03.10.2016 13:00   11295   

Как москвичка Яна Кудрявцева создает школу в Арктике

Заполярье многим из нас представляется безлюдной стылой землей. А бывшего директора по персоналу IBS Яну Кудрявцеву Арктика вдохновила на новый профессиональный вызов. Оставив престижную работу в Москве, она перебралась жить на суровый архипелаг Шпицберген, где создает Современную русскую арктическую школу.

— Для стороннего наблюдателя мой поступок кажется неожиданным и непонятным, — со смехом начала разговор с FP Яна, когда мы дозвонились до нее в буквальном смысле на край земли. — Но очень дальний переезд — это правильная перенастройка того, что я делала раньше. Последние три года я работала в IBS: занимая пост директора по персоналу, возглавляла еще и отдел маркетинга. Для меня такое «раздвоение» было высшей точкой карьеры. 17 лет в одном холдинге — это колоссальный опыт, но хотелось двигаться дальше. Однако на рынке HR с точки зрения оригинальных решений, необходимых бизнесу, мало что можно найти. Я около полутора лет общалась с бизнесменами и коллегами в поисках новых для себя возможностей, но места, где могла бы реализовать амбиции, так и не нашла. 

— В мае на Шпицбергене вы оказались как турист...

— И меня заворожила монохромность этих мест. Я как-то сразу подобрала для себя определение арктической природы: «вечность за окном». Я всегда любила Скандинавию за холодное величие. Здесь же суровость возведена в абсолют и не меняется уже на протяжении веков. И мне пришла в голову шальная мысль, что я хочу жить в этом ледяном крае… Хозяйственную деятельность на архипелаге, помимо Норвегии, ведет только Россия, имеющая здесь населенный пункт — поселок Баренцбург. На нем я выбор и остановила. Добыча угля разрешает стране находиться на этой земле, действующие рудники содержит государственное предприятие «Арктикуголь». У шахтерского поселка развитая инфраструктура, но люди в окружении непохожего ни на что антуража живут, по сути, однообразной жизнью. Они много работают, а в уикенд предпочитают не выходить из дома. Получается замкнутый круг. И я решила трансформировать скудную культурную жизнь поселка, создав Современную арктическую русскую школу, или MARS (Modern Arctic Russian School).

— Чтобы приезжающие сюда на заработки люди не прозябали в лучшие годы жизни?

— Да, моя идея состоит как раз в том, чтобы поселок культурно и социально развивался. В кампусе будут проходит лекции и мастер-классы для взрослых, а сам учебный процесс малокомплектной средней школы — в ней всего 67 детей — будет полностью перестроен. Ее посещают дошкольники и дети младшего школьного возраста, старшеклассников только несколько человек, а выпускник и вовсе один. Родители стараются вывезти детей на Большую землю: опасаются, что здесь качество образования пострадает. Сейчас учебное заведение проходит лицензирование как средняя общеобразовательная школа. Со временем она должна превратиться в современную прогрессивную площадку, где ребенок вплоть до 11-го класса будет получать все необходимые знания и всесторонне развиваться. И поскольку мы удалены от материка, дистанционный формат занятий для нас — не мода, а необходимость...

— Не было страха, что беретесь за рискованное дело?

— Все происходило так быстро, что времени для мучительных раздумий не оставалось. Я за лето еще два раза посетила Баренцбург, перебирая в уме, как найти себе применение на шахтерской земле. Перечень занятий был, так скажем, невелик — профессию горнопроходчика я отвергла сразу (смеется). А когда осмотрела школу, пришло озарение, что в ней я и могу реализоваться. Большая часть моей карьеры была связана с обучением и развитием. Плюс моя университетская специальность — преподаватель русского языка и литературы. Может, в этом есть определенный знак? Я составила подробный бизнес-план, предоставила его гендиректору «Арктикугля», и в итоге он предложил мне занять пост директора школы. Еще я веду уроки английского языка, которых в ней не было.

— Планируете ли вы заниматься еще какими-то проектами?

— Да, у меня в планах расширение «образовательного туризма». Для студентов с материка будут организованы недельные курсы известных в своих областях экспертов. Предусматривается несколько тематических блоков. Один из них будет посвящен дисциплинам, непосредственно связанным с этими местами: экологии (например, проблеме таяния ледников), биологии. Во второй блок войдут более отвлеченные программы — по литературе, истории, отчасти социологии, но они также будут «вписаны» в декорации здешних красот. Студенты смогут дополнить учебу экскурсиями по фьордам.

 — Есть на острове русские старожилы?

 — Удивительно, но наши люди умудряются привязываться и к вечной мерзлоте! У некоторых за плечами уже пара служебных командировок. Познакомилась с техническими сотрудниками, живущими с семьями в Баренцбурге восемь лет. В Арктике не так страшно, как кажется привыкшему к комфорту москвичу. Сейчас умеренная погода — нет снегов, а главное — полярных ночей. Они начнутся в октябре — я предвкушаю это завораживающее явление. Как буду реагировать на темноту, пока не знаю. Но источник жизненной энергии я для себя в поселке уже нашла — большой бассейн с теплой морской водой.

— Как вы адаптировались к арктическому режиму?

— Я живу в этих широтах две недели и никаких климатических неудобств пока не испытываю. Мне тепло, как это ни смешно звучит. По натуре я северный человек. В помещениях топят — мы все-таки угольный регион. Работает продуктовый магазин. Излишеств вроде клубники и слив в него не завозят, но самые ходовые овощи, такие как картофель и морковь, продаются. Я вегетарианка, поэтому привезла с собой крупы, специи, а также биодобавки, помогающие компенсировать недостаток витаминов. Единственное, чего мне остро не хватает, — общения с двумя сыновьями. Но я каждый день разговариваю с ними по скайпу.

— И главный вопрос: островных «аборигенов» — белых медведей — видели?

— Только издалека. Эти животные занесены в Красную книгу и представляют смертельную угрозу для человека. Взрослый белый медведь — размером с легковушку, он развивает скорость до 60 километров в час и спорит с человеком за территорию. Так что лучше с ним не встречаться. Мишек на Шпицбергене больше, чем людей. Численность жителей составляет 3 000 человек, а популяция медведей — 4 500 особей. Поэтому в целях безопасности покидать поселок без оружия нельзя.

© blogger51.com
© blogger51.com

Фото: Яна Кудрявцева

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015