29.11.2017 09:00   6134   

Встреча с Сергеем Ястржембским на вечере «БКС Ультима»

22 ноября премиальный банк «БКС Ультима» и Louis Vuitton собрали клиентов на очередные «Московские диалоги». Собеседником бессменного ведущего мероприятия Николая Ускова стал бывший дипломат и политик, а ныне путешественник, фотограф и журналист Сергей Ястржембский.

Николай Усков, Сергей Ястржембский

В этот вечер в просторных апартаментах Louis Vuitton в ГУМе яблоку негде было упасть. Многим было интересно пообщаться с человеком, который стал непосредственным участником политических событий 90-х годов, плотно работал с двумя президентами, а потом круто изменил жизнь и ушел в леса и пустыни с камерой наперевес. Высокий, улыбчивый, доброжелательный — Сергей Ястржембский сразу располагает к себе, поэтому общение вышло теплым, неформальным. Приводим его самые яркие цитаты.

Олег Сафонов («БКС Ультима»)

точка2.pngДля меня 90-е — лучшее время. Я прекрасно понимаю, что для кого-то эти годы вылились в крушение карьеры, надежд, в тотальное изменение парадигмы жизни. У меня же был максимальный взлет, быстрая смена ситуаций. Начинал я это десятилетие, работая в международном отделе ЦК КПСС, затем основал журнал «V.I.P.», стал пресс-секретарем МИДа, потом послом России в Словакии, пресс-секретарем Бориса Ельцина и заместителем главы президентской администрации. Все это уместилось в десять лет. Поэтому какие у меня могут быть оценки — конечно, позитивные.

точка2.pngЕще раньше я семь с половиной лет проработал в Чехословакии в журнале «Проблемы мира и социализма». Он выпускался на деньги ЦК КПСС и позиционировался как издание всех коммунистических и рабочих партий за рубежом. По-моему, обозначали 40 стран, и в этой связи случались смешные ситуации. Приезжаем мы с проверкой, допустим, в Лаос, который был, между прочим, социалистической ориентации. Нам показывают номера нашего журнала на лаосском языке, а потом выясняется, что это единственный тираж, напечатанный специально к нашему приезду. Во многих странах происходили такие профанации, но деньги от Советского Союза все они регулярно получали.

точка2.pngЯ находился рядом с Борисом Ельциным  в тот период, когда он был физически слаб и опирался на команду больше, чем раньше. Хотя духом он оставался силен всегда. Прежде всего я очень благодарен ему за доверие, без которого не смог бы справляться со своей ролью. Как многие шутили, Ястржембский переводит с президентского языка на нормальный, и может я действительно был таким переводчиком. У меня отношение к Борису Николаевичу сентиментальное, можно сказать, сыновье. Мне всегда хотелось его защитить, было видно, насколько он физически страдает. И многие важные вещи нам с ним удалось сделать. Например, все мы помним операцию Борису Николаевичу на сердце. Тогда мы впервые открыли двери кремлевских лечебниц для журналистов, организовали пресс-конференции лечащего врача — Сергея Миронова. Невиданные для тех времен поступки. Такими действиями мы стремились показать, что Россия изменилась, что Кремль максимально открыт для общественности.

точка2.pngПри Ельцине случился и первый выход с главой другой страны в частный ресторан. До этого государственных деятелей принимали только в Кремле, хотя там кормили невкусно. Когда стало известно, что в Москву с очередным визитом прилетает президент Франции Жак Ширак, мы предложили устроить один из обедов в «Царской охоте» — этот ресторан мы постоянно проезжали, курсируя туда-сюда по Рублевке. Мы не хотели закрывать заведение для посетителей, это было важным условием. Охрана, конечно, всполошилась, ей пришлось проверять каждого человека, который на то же время забронировал столик. И она проверила. Но этим выходом в ресторан мы Ширака, в хорошем смысле слова, просто убили. Он сказал, что теперь видит: демократия в России победила. Президенты с семьями, сопровождение и охрана расположились за тремя столами, остальные места занимали обычные люди. Хорошо, что тогда смартфонов с камерами не было.

точка2.pngОдно время Ельцину из всей прессы давали только комплементарную информацию. Я настоял на том, чтобы Борис Николаевич получал полный срез общественного мнения, несмотря на то что порой оно было очень жестким. Президент согласился, и с тех пор каждое утро у него в машине лежало три мониторинга — прессы, телевидения и информационных агентств. По дороге до Кремля он успевал их проглядеть.

точка2.pngЧто касается работы с Владимиром Путиным, то, как и в случае с Борисом Николаевичем, главным здесь было доверие. Без него ничего бы не получилось. Во время первого мандата я занимался чрезвычайными информационными ситуациями и за эти четыре года пришлось выпить много горьких чаш: «Курск», Чечня, Дубровка. За все время я не слышал ни окрика, ни осуждения, ни критики. Возможно, мы не везде были успешны, хотя когда человеческое горе зашкаливает, то вообще очень сложно говорить о каком-то успехе. Но, видимо, Путина удовлетворяла наша работа, хотя, повторяю, опыт был очень сложным. Во время второго мандата я занимался чисто дипломатической деятельностью, взаимоотношениями с Евросоюзом, и все было гораздо проще. Именно тогда я почувствовал, что мне не хватает каких-то новых вызовов и начал задумываться об уходе.  

точка2.pngС 2008 года у меня началась другая жизнь, и я от нее кайфую. Никто не обещал, что она удастся — я найду то, что наполнит мое существование другим смыслом. Я всегда готовил себя к политике, был политиком, учился этому ремеслу. И потом резко сказал ему «до свидания», поменял вектор. Было ли страшно? Нет. Скорее «адреналинисто», это был вызов. Единственное, от чего я мучился первое время, так это от отсутствия мигалки, ритм движения очень изменился. Я живу в 70 километрах от Москвы и раньше доезжал от дома до Кремля за час пять минут. Без мигалки это занимает два с половиной — три часа, но ко всему в итоге привыкаешь. Поскольку я большую часть времени нахожусь вне России — в этом году у меня было уже сто перелетов — проблема как-то отпала сама собой.

точка2.pngЯ ушел в кино, создал свою студию «Ястребфильм», за восемь лет мы сняли 64 картины, и практически все они были показаны на разных каналах нашего телевидения. Мы получили 17 наград различных кинофестивалей. Все это для меня сродни чуду, я никогда не учился на документалиста. Но в итоге все получилось.

точка2.pngЯ обожаю Африку. Подсел на нее во время первого сафари в 1997 году, она меня тогда просто эмоционально раздавила. Во время охоты я знакомился с представителями малых народов — масаями, бушменами, пигмеями. Они следопыты и производили фантастическое впечатление. Невозможно было понять, как они определяют среди тысяч следов нужные, отыскивают дорогу, выживают в экстремальных условиях. Я глубоко уважаю этих людей, восхищаюсь ими, поэтому сделал их героями своих фильмов, что было очень нехарактерным решением. Я изучил программы Discovery, Animal Planet и понял, что там есть все что угодно, кроме людей. Благодаря тому, что мои следопыты, их племена попали в наши картины, мы заняли в документальном кино свою нишу.

точка2.pngСейчас мы готовим большой фильм о шаманизме. Мне очень интересна эта тема. В Амазонии, например, фантастическая шаманская культура. Там, с помощью растений, которые далеко еще не все изучены, не то что освоены так называемым цивилизованным человечеством, лечат от многих тяжелейших заболеваний. Я верю в шаманизм, потому что испробовал его методы на себе. Когда вас лечат и вылечивают, да еще и на расстоянии в 8000 километров, это, знаете, производит впечатление.

точка2.pngБлизко пообщавшись с чукчами, изучив их историю, жизнь, я понял, что все эти анекдоты — просто месть большой нации в отношении малого народа, который так ей и не покорился. Да будет вам известно, что война за завоевание земель, которые были населены чукчами, длилась дольше, чем кавказская. Каждый раз мы получали большое преимущество летом, но сразу проигрывали зимой, и в итоге мир был заключен на их условиях. Чукчи — настоящие воины. Они очень организованны, если, конечно, не пьют. А алкоголь мы к ним привезли. Если посмотреть, как они охотятся на морских животных, то это загляденье одно. Они действуют как швейцарские часы!

точка2.pngПять стран, которые я советую хоть раз посетить обязательно — Перу, Эфиопия, Бутан, Израиль, Италия.

Елена Клят, Мария Шустова («БКС Ультима»)
Сергей Ястржембский, Мария Шустова («БКС Ультима»), Николай Усков

Фото: Надя Дьякова

Мы на facebook

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015