10.09.2018 09:00      

Кирилл Чуйко: «Аналитик может проявить себя при любом рынке»

Что инвесторы не прощают аналитикам? Трудно ли интроверту постоянно общаться с клиентами? У кого выше шансы устроиться в инвестбанк? Об этом и не только мы побеседовали с руководителем аналитического департамента BCS Global Markets Кириллом Чуйко.

— Чем, по-вашему, хороший инвестиционный аналитик отличается от плохого?

— Главный показатель качества работы — насколько у клиентов удовлетворена потребность в информации и ее интерпретации в виде рекомендаций. При этом точных простых критериев для оценки результатов нашего труда нет, хотя сами аналитики погружены в мир цифр и расчетов. Здесь можно провести параллели с журналистикой. Газетный текст ведь не попадает в категорию хороших только потому, что его автор уложился в требуемый объем и не допустил грамматических ошибок, то есть выполнил формальные требования. Аналитический продукт тоже необходимо оценивать комплексно, с учетом точности и своевременности рекомендаций, способности автора поддерживать отношения с клиентами, его желания создавать нечто новое, отличное от того, что есть на рынке.

— Можно ли одним удачным прогнозом заработать себе хорошую репутацию или одной крупной ошибкой ее испортить?

— Ярким попаданием в точку вы, разумеется, привлечете к себе внимание. Но важнее показатели «на дистанции» — за длительный период. Возвращаясь к предыдущему вопросу, скажу так: если в течение года аналитик дает десять рекомендаций и семь из них себя оправдывают — отлично. Единичный неверный шаг, пусть и крупный, не сильно скажется на карьере, ведь понятно, что неудачи случаются у всех. Но вот совершение пяти ошибок подряд, из-за которых клиенты потеряют деньги, уже способно ей навредить. Самое главное — вовремя распознавать причины своих промахов, учиться на них и в следующие разы их не повторять. Для меня иногда даже ценнее будет ошибиться, но хорошо усвоить урок, чем не допускать просчетов и в итоге не совершенствоваться.

— Меняется ли взаимодействие аналитиков с инвесторами с развитием технологий?

— Коммуникации стали более интенсивными, участились в разы. Например, при появлении важных новостей я могу переписываться с клиентом до поздней ночи и в выходные. Сегодня постоянная доступность аналитика — одно из главных условий эффективного сотрудничества, а мессенджеры позволяют действовать почти молниеносно. Если происходит серьезное событие, влияющее на финансовый рынок, то бывает, что уже через пять минут клиент узнает наш взгляд на ситуацию, причем в любое время дня, а иногда и ночью.

— Как идет развитие департамента, которым вы руководите?

— Стратегия направлена на то, чтобы стать самой топовой инвестиционной аналитической командой в России. Поставив перед собой амбициозную цель, мы начали активно инвестировать в IT-технологии и в таланты. За последние два месяца в штате появились три новых аналитика: Елена Царева (ее специализация — банки), Анастасия Егазарян (индустриальный сектор) и Мария Суханова (телеком). Планируем нанять еще двоих. Усиление команды поможет нам быть ближе к клиенту и достичь упомянутой цели.

— Лично вы не раз попадали в число лучших аналитиков по итогам голосования инвестиционного сообщества. В чем секрет успеха?

— Думаю, что в наличии опыта и тех наработок, которые позволяют искать инвестиционные идеи. Многолетнее общение с инвесторами научило меня в том числе получать от них правильную обратную связь, каждый раз проводить своеобразный соцопрос, а затем видоизменять аналитические продукты с учетом прозвучавших предложений. Кстати, именно поэтому лучше всего, когда аналитик напрямую доносит до клиента инвестиционные идеи — звонит, встречается с ним, лично отвечает на вопросы.

— И в итоге становился другом?

— Скажем так: как минимум формирует доверительные отношения, близкие к дружеским.

— Вопрос отчасти наивный: можно ли использовать интуицию в процессе анализа?

— Интуиция — это комплекс причинно-следственных связей, которые автоматизированы настолько, что переходят на уровень подсознания. Я на нее полагаюсь, но она у меня выработанная годами, профессиональная.

— Мы уже несколько лет живем в условиях санкций и вялотекущего кризиса. Влияет ли это на работу инвестиционных аналитиков?

— Довольно много аналитических команд за последние годы прекратили существование. Рынки сузились, обострилась конкуренция за клиентов, которых заметно поубавилось. Но нам это дает и определенные преимущества. Поскольку сейчас информация гораздо менее эффективно учитывается при покупке и продаже ценных бумаг, наша осведомленность прибавляет очков. Дерево уменьшилось в размере, но яблоки все равно на нем растут. Весь вопрос в том, есть ли желание их искать.

— Что нужно выпускнику вуза, чтобы устроиться аналитиком в инвестбанк?

— Очень желательно, чтобы он окончил сильный экономический вуз — тогда выше будут шансы, что его заметят и пригласят на собеседование. Кроме того, надо свободно знать английский. Например, у нас в компании он является официальным языком, на нем проходят все письменные внутренние коммуникации. Ну и самое главное — новичку нужно быть готовым к тому, что придется выполнять очень много заданий в условиях цейтнота. Многие вчерашние выпускники не совсем понимают, насколько сложно бывает в нашей сфере. В целом же часто само попадание в аналитическую команду имеет большую ценность.

— Кажется, ненормированный рабочий день — уже стандарт для инвестбанков...

— У меня был период, когда я возвращался с работы в пять утра, спал несколько часов — и опять в офис. Определенные всплески нагрузки — конечно, редко такого масштаба — сейчас периодически происходят у коллег. Аналитики вообще живут в рваном темпе, ожидая, что в любой момент все может поменяться. Например, с утра будет одно задание, а после полудня появится другое, и сразу нужно на него переключиться. Необходимо уметь спокойно, без стресса, переходить от одной задачи к другой, при этом не терять в качестве их выполнения.

— Что вам помогает жить в таком ритме?

— Прежде всего — интерес к работе и быстрота реакции рынка и инвесторов на твой продукт. Мне нравится, что цикл реализации проекта может занимать минимальное время, этот драйв держит в тонусе. За полчаса я могу написать аналитический отчет, так же быстро его выпустить, еще за два часа — обзвонить ключевых клиентов, которые скажут: «Спасибо, ты был первым».

— Можете назвать три главных урока, которые вам преподнесла профессия?

— Первый — не спешить с выводами. Вообще, поспешность — это побочный продукт такого недостатка многих людей, как молодость (смеется). Второй урок — соблюдать дипломатичность и взвешенное отношение к делу. Третий — быть последовательным в действиях.

— Помогают ли навыки, полученные на работе, в обычной жизни?

— Я начал ценить свободное время. А еще развил в себе определенное спокойствие: хорошие новости воспринимаю сдержанно, но и из-за плохих сильно не расстраиваюсь.

— Какой отдых предпочитаете?

— Медитативный, учитывая, что в глубине души я интроверт. Люблю природу — реки, леса, озера. Увлечения у меня в основном спортивные: зимой это горные и беговые лыжи, летом — велосипед, бег и вейкборд. Ну и автоспортом тоже немного увлекаюсь.

— А интроверту подходит профессия аналитика?

— Тут есть определенные сложности, но они преодолимые. Для меня одна из трудностей заключалась в необходимости выталкивать себя из зоны комфорта. Например, инвестор во время звонка может сказать «не набирай меня больше» или что-нибудь еще резче. И все равно после этого нужно с ним коммуницировать, находить правильный подход. У меня даже есть любимая категория клиентов — очень недоверчивые, но восприимчивые к качеству прогнозов. Они будут задавать каверзные вопросы, проверять тебя разными способами, а их лояльность можно завоевать только собственной активностью. Зато, убедившись, что аналитик помогает им зарабатывать деньги и минимизировать потери, они остаются с ним надолго. В общем, за прошедшие годы я уже наработал некоторые качества экстраверта. 

— Вы когда-нибудь ощущали свой потолок?

— Он же такой — непостоянный, гуляющий. Например, вводят санкции, часть инвесторов уходит с рынка, акции падают — и потолок тебя немного придавливает, ограничивает профессиональные возможности. Или цена на нефть рушится, тебя увольняют, ты сидишь дома и готов работать за еду и бесплатный «Блумберг», как было у меня в 2008 году (смеется). Но это все формальные ограничения. В реальности проявить себя так или иначе можно при любом рынке, были бы доступ к клиентам и желание создать что-то инновационное, интересное. Важно заниматься тем, что нравится, и делать это хорошо. Тогда все будет возможно — и самореализация, и ее финансовое отражение.

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015