16.02.2012 01:52   8122   

Инвестбанкинг опасен для здоровья

От стрессового образа жизни многие инвестбанкиры спасаются йогой
От стрессового образа жизни многие инвестбанкиры спасаются йогой

Исследователи университета Южной Каролины обнаружили бессонницу, алкоголизм, сердечные перебои, пищевые расстройства и приступы гнева у 25 инвестиционных банкиров, которых они наблюдали с момента окончания бизнес-школы. Неудивительно − стрессовая работа занимает до 120 часов в неделю. В России − такая же картина, говорят эксперты.

«У каждого человека, которого мы исследовали на протяжении 10 лет, через некоторое время работы в инвестиционном банке прогрессировали различные недомогания, вызванные стрессом. Речь идет о физических и эмоциональных расстройствах», − рассказывает Александра Мичел, ассистент куратора проекта. Ее высказывания приводит WSJ со ссылкой на отчет, который будет опубликован в этом месяце в журнале Administrative Science Quarterly.

Инвестиционный банкинг долгое время был приманкой для амбициозных людей, жаждущих конкуренции, больших зарплат, вкусных ужинов и оплачиваемых услуг шофёра. Как говорят эти железные леди и джентльмены, 100-часовая рабочая неделя – только начальная ставка в игре с огромным куском денежного пирога.

Но инвестбанкиры, трейдеры и сейлзы − всего лишь люди. Работа приносит огромный стресс, поэтому большинство подобных специалистов страдают от личных и эмоциональных проблем, которые со временем перерастают в настоящие кризисы, а у некоторых банкиров негативные последствия для организма продолжаются еще долго даже после того, как они покидают «поле боя».

Конечно, не каждому удается попасть в «высшие» финансы. Вознесшиеся на Уолл Стрит звезды подписываются под многочасовой работой без сна. Тем не менее, небольшое число участников исследования вызвали вопросы о том, насколько его открытия могут быть применимы к более широкой публике – примерно 267 000 специалистов в данной области.

Линди Де Гарно, 58-летний бывший директор Salomon Brothers, который покинул финансовую индустрию в 1995 году, чтобы стать священником, вспоминает как менеджеры, зачастую более молодые, работали до изнеможения. «В этой культуре они были просто «мясом», − говорит Де Гарно.

Университет Южной Каролины заинтересовался проблемой примерно 10 лет назад, когда работа на Уолл Стрит означала гарантированный успех. Исследование началось с двух банков, которые на условиях анонимности раскрыли некоторые подробности своей внутренней кухни.

Александра Мичел наблюдала за банкирами в офисе: сидела рядом с ними, сопровождала их на встречах, следила за их поведением во время сверхурочных – более чем 100 часов в неделю в течение первого года работы и около 80 часов в неделю в течение второго года. После этого она провела с сотрудниками серию индивидуальных интервью.

«В течение первых двух лет банкиры в среднем работают по 80—120 часов в неделю, но остаются энергичными», − говорит исследователь. Они обычно приезжают на работу к шести утра и покидают офис только около полуночи.

К четвертому году, согласно исследованию, жизнь многих банкиров начинает катиться под откос. Одни испытывают чувство вины за то, что хронически не высыпаются, ведь это не дает им закончить начатую работу. У других развивается аллергия или зависимость от легких наркотиков. У третьих обнаруживаются хронические заболевания, такие как болезнь Крона, псориаз, артрит и заболеваний щитовидной железы.

Один застенчивый банковский ассоциат рассказал о неконтролируемом выплеске гнева, который с ним произошел, когда он не смог открыть дверь. «Я так взбесился, что начал колотить в нее, как сумасшедший, и орать. А потом я обернулся и увидел управляющего директора, который смотрел на меня, раскрыв от удивления рот. Мне было так стыдно», − делится собеседник исследователя.

Тем не менее, банки предлагают сотрудникам такие «чаевые», как еда на вынос и такси, тем самым фактически стирая грань между работой и жизнью.

Один вице-президент описал работу как бесконечный ночной кошмар: «подъем рано утром и желание, чтобы вчерашний день был просто плохим сном». Другой вице-президент настолько беспокоился, как бы не заметили его проблем с алкоголем, что «пропускал половину из того, что ему говорили».

К шестому году участники исследования, теперь уже 30-летние люди, делились на два лагеря: 60% продолжали «войну» с самими собой, тогда как 40% решили, что для них приоритетнее здоровье. Это означало, что они стали уделять больше внимания сну, зарядке и диете, и поставили лимиты на время, отведенное работе, потому что не хотели расточать себя на сугубо деловые проекты.

«Примерно пятая часть банкиров уходит из профессии», − добавляет Мичел. Из страха излишне обнажить себя банки запретили исследователю сделать более детализированный обзор.

«Банкиры находятся в высокой степени риски из-за умственного и физического истощения по причине так называемой «волатильности» их профессии», − говорит Алден Касс, клинический психолог из Нью-Йорка, специализирующийся на консультациях людей с Уолл Стрит. Из 25 участвующих в исследовании профессионалов фондового рынка, которых доктор Касс вел десять лет, примерно четверть находится на критическом уровне депрессии, это более чем в три раза выше общего числа страдающих подобными недугами. «При том, что вышеуказанные данные были актуальны, когда экономика находилась на подъеме и уровни бонусов были очень высокими», − добавляет Касс.

Недавние потрясения на Уолл Стрит привели к увеличению уровня стреса. Это заставило примерно 40% клиентов доктора Касса «навещать» его чаще, чем раньше.

Большинство обращались за помощью после того, как их личные отношения начали влиять на работу. Некоторые пристрастились к легким наркотикам, например к амфетаминам. Не справляясь с трудностями, инвестбанкиры начали страдать «деперсонализацией» − потерей чувства собственного «я». Несколько человек покончили с собой. А многие так долго относились к своему здоровью пренебрежительно, что доктор Касс был вынужден отправить их в психиатрическую лечебницу.

«Есть причина, почему вы не найдете большого числа пожилых инвестиционных банкиров», –говорит Линди Де Гармо. − У них собачья жизнь».

Комментирует Нина Мирел, бывший директор по персоналу «Тройки Диалог»:

− По роду своей деятельности мне приходилось сталкиваться с разными людьми в нашей индустрии, в том числе с алкого- и наркозависимыми. Знаю несколько случаев, когда люди уходили из «активной» работы по состоянию здоровья, меняли свой график, жизненные приоритеты, боролись с недугом, но находили для себя приемлемую нишу в нашей индустрии. Правда, есть и, напротив, случаи с менее счастливым концом, когда люди, не выдержав стресса, бросались в пролеты служебных лестниц, умирали на деске от разрыва сердца и т.д. Вообще, существует так называемый перечень профессиональных болезней, это инфаркт, рак желудка, раздвоение личности, импотенция. Если взять в страховых компаниях статистику заболеваемости персонала за год, то обычно на первом месте будут фигурировать заболевания сердечно-сосудистой системы и это при том, что, как правило, средний возраст сотрудников не превышает 30 лет. Также, бытует мнение, что наша индустрия − удел молодых, а зрелые люди после 35 лет обычно выбирают либо более размеренный по сравнению с работой в корпорации образ жизни − уходят, например, в фонды, или находят себя в творчестве, благотворительной деятельности. Все эти жизненные изменения связаны в том числе и со способностью организма выдерживать постоянный длительный стресс на работе, включая и концентрацию внимания, скорость реакции.

Мы на facebook
Топ 5 За месяц За неделю

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015