02.02.2015 16:10   5061   

Андерш Лильенберг: «Русские — не чемпионы в открытости»

Часто между определениями «скандинавский», «чопорный» и «закрытый» ставится знак равенства. Ректор Стокгольмской школы экономики в России Андерш Лильенберг опровергает этот штамп. Напротив, в интервью Finparty он рассказал, как его школа учит российских бизнесменов открытости, развивает у них творческое начало и помогает найти друзей.
Ректор Стокгольмской школы экономики в России Андерш Лильенберг
Ректор Стокгольмской школы экономики в России Андерш Лильенберг
— В области образования есть свои признанные бренды: британские boarding schools, американские MBA и т.д. Что такое скандинавское образование?

— Если говорить о скандинавском бизнес-образовании в общих чертах, я бы отметил его интерактивный, прикладной характер: студенты вовлечены в образовательный процесс, в классах царит очень деятельная атмосфера. Речь идет не о том, чтобы обучить студентов, а чтобы способствовать пониманию, — это отличается от классического подхода к процессу обучения. К примеру, российское образование исторически направлено на то, чтобы донести до учеников максимум информации, фактов. Так что когда Стокгольмская школа открылась в 1997 году в России, наш подход был уникален.

— Андерш, расскажите подробнее об атмосфере в школе.

— В аудитории обычно царит вполне расслабленная атмосфера. Все уважают точку зрения других, каждый старается быть лучшим и одновременно вести себя уважительно и скромно. Это, кстати, тоже не по-русски, потому что русские почему-то думают, что быть скромным — это то же самое, что быть слабым. Я же говорю о том, что одновременно можно быть скромным, то есть не кричать о себе на каждом углу, и при этом демонстрировать блестящие результаты. Это и есть скандинавский дух.

— Какие аргументы в пользу получения именно скандинавского образования вы обычно приводите? Каковы ваши «да»?

— С потенциальным кандидатом мы не говорим о скандинавском образовании как таковом, а скорее интересуемся, зачем ему нужно это образование. Большинство наших студентов — это состоявшиеся в бизнесе, успешные люди. Мы информируем их не только об инвестициях в себя и образование, но также и о рисках, связанных с этими инвестициями. Конечно, рассказываем кандидату об истории университета — о том, что нашему учебному заведению более ста лет и что последние 17 лет мы присутствуем в России. Мы говорим об уникальном пути комбинирования нашего глобального понимания бизнес-процессов с сегодняшними российскими реалиями. Мы не собираемся учить русских делать бизнес в их стране, которую они, очевидно, знают лучше нас, но продвигаем бизнес-практики, которые работают во всем мире.

— Кто ваши студенты и кандидаты — владельцы собственных бизнесов или наемные менеджеры?

— Это очень смешанная аудитория, и в ней всего несколько женщин — мы, кстати, хотели бы видеть больше женщин среди наших студентов. У нас две программы: по программе ЕМВА на русском языке учатся в основном владельцы собственных бизнесов, люди старше сорока. Большинство из них платит за обучение из своего кармана. На двухлетней EMBA, которая преподается на английском языке, студенты помоложе и там больше девушек. Многие из слушателей этой программы работают в международных компаниях, которые и оплачивают их обучение. 
 
— Что должно произойти в жизни взрослого человека, чтобы он решился вновь включиться в образовательный процесс?

— Кем-то двигает желание изменить свою жизнь, потому что он чувствует потребность во встряске. Другие люди хотят сменить профиль деятельности, приобретя новые навыки. Третьи стремятся углубить знания в определенной области. Но если по окончанию учебы всех их спросить, что самого ценного они для себя вынесли, то большинство, вспоминая творческую атмосферу, в которой учились, скажут, что больше всего они рады встрече с людьми, похожими на них самих. 

— Как организован образовательный процесс? Кто преподает в школе? 

— Это микс, большинство преподавателей иностранцы, но не все они шведы. У нас есть преподаватели из Чехии, один итальянец и одна преподавательница из Австралии. В школе также преподает семь совершенно фантастических профессоров из России. Не забывайте: большинство наших студентов уже состоялись в жизни, поэтому их не так-то просто убедить доверять преподавателю. 

— А есть какая-то особенная русская специфика?

— Я бы сказал, что наши российские студенты очень требовательны. Отсюда я делаю вывод, что если тебе, как и твоей школе удается быть успешным в России, ты сможешь быть успешным везде. Что касается самих студентов, я замечал, что за два года обучения они меняются. Поначалу многие бывают закрытыми и не готовыми делиться секретами успеха своего бизнеса. Но проходит время, и каждый понимает, что все вокруг знают что-то интересное. Я люблю использовать метафору с открытой и закрытой ладонью: если ты, как ладонь, сжатая в кулак, ничего не отдаешь, то ничего и не получаешь. Если же ты открыт, ты не только делишься, но и впитываешь новое. 

— Из каких регионов приезжают к вам студенты?

— В основном из Москвы, и это не удивительно. Но появляется все больше студентов из других городов, и мы заинтересованы в том, чтобы привлекать больше людей из регионов. 

— А диплом ваши слушатели получают такой же, что и студенты в Стокгольме?

— Да, это диплом Executive MBA Стокгольмской школы экономики. Президент Школы Ларш Страннегорд присутствует на вручении дипломов в Петербурге, и он один из тех, кто их подписывает.
Президент Стокгольмской школы экономики Ларш Страннегорд на вручении дипломов в Санкт-Петербурге
Президент Стокгольмской школы экономики Ларш Страннегорд на вручении дипломов в Санкт-Петербурге
— Студент, отправляющийся учиться в школу со столетней историей, безусловно, знает о ее традициях. Как передать этот дух тем студентам, которые учатся в Москве и Санкт-Петербурге? 

— У нас очень сильно сообщество выпускников. В некоторых группах большинство студентов пришло в школу потому, что ее им порекомендовали наши же выпускники. Последние уже знают, чем наша школа отличается от других, понимают, что она им дала, что им особенно нравилось или, наоборот, не нравилось. Так что они хорошо осведомлены.
Выпускники Стокгольмской школы экономики в России
Выпускники Стокгольмской школы экономики в России
— В каких областях российским слушателям особенно не хватает компетенций?

— Давайте возьмем область HR. Мы говорили о таких вещах, как лидерство, еще 15 лет назад. В то время среди студентов находились люди, которые были убеждены, что российскому бизнесу знания в этой области не нужны. С тех пор многое изменилось — сейчас нас часто просят о специальных программах по управлению персоналом, мотивационных методиках. То же самое с разработкой стратегий — раньше наши студенты зачастую заявляли, что им не нужна никакая стратегия. Мы отвечали: конечно, вы можете игнорировать эту тему, но рано или поздно вы столкнетесь с большой конкуренцией, и стратегия вам понадобится. Еще одна интересная область — корпоративная социальная ответственность, мы стараемся рассказывать и о ней.

— Какие качества отмечают ваши преподаватели в русских студентах? 

— Из собственного опыта я бы отметил, что люди здесь по-прежнему ориентируются на короткий горизонт планирования. Вторая специфическая черта — закрытость людей и бизнеса. Хотя я и фанат России, смею заметить, что русские далеко не чемпионы в открытости. К примеру, во время глубокого интервьюирования мы можем спросить кандидата о его слабых сторонах, и тот может ответить: «Их нет». Если вы так думаете, то ничего не выиграете от нашей программы, потому что открываться и делиться своими знаниями с группой будет необходимо. 

Фото: Стокгольмская школа экономики

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015