06.08.2018 09:00   12669   

Станислав Тывес: «Без сильной команды в банке делать нечего»

Недавно в банке «Уралсиб» появился новый заместитель председателя правления — Станислав Тывес. Он рассказал нам, как с дипломом Бауманки строил карьеру финансиста и чем займется в новой должности.

Вы окончили Бауманский университет по специальности «техническая физика». Что заставило развернуться в сторону банковского сектора?

— Думаю, это идет из окружения. В семье были финансисты, и мне с определенного возраста стали крайне интересны темы, которые они обсуждали. Так что с 13 лет я ежедневно читал все ведущие экономические газеты и журналы, какие только мог найти. Но именно банкиром я себя не видел — скорее мечтал о должности финансового директора крупной корпорации.

— Почему тогда выбрали Бауманку?

— В спецшколе, где я учился, было много совместных программ с университетами, что давало широкий выбор, куда поступать. Еще однажды я участвовал в телеигре «Умники и умницы», и если бы дошел до финального этапа, наверное, учился бы в МГИМО — туда зачисляли в качестве главного приза. Но для меня все закончилось в полуфинале, и я стал целенаправленно готовиться к Бауманке. Хотя, признаться, научным работником становиться даже не думал — планировал работать в экономической сфере. Моя идея состояла в получении именно технического образования, чтобы как следует прокачать мозг. Я понимал, что предстоит много заниматься, не валять дурака, но все равно недооценил, сколько сил придется потратить для получения диплома.

На третьем-четвертом курсах многие студенты искали места для стажировок — так я оказался в Райффайзенбанке. Выбрал его, потому что там разрешалось работать по гибкому графику, ведь совмещать стандартный рабочий день с учебой нереально. Думал, постажируюсь месяцев пять-шесть и пойду дальше. Но вышло так, что задержался в банке на 11 лет.

— Так понравилось, что решили остаться?

— В 19 лет мне казалось, что весь банковский бизнес сильно забюрократизирован, для себя я не видел шансов что-то создавать в этой сфере. Но на поверку оказалось, что для человека, который хочет творить, возможности есть. Наверное, если бы на первой должности я задержался, то из отрасли все-таки ушел. Но я осваивал новые направления, часто их менял, было интересно. А через два года грянул кризис 2008—2009 годов. Многие мои сокурсники в то время не могли найти работу — без опыта даже выпускникам с востребованными техническими специальностями было тяжело устроиться. Я же подошел к этому периоду с неплохим банковским опытом.

— Как кризис повлиял на вашу карьеру?

— Убежден, что вся жизнь — это стечение обстоятельств. В 2008-м я занимался отчетностью в департаменте по корпоративной проблемной задолженности. Одним ноябрьским вечером моего начальника вызвал член правления, поручив заниматься еще и проблемными ипотечными кредитами. Директива была неожиданной — эти направления очень разные. Когда озадаченный начальник поделился новой информацией со мной, я предложил свое видение, как выстроить процесс. Благо к тому моменту я уже успел поработать в розничной «проблемке» и был в теме. «Сможем воплотить эти идеи в жизнь — трудностей не будет», — сказал я. У меня тогда сложилось четкое представление, что нужно делать. Только не было никакого опыта в менеджменте.

— Но через пару месяцев вы возглавили это направление. Не страшно было?

— В 22 года вообще трудно чувствовать какой-то сильный страх. Странно, что его не было у людей, которые решили назначить на эту должность парня в таком возрасте. Будь я сейчас на их месте, наверное, не решился бы. Для меня та должность стала очень хорошим трамплином, за который нужно сказать моим руководителям большое спасибо. Надеюсь и они не пожалели.

— Важно ли банкиру иметь профильное образование?

— Для некоторых позиций оно не так уж необходимо. Занимаясь риск-менеджментом, могу сказать, что львиная доля людей в этой сфере — выпускники ведущих технических и математических факультетов, а не экономических специальностей. Быстрое выстраивание логических цепочек, структурное мышление, умение выделять главное и анализировать, навык программировать и так далее — эти умения зачастую куда полезнее, чем понимание экономической теории. Но, например, в казначействе, инвестиционно-банковском бизнесе, корпоративном кредитовании без профильного образования уже сложно. В какой-то момент я и сам понял: чтобы двигаться дальше, пробелы в теоретических знаниях надо заполнять. И я их заполнял в рамках получения MBA в Венском университете экономики и финансов.

— Какие задачи перед вами стоят на новой должности? Что планируете?

— Я курирую службу риск-менеджмента, управление контроля рисков операций на финансовых рынках, а также два департамента — контроля рисков корпоративного банка и розничного банка.

В целом от риск-менеджмента ждут поддержки бизнеса в развитии модели универсального федерального банка, которым и является «Уралсиб». Мы планируем увеличить кредитный портфель компаниям малого и среднего бизнеса. У нас много активных клиентов в этих сегментах, и хочется стать для них не только главным обслуживающим, но и основным кредитующим банком. На повестке дня и активный рост беззалоговых потребительских кредитов и кредитных карт. У этих направлений хорошая маржинальность, сопряженная с необходимостью внимательно контролировать уровень риска. Так что задачи у нас крайне интересные и амбициозные.

Мы хотим сделать кредитные продукты «Уралсиба» более понятными, быстрыми и простыми, одновременно оградив банк от притока клиентов, которые не подходят нам с точки зрения кредитного качества. Например, за последние месяцы значительно изменились программы по рефинансированию ипотечных и потребительских кредитов, сократился пакет необходимых документов, был упрощен процесс подачи заявки. Риски при этом контролируются с помощью предиктивной аналитики и максимально возможного использования доступной информации о клиентах. Над повышением эффективности наших математических инструментов мы постоянно работаем.

Но главная моя задача — собрать сильную команду и создать ей все условия для достижения стоящих перед организацией целей.

Что нужно банкам, чтобы чувствовать себя уверенно в сегодняшних условиях?

— Довольные клиенты и профессиональные сотрудники. Надо сделать все, чтобы первые получали идеальный сервис, пользовались лучшими продуктами и не думали о переходе на обслуживание в другие кредитные организации. А у тебя услуги и правда самые хорошие, это привлечет новых потребителей. Чтобы создавать для клиентов лучшие условия, нужны опытные продуктовики, аналитики, айтишники. Так что без сильной команды в банке делать нечего.

— Ощущается ли в отрасли кадровый голод?

— Если говорить о специалистах по риск-менеджменту, то ситуация сейчас лучше, чем несколько лет назад, когда зарплаты очень быстро росли, в результате опытных специалистов было не найти.

Единственным выходом был наем лучших выпускников ведущих технических вузов и их дальнейшее обучение внутри организации. Многие успешные банки так и делали. Сейчас есть возможность нанимать не только молодых, но и опытных специалистов за вменяемые деньги. Исключение — сфера информационных технологий, в которой рынок труда сильно перегрет. По-моему, у всех банков проблемы с поиском людей в IT-департамент.

— А что помогает лично вам в трудных ситуациях?

— Я вспоминаю, как сдавал сессии в Бауманке. Постоянно ходишь с тубусом формата A1, перед зачетом чертишь днем в одном читальном зале, вечером уже в другом, потому что только там можно прочитать методичку по физической химии. Ночью спишь два часа, потому что в остальное время тоже чертишь. На следующий день делаешь то же самое, параллельно сдавая зачеты еще по нескольким предметам. С точки зрения нагрузки хуже уже быть не может. Воспоминания о том прекрасном времени даже в самую сложную минуту наталкивают на мысль, что сейчас у меня все отлично и жаловаться попросту не на что.

Несмотря на все это, учеба в Бауманке стала для меня отличной школой жизни. Я научился важным вещам, которые в жизни сильно помогают. Несмотря на известную пословицу, усвоил, что можно выполнять успешно несколько дел сразу. Убедился, что за тебя никто ничего не сделает. Последнюю истину уяснил в том числе благодаря университетской секции по регби. Это жесткая командная игра. Помимо того что она учит, что нельзя себя давать в обиду и ударом на удар нужно отвечать, там есть хорошее правило, запрещающее отдавать пас впереди стоящему игроку, — вместо тебя вперед никто не побежит и результативное действие не сделает. Важно, что выиграть при этом можно только всем вместе за счет командного взаимодействия.

— Почему в качестве хобби вы выбрали именно регби?

— Опять же, стечение обстоятельств. Однажды был в турпоездке в Ирландии, а там в это время проходил Кубок шести наций по регби. Ирландцы играли с Францией, в Дублин приехали 10 000 болельщиков этой сборной. Город гудел. Мне стало интересно, что это за игра такая, — до того я занимался футболом. Уже после выяснилось, что мой университет был чемпионом СССР по регби и там есть своя команда. Я понял, что это судьба, и вот уже 13 лет играю. Хотя в последнее время на поле выхожу крайне редко — занят на работе, поэтому свободного времени почти не остается.

Фото: Надя Дьякова

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015