28.06.2017 13:00   5348   

Грязное это дело: Uber и другие компании, подмочившие репутацию

21 июня Трэвис Каланик объявил об уходе с поста главы Uber. Такси-сервис и так имел скандальную репутацию, а теперь инвесторы окончательно потеряли терпение и потребовали перемен. Давайте вспомним и о других громких скандалах, связанных с профессиональной этикой.

reputation.jpg

Uber

Тучи над Калаником сгустились после того, как бывшая сотрудница Uber Сьюзан Фаулер рассказала в своем блоге о работе в компании. Ее опыт был «странным и немного шокирующим». В первый же день начальник прислал ей несколько сообщений с предложением заняться сексом. Отдел кадров от ее жалобы отмахнулся и предложил сменить команду. Подобный случай был не единичным — сексизм, харассмент, гомофобия, травля, запугивание и унижение сотрудников были частью корпоративных стандартов. «Культура общаги» (frat-house culture) — так окрестили СМИ отношения внутри Uber.

Сьюзан Фаулер
Сьюзан Фаулер

После откровений Сьюзан Фаулер обвинения в неэтичном поведении сотрудников компании посыпались одно за другим. Бывшая подруга Каланика рассказала о том, как топ-менеджеры Uber развлекались в караоке-баре с девушками из эскорта. На свет выплыло Miami Letter — письмо подчиненным, написанное отцом-основателем сервиса перед корпоративным ивентом несколько лет назад. Среди прочего там были инструкции о том, когда можно, а когда нельзя заниматься сексом с коллегами, предупреждение о штрафе в $200 тем, кого вырвет, и просьба не бросать бочонки с пивом с балконов. Каланик попытался разрулить скандал и пригласил стороннюю юридическую фирму провести проверку. 20 сотрудников были уволены, несколько десятков подверглись дисциплинарным взысканиям, отправились к психологам и на курсы переподготовки. А сам Каланик лишился должности главы Uber, когда стало известно еще и о вероятной краже технологий у Google. В светлое будущее, где нет места сексизму, харассменту и корпоративному шпионажу, компания отправится без него.

Трэвис Каланик
Трэвис Каланик

reputation.jpg

American Apparel

Один из крупнейших американских производителей и продавцов одежды объявил о своем банкротстве в 2015 году. На первый взгляд, с этическими нормами у компании все было в порядке: сотрудничество с благотворительными организациями, собственный фонд, занимавшийся проблемами мигрантов. А еще гордая маркировка made in America (а не где-нибудь на потогонной фабрике в Бангладеш), зарплата рядовых сотрудников выше рыночного уровня, оплачиваемые больничные и масса других бонусов для персонала. 

 Дов Чарни
Дов Чарни

Но за этим внешним благолепием стояла более чем спорная этика. Главным идеологом корпоративной культуры был основатель и глава компании Дов Чарни. Он считал, что «сексуально заряженная атмосфера» помогает развивать креативность, и мог появиться на бизнес-встрече в одном носке, надетом отнюдь не на ногу, или прогуляться по своей фабрике в трусах. Реклама American Apparel балансировала на грани легкой эротики. Чарни был уверен: sex sells. Но то, что одному кажется свободой, другой воспринимает как харассмент. Менеджерам компании часто приходились отбиваться от обвинений в сексуальных домогательствах. А вишенкой на торте оказалось то, что American Apparel нанимала нелегальных иммигрантов. В результате разбирательств пришлось уволить 1500 рабочих, это вызвало задержки в поставках товаров и огромные убытки. В 2014 году совет директоров уволил самого Чарни, но было уже поздно. Два заявления о банкротстве, массовые сокращения и закрытия магазинов ставят под сомнение будущее бизнеса.

Работники фабрики American Apparel © Monica Almeida / The New York Тimes
Работники фабрики American Apparel © Monica Almeida / The New York Тimes

reputation.jpg

Amazon

В английском языке есть термин sweatshop («потогонное предприятие») — так обычно называют фабрики стран третьего мира, где рабочие трудятся в невыносимых условиях за минимальную плату. Американский гигант интернет-торговли получил нелестное прозвище high-tech sweatshop. Опубликованная в 2015 году статья в New York Times о том, как организована работа в Amazon, вызвала возмущение и призывы к бойкоту ретейлера. Один из бывших сотрудников назвал систему труда в компании «умышленным дарвинизмом». Сам по себе принцип «выживает сильнейший» не кажется чем-то экстраординарным, все-таки коммерческое предприятие — это не богадельня. Но на фоне других передовых корпораций, которые пекутся о своих сотрудниках, Amazon выглядит злой мачехой. 

Взять хотя бы скандал с условиями на одном из складов. Там была настолько высокая температура, что приходилось регулярно вызывать скорую помощь, чтобы откачивать людей, упавших в обморок. СМИ забили тревогу, и только после шумихи руководство установило кондиционеры. В Amazon вообще регулярно дают понять персоналу, что его проблемы со здоровьем никого не волнуют. Например, менеджера, вернувшегося после курса лечения от рака, сразу же автоматически включили в Employee Improvement Plan — список, куда попадают сотрудники с плохими показателями, находящиеся в шаге от увольнения.

Также работники Amazon жаловались, что их заставляют трудиться сверхурочно под угрозой увольнения. Рядовые менеджеры обязаны отвечать на электронную почту в 12 ночи. И если ты не способен отдавать компании по 80 часов в неделю, то тебе в ней не место. Поощряется стукачество (простите, «обратная связь», но суть не меняется), и это создает плацдарм для интриг и буллинга — травли неугодных.

Постоянная жесткая критика со стороны руководства доводила взрослых людей до слез. Один из сотрудников рассказал, как его вызвал к себе шеф и долго перечислял все ошибки и недочеты в работе. Бедняга уже мысленно представлял себе, как помягче сообщит жене об увольнении, но разгромная речь начальника оказалась прелюдией к повышению в должности. Со стороны это может выглядеть вполне невинно, но большинство экс-амазоновцев говорили о «токсичной» атмосфере в компании. Ее гендиректор Джефф Безос ответил на статью, разослав коллективу письмо со словами «это не тот Amazon, который я знаю». Затем он попросил всех присылать жалобы на условия работы лично ему. 

Джефф Безос
Джефф Безос

reputation.jpg

Turing Pharmaceuticals

В 2015 году компания взвинтила цену на жизненно важное для ВИЧ-инфицированных лекарство с $13,5 до $750, то есть более чем на 5000%. Представители фармакологической отрасли регулярно без объявления войны рисуют новые ценники на медицинские препараты, но обычно они действуют скромнее. А столь резкий ценовой скачок мгновенно сделал главу Turing Pharmaceuticals Мартина Шкрели главным плохишом года в глазах общественности. Журналиста, который попытался выяснить, а почему, собственно, случился такой неожиданный поворот, Шкрели назвал дураком, и объяснил, что это отличное бизнес-решение, которое осчастливит акционеров компании.

Негативная реакция публики последовала незамедлительно, и глава Turing Pharmaceuticals вынужден был смягчить свою позицию «не ваше собачье дело». Он начал расписывать счастливое будущее, в котором фирма потратит суперприбыли на разработку лекарств и научные исследования, а значит, и на спасение жизней. Оправдания и обещания никого не убедили, зато прецедент вызвал бурные споры о социальной ответственности индустрии и о балансе между понятиями «законный» и «этичный». Когда несколько месяцев спустя Шкрели арестовали по обвинению в мошенничестве, публика ликовала. Хотя дело и не было связано с Turing Pharmaceuticals и ее спорными действиями, оно оставило у всех приятное послевкусие от победы глобальной справедливости, ведь зло было наказано.

Мартин Шкрели
Мартин Шкрели

Мы на facebook

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015