эти круги будут в большей части совпадать. Но никогда до конца. Есть хорошее слово — синергия. Когда взаимодействие двух людей образует новые качества, которых нет ни в одном человеке, ни в другом.

Е. И.: Вы со временем построили целую финансовую империю. Где чаще бываете, здесь — в «Арифметике добра», в «Россиуме», в МКБ?

— Чаще всего я, конечно, бываю в банке. Но все-таки стараюсь как основатель фонда принимать участие в его жизни, выстраивать его работу. Я свою миссию вижу в том, чтобы фонд работал профессионально. Чтобы мы смогли измерить результат.

Е. И.: Но это же не бизнес-проект?

— Нет, это совершенно не бизнес-проект. Но результат должен быть. Он выражается в количестве детей, которые нашли приемные семьи, и в социализации тех, кто живет в детдомах. Собственно, это и есть два больших направления, по которым работает «Арифметика добра». У нас уже очень неплохие результаты. Фонд работает в 12 регионах — от Республики Коми и Красноярского края до Липецкой области и Подмосковья. По программе онлайн-репетиторства обучаются 215 ребят, около 100 детей уже нашли семью. В клубе «Азбука приемной семьи» — а туда входят и потенциальные и действующие приемные родители — уже порядка 1000 человек!  


Ю. Р.: Количество детей в детских домах в последнее время уменьшается? Есть какая-то статистика?  

— Есть федеральная статистика. За прошлый год их количество уменьшилось на 7000. И это очень хороший показатель. Когда я начал заниматься усыновлением, была страшная ситуация. В больницах малышей было просто очень много. А сейчас за ними стоит очередь.

Ю. Р.: Отказываются меньше?

— Больше берут. Наше общество в последние годы сильно изменилось. И был переломный момент — пресловутый «закон Димы Яковлева». Я к нему отношусь отрицательно, но именно с него начался активный сдвиг. Все обратили внимание на проблему.

На праздновании дня рождения клуба «Азбука приемной семьи»
На праздновании дня рождения клуба «Азбука приемной семьи»

Е. И.: Когда ребенок приходит в приемную семью, от государства ей начисляются ежемесячные выплаты. Вы пользуетесь этой льготой?

— Да. Для меня это несущественные деньги, но я подумал, что отказываться от них будет неправильно. 

Е. И.: Вы создаете детям подушку финансовой безопасности?

— Я забочусь об их будущем. Но с помощью государства это никак не связываю.

Е. И.: Роман Иванович, скажите, а вас деньги изменили?

— Этого я не знаю… Если задуматься — что мне дают деньги? Прежде всего возможность делать то, что мне нравится. Но запросы у меня не слишком большие. Я думаю, что привычки и потребности человека окончательно формируются к 20-25 годам. Вот мне не нравится ездить с водителем, поэтому я езжу сам.

Ю. Р.: А нравится что?

— Бегать, например. Но не на результат, а так, для себя.  

Е. И.: Марафон уже бежали?

— И не один. Мы тут как-то с детьми ездили в Сочи на лыжах кататься. И там как раз проходил марафон, в котором я решил поучаствовать. Так младшая дочка была в панике, что папа прибежит последним. Я, конечно, добрался до финиша далеко не первым, но и не последним, мне вручили медаль за участие в пробеге. И дочка все спрашивала: «Папа, это же за второе место, да?» Потому что папа не может проиграть, он должен быть чемпионом.

Ю. Р.: Ваши дети считают себя единым целым, семьей? Они — банда?

— Думаю, да. Хотя внутри этой «банды» бывает всякое. Дерутся часто, на мой взгляд.

Ю. Р.: Кто самый боевой?

— Те, которым сейчас по 10 лет. Но когда вместе что-то делают, то они — да, банда. Семья держится традициями. Любая традиция, которая приходит в семью, и семья ее принимает, есть благо. И любая традиция, которая искусственно навязывается, есть зло. Поэтому мы стараемся просто жить, ничего специально не придумывая. 

Е. И.: Вам приходилось отводить ребенка в комнату и строго разговаривать с ним, что-то объяснять?

— Это очень часто бывает. У меня в доме роль такой Бабы-яги. Но все понимают, что отец имеет право на внушение — это даже не обсуждается. Это право, которое все признают, с ним не спорят.

Е. И.: Роман Иванович, вам нравится то, что сейчас происходит в России? Как бизнесмену и отцу?

— Я никогда не был сторонником все хаять. Всегда есть какие-то плюсы, минусы. Мне в России нравится, и этим все сказано.

Ю. Р.: Будущее детей вы тоже видите здесь?

— Это для меня сложный вопрос. Я хотел бы, чтобы дети свое будущее связали с Россией. Но еще больше я хочу, чтобы у них был выбор. И чтобы этот выбор был самостоятельный. 

Е. И.: Откройте мне секрет, почему банкиры прячут своих жен? Почему очень редко выходят с ними в свет?

— Не знаю. Я Лену никуда не прячу. Если меня куда-то приглашают, я стараюсь брать ее с собой. Мы и так мало времени проводим вместе, и если есть повод пойти куда-то вдвоем, мы с удовольствием им пользуемся.

На церемонии «Банк года — 2013», где МКБ наградили за победу в главной номинации
На церемонии «Банк года — 2013», где МКБ наградили за победу в главной номинации
На премии РБК
На премии РБК
На праздновании дня рождения клуба «Азбука приемной семьи»
На праздновании дня рождения клуба «Азбука приемной семьи»

Е. И.: Кто первый в доме встает?

— Я. Просыпаюсь в пять утра, и мне это нравится. 

Ю. Р.: А во сколько ложитесь?

— Если я в 11:30 еще не сплю, то на следующий день очень плохо себя чувствую. Так что стараюсь в 10:30 спать лечь.

Ю. Р.: И все на цыпочках ходят, чтобы папу не разбудить?

— Если я хочу спать, меня из пушки не разбудишь!

Е. И.: Роман Иванович, сколько сейчас в доме персонала? 

— Одиннадцать человек. С одной стороны, я хочу, чтобы персонала было поменьше — все-таки это дом, семья, хочется побыть наедине с родными. А с другой стороны, постоянно возникают задачи, для решения которых требуется дополнительная помощь. 

Е. И.: Лена дома готовит?

— У нас есть повар, но два дня в неделю мы готовим сами.

Е. И.: У вас много друзей вашего денежного статуса? Или они из другого круга?

— Все друзья приходят из детства. И с годами их, к сожалению, становится все меньше и меньше. Поэтому сейчас самый хороший друг — это моя жена.

Е. И.: А какой самый запоминающийся подарок вы жене сделали?

— Слушайте, это надо у нее спрашивать. Я сейчас наговорю…

Е. И.: Ну что хоть это было — бриллианты, шубы?

— Нет, она не любит бриллианты, шубы. Мы вообще далеки от всего этого.

Е. И.: А что вы любите? 

— Ну это же очевидно. Мы любим детей.

Биография Романа Авдеева

Роман Иванович Авдеев родился 17 июля 1967 года в г. Одинцово Московской области, где живет до сих пор.

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015