03.07.2015 17:15   4326   

Патрисия Уркиола: «Среди самых интересных моих клиентов – бизнесмен из Москвы»

Патрисия Уркиола — самая, пожалуй, известная в мире женщина – промышленный дизайнер и дизайнер интерьеров. Ее называют «Миуччей Прада от дизайна». Уркиола создает эскизы мебели и объектов декора для крупнейших мировых брендов, включая Kartell и Moroso, оформляет элегантные бутики и деловые офисы. На выставке Salone del Mobile в Милане Патрисия присутствовала постоянно — в виде голографического персонажа. Тем временем Finparty она рассказала о своих проектах, отношении к моде, российских клиентах и том, как японский веничек для чая может стать источником вдохновения.
Патрисия Уркиола и созданное по ее эскизу кресло Smock (Moroso)
Патрисия Уркиола и созданное по ее эскизу кресло Smock (Moroso)
— Вы пришли в промышленный дизайн из архитектуры. Так делают многие, но по разным причинам. Что подтолкнуло вас оставить зодчество?

— Очень просто: как и у многих, у меня были хорошие преподаватели. В университете, где я изучала архитектуру, читали лекции известные дизайнеры. Я училась у Акилле Кастильони, например. Преподаватели обращали наше внимание на малые формы и декор небольших пространств. Меня это увлекло, и я пошла на практику в небольшую компанию в Падуе, производившую предметы интерьера. Потом, когда я открыла собственную студию, у меня были и архитектурные проекты — все же это взаимосвязанные вещи, дизайн и архитектура. В конце концов, что такое карьера? Ты просто двигаешься шаг за шагом туда, куда тебе хочется, делаешь вещи, которые тебе интересны. Если бы вы сказали мне тридцатипятилетней, что у меня будет собственная студия, я бы ответила: «Да вы что, не может быть!» Тогда мне это и в голову не приходило. У меня росла маленькая дочка Джулия, мне было не до собственного бизнеса. Но в какой-то момент это случилось. Главное — идти своим путем, не копировать других, не сворачивать на чужие дороги.

— Многие дизайнеры начинали как мастера, например Константин Гркич был столяром. У вас есть такой опыт? Скажем, по множеству ваших «трикотажных» объектов — от плетеных кресел до мраморных ваз с имитацией вязки, — можно сделать вывод, что вас интересовало рукоделие.

— Когда я была ребенком, я часто бывала у своей тетки. Она была художницей — занималась живописью, чеканкой, батиком, вышивала, вязала крючком. Лето мы проводили на Ибице, и там нашими соседями были израильтяне, которые увлекались макраме, их работы были повсюду в доме. Вообще обилие хэндмейда в повседневной жизни было типичным для 70-х годов. Но вещи, близкие тебе с детства, когда-то интересовавшие тебя, привнести в свою работу не так просто, как кажется. Их нужно представить в неком ином измерении, трансформировать. Мне вспоминается Кастильони — его студия выглядела как музей. Причем он собирал не антикварный фарфор или что-то вроде этого. Там были коллекции каких-то бытовых предметов, маленьких вещиц, инструментов, изделий из технического стекла. Все это объединяло одно качество: простой, но очень удачный дизайн. Зачастую автор этого дизайна неизвестен, но это не меняет дела. Как-то я привезла из Японии тясен — бамбуковую метелочку для размешивания чая. Она была очень дорогой — 30 евро в пересчете с иен, в Японии вообще все дорого, любая мелочь. Я просто влюбилась в эту штучку и показала ее Пьеро Гандини, генеральному директору компании Flos. Дизайн бамбуковой метелочки стал основой для моей первой работы с Flos — лампы Chasen. Иногда идеи приходят самым неожиданным образом — из ассоциаций, воспоминаний, случайностей.
Патрисия Уркиола имеет множество дизайнерских наград, включая орден Изабеллы Католической и испанскую золотую медаль за заслуги в области искусства
Патрисия Уркиола имеет множество дизайнерских наград, включая орден Изабеллы Католической и испанскую золотую медаль за заслуги в области искусства
— Наверняка очень сложно руководить собственной студией с множеством проектов? Как удается совмещать работу с личной жизнью?

— Я не работаю, я живу своей работой, она неотделима от моей жизни, поэтому я не могу оценить, тяжело мне работать или нет. Я живу в своей студии в буквальном смысле: она занимает нижний этаж моего дома, а в верхнем мы с мужем оформили квартиру. Кстати, муж работает вместе со мной, так что получается полное слияние личного с профессиональным. Можно сказать, что все сотрудники — члены нашей большой семьи. Общаемся каждый день, обсуждаем любые вопросы. Это большая удача, что не нужно тратить время и силы на разделение этих важных для меня вещей, на дорогу в офис и обратно. Я обожаю свою работу, рада тому, что она позволяет мне поддерживать долгие плодотворные отношения с множеством отличных людей и компаний — Flos, Kartell, Moroso и другими.

— Женщин-промышленных дизайнеров немало, но в России (и, наверное, в мире) вы наиболее известны. Вас называют «Prada от предметного дизайна». Как вам живется с такой известностью?

— О боже мой! Вы сравнили! Миучча Прада — настоящая повелительница целого мира моды, целой страны. Fashion — громадная индустрия. Наш дизайнерский мирок значительно уже, тише, спокойнее, мне живется куда проще, чем Миучче. Она фантастический человек, у меня нет ее бешеной энергии, ее хватает на проекты, охватывающие все модные столицы. Впрочем, мы обе из Италии, так что есть и общее — мы вникаем в детали, помешаны на качестве, нам нравится ручная работа. Известность предметного дизайнера, в отличие от модного, не слишком широкая, ее надо поддерживать — работать с шоурумами, оформлять магазины и общественные пространства, сотрудничать с разными компаниями. В Италии это, кстати, очень удобно, поскольку здесь множество небольших интересных компаний — производителей предметов интерьера и мебели. Я всегда открыта предложениям. Но это, конечно, не уровень Prada, вы сами понимаете.
Уркиола с бутылкой шампанского, созданной по ее эскизу
Уркиола с бутылкой шампанского, созданной по ее эскизу
— Что вы думаете о российских клиентах?

— Я против стереотипов вроде «русские постоянно пьют водку». У тех из них, с кем я работала, хороший вкус и образование, но они берегут свое privacy. Один из самых интересных моих заказчиков — российский бизнесмен, он живет в Москве, у него есть загородный дом, и я создала для него несколько проектов домашних интерьеров. Но он не стремится раскрывать свое инкогнито.

— А лично вам интересна мода — как дизайнеру и как клиенту?

— Я открыта многим и разным вещам. Скажем, я делаю бижутерию по мотивам элементов ламп моего дизайна для Flos, например вот эти кольца — на два пальца и обычное. Но, признаться, не знаю, насколько она соответствует современным модным тенденциям. Конечно, я интересуюсь модой — оформляю модные бутики, я женщина, наконец. Но моя мама считает, что мне надо интересоваться модой вдвое больше, чем сейчас. Во всяком случае, пореже носить джинсы — это моя привычная одежда, не слишком изысканная. Другой аспект моих отношений с модой — оформление магазинов. Мы делали интерьеры для Officine Panerai, Santoni, Missoni — это очень интересный опыт.
 
 
Набор посуды Jellies Family (Kartell, 2015)
 
 
1/5
— Расскажите о вашем участии в проекте In Italy на Salone del Mobile-2015.

— Для меня он был важен. Я миланка, живу в этом городе 30 лет, в выставке участвую больше 17 лет. Вы можете себе представить, сколько раз я, сотрудничая с разными клиентами, так или иначе представляла там свои работы. Все проблемы, связанные с организацией выставки, я отлично знаю, поэтому естественно, что для меня важно поддерживать с ней хорошие отношения, быть вовлеченной в ее работу. В этом году меня пригласили в проект In Italy, предложили эту занятную метафору — историю с постоянным виртуальным присутствием на экспозиции. Хотя сначала она меня несколько напугала, я чуть было не отказалась. Но потом подумала: эксперимент — это очень по-итальянски, я итальянка, в конце концов, надо решиться! И решилась. Знаете, в этом городе имеется одна из самых продвинутых в мире лабораторий по созданию голограмм. Там делали голограммы индийских политиков, например, в прошлом году. Я получилась почти как политик.

Биографическая справка

Патрисия Уркиола родилась в Испании, в 1989 году окончила Миланский политехнический университет. Руководителем ее дипломного проекта был прославленный дизайнер Акилле Кастильони, а первым руководителем в самостоятельных проектах — Вико Мажистретти. В 2001 году Уркиола открыла собственную студию. В ее портфолио — работы с многими известными компаниями, включая Alessi, B&B Italia, Baccarat, BMW, Driade, Emu, Flos, Kartell, Kettal, Moroso, Louis Vuitton, Missoni, Ritz Carlton Marriott, Design Hotel. Имеет множество дизайнерских премий и наград, включая орден Изабеллы Католической (Orden de Isabel la Católica) и испанскую золотую медаль за заслуги в области искусства. Работы Уркиолы находятся во многих музеях дизайна, в частности, в постоянной коллекции нью-йоркского MOMA.
Мы на facebook
Топ 5 За месяц За неделю

2017 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015