06.11.2015 13:00   5262   
 
ВТБ Капитал

Начальник управления рисков

Все статьи автора

Приключения финансиста в Кении и Нигерии

Когда Максим Смирнов из «ВТБ Капитала» работал в «Ренессанс Капитале», он занимался, в частности, управлением рисками заграничных офисов группы. Однажды его отправили в командировку в Кению и Нигерию, и свои впечатления от поездки Максим записывал в дневник. Несколько отрывков из его путевых заметок — перед вами.

Кения

Путешествие началось с долгого перелета с пересадкой в Дубае. В ожидании рейса до Найроби я гулял по аэропорту и заметил одну особенность: в отличие от того же Хитроу в Лондоне, где к 10-11 вечера все магазины закрываются, в Дубае жизнь кипит всю ночь.

По прилете в Кению я никак не мог найти на ленте свой багаж. В конце концов он был обнаружен в куче чемоданов, сваленных где-то в технической зоне аэропорта. В остальном все было прилично и безопасно. Кстати, о безопасности. Я заметил, что она так же заботит жителей Африки, которые приезжают в Россию, как россиян, прибывающих на черный континент. Я помню, как наш коллега из Нигерии, когда я отвез его в обеденный перерыв на Ленинские горы, спрашивал меня, насколько в Москве безопасно.

Столица Кении город Найроби впечатлил: хорошие дороги, высотные дома — цивилизация! Бросил вещи в гостинице и поехал в офис. Современное здание, никаких сюрпризов. Да, если хотите оказаться в месте, наименее отражающем национальные особенности конкретной страны или города, смело выбирайте какой-нибудь офис — не найдете ни одного отличия от московского или лондонского!

 
 
 
 
1/3

В обед выходим с коллегой на улицу. Солнце прямо над головой — Найроби находится чуть южнее экватора. Мы идем пешком на биржу Nairobi Stock Exchange.

Коллегу зовут Флоренс Ванджа (Florence Wanja). Кажется, что это имя и фамилия, но на самом деле Wanja — это ее аутентичное кенийское имя, а Florence — новое, которое она взяла, чтобы «звучать» более международно. Это достаточно распространенная практика в Африке.

Интересно, что в Кении уже тогда был Центральный депозитарий (поэтому неисполнение сделок купли-продажи ценных бумаг по вине одного из контрагентов было невозможно), не говоря уже о наличии гарантийных фондов и прочих механизмов управления рисками. Сразу подумалось: почему у нас это появилось позже? Для меня стало неожиданностью, что Кения может быть для России примером в инфраструктуре фондового рынка.

Вечером поужинали в местном ресторане. Ничего необычного и экзотического, но зато была котлета по-киевски!

Национальный парк

На следующее утро перед работой я взял такси и поехал в Национальный парк Найроби, находящийся практически в черте города. Очень удобно, что этим же такси можно пользоваться на территории самого парка (впрочем, учитывая расстояния, едва ли там можно перемещаться по-другому). Зебры, жирафы, страусы, антилопы, буйволы... Один буйвол стоял на дороге, по которой нам нужно было проехать, и смотрел на машину. Мы остановились. Сделать ничего нельзя было — пришлось просто ждать, пока он уйдет с нашего пути. Хорошо, что это произошло достаточно скоро. Двое других буйволов заинтересовались тем, что я вышел из машины, чтобы их сфотографировать, и засеменили в нашу сторону. К счастью, небыстро — мы успели ретироваться.

Открытие дня: оказалось, что жирафы очень быстро бегают, точнее скачут, как лошади. Выглядит внушительно, учитывая длину их шеи...

 
 
 
 
1/4

Нигерия

В аэропорту Нигерии оказалось, что пройти пограничный контроль непросто. Коллеги потом рассказывали страшилки о разнообразных ситуациях на границе. Например, как при въезде не поставили штамп, и при выезде шантажировали и пугали тюрьмой (опытные путешественники подтвердили, что угрозы реальны). Моей проблемой, к счастью, оказались только огромные очереди без малейших признаков движения. Чтобы преодолеть это препятствие, многие прибегают к услугам специальной местной фирмы, которая за деньги организует быстрый проход через пограничный контроль.

Дальше ждал еще один сюрприз: наше такси сопровождал джип с охраной, вооруженной калашниковыми. Стало понятно, что безопасностью в этой стране не пахнет, в чем мы позже неоднократно убеждались.

Люди с оружием нас не просто охраняли, но и организовывали для нас ускоренный проезд через пробки, которые в Лагосе (самом крупном портовом городе Нигерии — FP) не редкость: машина сопровождения совершала волнообразные движения вправо-влево, как бы расталкивая остальные транспортные средства. При этом из окна высовывался авторитетный военный с автоматом.

На обратном пути в аэропорт мы имели возможность убедиться в действенности такого подхода: пару раз были ситуации, когда водителям неуступчивых машин охрана угрожала. Выглядело это, конечно, дико.

 
 
 
 
1/2

Все пять дней нашего пребывания в Нигерии погода была одна и та же: жарко, душно, небо в облаках. Солнца я не видел ни разу. Влажность была такая, что в гостинице по окнам и зеркалам постоянно стекала вода. Несмотря на размещение в одном из лучших отелей Лагоса (там вообще все крайне дорого — Москва отдыхает), пить воду из крана было категорически запрещено. Даже для чистки зубов приходилось использовать воду из бутылок, что, конечно, очень неудобно. И это в дополнение к нескольким прививкам от разных страшных болезней, которые пришлось сделать, и таблеткам от малярии...

Прогулка

Мы с коллегами (несколькими русскими, а также голландцем, кенийкой и египтянином) решили вечером пройтись по окрестностям. Насторожиться надо было уже тогда, когда на вопрос «Где здесь можно прогуляться — может, в парке?» персонал стал недоуменно переглядываться. В результате нам посоветовали небольшой парк на территории соседней гостиницы. В городе гулять негде, сказали нам. Мы разочарованно потоптались на рекомендованном пятачке зелени, а потом на свой страх и риск решили выйти за территорию. Не успели пройти и ста метров, как обнаружили, что асфальт закончился, с ним же исчезли фонари. Когда глаза привыкли к темноте, мы разглядели спящих прямо на голой земле людей. На обратном пути увидели и бодрствующих нигерийцев — один из них, мальчик лет двенадцати, предложил нам купить кокаин и долго не мог понять, почему мы отказываемся. Нас провожали долгими взглядами. В другой стороне от гостиницы картина была не лучше: дорога хоть и не заканчивалась, но тротуара не было, да и освещение было плохое. Пришлось вернуться и сидеть в баре. В общем, как-то нас не подготовили к визиту.

Уже после поездки наш нигерийский коллега рассказывал, что, несмотря на безумные пробки, он всегда едет на работу на машине. И это при том, что пешком дорога из дома до офиса заняла бы 10 минут. Однажды его путь домой занял шесть (!) часов, но он все равно не вышел из автомобиля — это просто небезопасно даже для местного.

До моего путешествия в Нигерию я пару раз получал от этого коллеги утром электронное письмо о том, что вечером с ним случился «инцидент» на пляже, и теперь он весь в синяках, поэтому на работу прийти не может. Я не понимал, насколько все серьезно. Теперь понимаю.

В один из вечеров нас пригласили на ужин в закрытый яхт-клуб. Наш гид нигериец Майкл оказался сыном местного уважаемого жителя, который был членом этого клуба. В таких местах проводят время две категории людей: такие как Майкл, представители высшего слоя местного общества, и иностранцы, живущие здесь. Последних можно понять: выйти по вечерам совершенно некуда, а тут хотя бы можно посидеть в закрытом тихом месте на берегу океана. Впрочем, яхт-клуб — это, похоже, одно название: никто под парусом не ходил, все сидели за столиками и не спеша ужинали. Среди прочих блюд я опять увидел котлету по-киевски — вот так чудо! Киевляне должны гордиться... 

Отъезд

За время, проведенное в Нигерии, мы лучше узнали местный рынок ценных бумаг. Например, крупнейшие по капитализации публичные компании — вовсе не из нефтегазового сектора, как можно подумать, а банки. Хотя Нигерия — в принципе такая же нефтедобывающая страна, как Россия. Отчасти это отличие объясняется тем, что относительно недавно Нигерия пережила консолидацию банковской отрасли. Здесь имеются те же новейшие инфраструктурные механизмы, что и в Кении: Центральный депозитарий и центральный контрагент на бирже с гарантийными фондами — красота! С другой стороны, Нигерия — страна бедная. Основное занятие многих ее жителей — торговля нефтепродуктами, украденными благодаря незаконной врезке в нефтепроводы. И это здесь огромная проблема.

За нами опять прибыла машина с охраной, которая в ожидании нас прогуливалась с автоматами рядом с офисом. Наконец, поехали. По пути попали в пробку, состоявшую из разных колоритных машин двадцатилетней давности и мопедов с тремя пассажирами на каждом. Пришлось понервничать и потолкаться, но охрана свое дело сделала, мы успели на рейс.

Бизнес по-африкански

В аэропорту нас встретила та же совершенно неподвижная масса стоящих в очереди на регистрацию и на паспортный контроль людей. Когда спецпредставитель проводил нас через нее, некоторые отчаявшиеся европейцы, мечтавшие покинуть это благословенное место, взывали к нам: «Куда вы идете? Здесь очередь!» А мы в свою очередь показывали на ведущего нас сотрудника аэропорта. «Повезло вам!» — кричали нам вслед несчастные.

Зная, что перелет будет длинным (возвращались мы в Москву через Франкфурт, прямых рейсов не было), я во время регистрации спросил, нет ли возможности повысить класс до бизнеса. За деньги, конечно. Служащий в задумчивости посмотрел на меня, сказал, что получится, и, пока я не успел опомниться, вручил мне посадочный талон в салон бизнес-класса. «Вот это сервис», — подумал я и только тут сообразил, что не оплатил это повышение. На мой вопрос, как это сделать и сколько это стоит (я не исключал варианта, что цена могла оказаться заоблачной, но отказаться-то уже не получится), мне заговорщицким тоном в духе тайных встреч Остапа Бендера сказали: «К вам подойдут». 

Почему-то стало не по себе: «Где подойдут? Кто? И сколько это стоит?» «В зале ожидания. Заплатите сколько не жалко», — было ответом. «$50 хватит?» — спросил я. И по выражению лица служащего понял, что переплатил.

За два (!) часа до взлета стойка регистрации закрылась — такие здесь порядки. Кто не знает, гарантированно опоздает на рейс… Потом, пробираясь через толпы людей, я дважды натыкался на служащих аэропорта в форме, каждый из которых заговорщицки говорил мне: «Бизнес-класс...» Я совал им деньги, а они загадочно бросали: «Не сейчас». Откуда они все про меня знали — загадка. Деньги взял только третий подошедший.

Так я стал счастливым обладателем билета в бизнес-класс. Благодаря этому удалось провести время ожидания рейса не на полу аэропорта, а в салоне, в котором, впрочем, людей было как в Шереметьево в момент отправки чартера.

Никаких сувениров на память привезти не удалось — их просто не было. Еще в Лагосе я спросил Майкла, где их можно купить. Он задумался, наморщил нос и сказал равнодушно, глядя в сторону: «Сувениры тут купить негде».

Вот, собственно, и все. В Нигерию я больше не ездок, а в Кении с удовольствием побывал бы еще. И я так и не понял, что же заставило Майкла, у которого кроме нигерийского паспорта были еще швейцарский и британский — в первой из этих стран он родился, а во второй учился, — вернуться в Нигерию... Неужели чувство родины?

Фото: личный архив

Поиск по кредитам
Более 500 предложений по кредитам от 167 банков
Подобрать кредит
Мы на facebook
Топ 5 За год За месяц За неделю

2016 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015