16.10.2018 09:00      

Борис Ким: «Не нужно быть рабом сверхидеи»

Совладелец группы компаний Qiwi Борис Ким — один из тех редких предпринимателей, которым удалось построить корпорацию с миллиардной капитализацией. Мы побеседовали с ним об отношении к жизни, бизнесу и о будущем технологий.

— Окончив химфак МГУ, вы еще четыре раза получали дополнительное высшее образование, все более и более гуманитарное. Финансы, юриспруденция, психология, философия, теперь на очереди искусствоведение... Зачем все это технарю?

— Деление людей по такому критерию очень условно. Технарь — это тот, кто профессионально занимается точными дисциплинами. Но в жизни-то мы все гуманитарии, все вступаем во взаимодействие с другими людьми. В юности мозги более восприимчивы к точным наукам, но по мере взросления, накопления жизненного опыта человек все больше обращается к ценностям и смыслам. А это чисто гуманитарные вещи.

— Философский факультет МГУ вы окончили в 2007 году, будучи предпринимателем с большим серьезным бизнесом. Прямо снова ходили в университет?

— На вечернее отделение, поскольку бессмысленно заочно учиться философии. Может, поэтому в МГУ нет заочного образования.

— А почему пошли на психфак? Чувствовали, что чего-то не хватает для общения с людьми?

— Нет, причина была другой. Отработка навыков общения — это скорее тренинги, меня же интересовали фундаментальные знания. Говорят, что учиться надо непрерывно, а мне просто нравится это делать.

— Еще я слышала, что вы поклонник ЗОЖ.

— Не ЗОЖ, а сбалансированной счастливой жизни. Тотальное самоограничение само по себе не принесет счастья. Вообще не нужно быть рабом никакой сверхидеи. Об этом, кажется, говорил Кант. Раньше СССР навязывал определенный образ жизни, а теперь есть ЗОЖ, который одолевает со всех сторон. Я против любых крайностей. Если встреча с друзьями предполагает вкусный обед в сопровождении вина — почему нет?

Понятно, что надо не быть развалюхой, чтобы ездить по миру. Путешествия предусматривают физическую активность, даже посещение музеев требует хорошей формы: обычный человек, и я в том числе, не может ходить по ним больше двух часов. Ко всему этому надо себя готовить, чтобы получать удовольствие. Так что для меня ЗОЖ — не цель, а средство.

Справа — Сергей Васильев («Русские фонды»)
Справа — Сергей Васильев («Русские фонды»)

— Есть точка зрения, что спорт хорошо приучает ставить цели и их достигать. Вы ее разделяете?

— Почему только спорт? Безусловно, это один из инструментов развития себя как личности и прокачивания мотивации. В нем есть количественные метрики, которые позволяют легко оценить свои результаты, — сегодня марафон пробежал за столько-то, завтра быстрее. Но спорт должен идти вместе с другими активностями. Ставьте задачу читать книги, например за год не менее 50. На следующий год увеличьте план до 60, попутно разнообразьте жанры — выбирайте не только детективы, но и нон-фикшен, научпоп. Наметьте себе цель посетить ведущие выставки мира или объехать как можно больше стран, это тоже развивает.

— А духовными практиками занимаетесь?

— Тут мое естественно-научное образование меня в каком-то смысле ограничивает. К тому же по опыту своих друзей знаю, что люди занимаются медитативными практиками по двум причинам: либо гармонизируют внутреннее состояние, если что-то нарушилось, либо развиваются. А я, во-первых, чувствую себя гармонично. Во-вторых, в разных моих ипостасях и так есть горизонты развития, и я не вижу, чем эти практики мне помогут.

— Вы очень много ездите по миру. Что вам это дает?

— Я люблю свой дом — Москву, но не меньше люблю путешествовать. Слава богу, могу позволить себе делать это с комфортом. Но даже если его нет — не страшно: например недавно в Алжире мы жили в палатках. Мне нравится менять контекст, картинку, оказываться в другом окружении. Погружение в новое место — это путь к рефлексии, потребность в которой у меня сильно развита.

— Оставаться в одном месте вам некомфортно?

— Если будет доступ к книгам — вполне комфортно.

— Давайте поговорим о бизнесе. Как вам удалось стать предпринимателем-долгожителем, ведь свое дело требует постоянного напряжения сил?

— Это вопрос расстановки приоритетов. Думаю, что в последнее время я до бизнесмена не очень дотягиваю. Бизнес — это большой спорт, который формирует, а порой деформирует личности своих участников. Говорю это без тени осуждения. Бизнесмены от природы одержимые люди, а я не одержим. Мной движет интерес к тому, как все работает, а не желание получить как можно больше денег. Такое отношение помогает сохранять силы.

— Был период, когда над всем небанковским платежным бизнесом нависла угроза. Как вы на нее реагировали?

— Да, это был сложный период. Раньше банки не интересовались транзакционным бизнесом с обработкой огромного числа небольших платежей. В 2006—2008 годах они опомнились, но и мы уже выросли — стали важным каналом оплаты сотовой связи, потом другие услуги присоединились. Тут возник спор, является или нет это банковской деятельностью. В его основе был экономический интерес. Но облекалось все в форму дискуссий о том, следует ли признать незаконным прием платежей без участия банков. Тогда подобные обсуждения были возможны, и разные органы власти занимали разные позиции. В итоге возник компромисс: сохранение агентской схемы для одних платежей и создание кредитной организации упрощенного типа для других.

Помимо этого отдельная дискуссия касалась электронных денег. Такого понятия еще не существовало, но электронные кошельки уже появились. Итогом стало принятие закона о Национальной платежной системе, когда наше государство показало, что может учесть мнение рынка и не загубить ростки нового. В итоге все остались в плюсе. Появился целый пласт игроков в рамках новой бизнес-модели, а Qiwi вышла на IPO.

— Ваши партнеры Андрей Романенко и Сергей Солонин — очень яркие люди. С ними трудно работать? Кто из вас лидер?

— На самом деле партнеров было больше: еще Игорь Михайлов, Андрей Муравьев. Просто так получилось, что четыре человека — я, Сергей Солонин и Андрей Романенко, Геннадий Бабкин — плотнее занимались операционной работой. Соглашусь, все яркие личности, но мы очень разные. Если Сергей в большей степени визионер, Андрей человек фантастической энергии, то я ориентирован на процессы, процедуры и их выстраивание. Это три разные стороны бизнеса, в каждой из которых свой лидер. До IPO нам удавалось извлекать из этого пользу. Дальше Андрей пошел собственным путем, мы с Сергеем остались в Qiwi.

В любом случае я считаю, что бизнес ― это только часть жизни, поэтому всегда надо сохранять человеческий контакт. Мы можем быть конкурентами, а потом стать партнерами. С Андреем Романенко, кстати, так и было.

Борис Ким, Андрей Романенко, Сергей Солонин
Борис Ким, Андрей Романенко, Сергей Солонин

— Каким вы видите будущее финтеха?

— Он еще некоторое время останется на острие. Оцифровываются все стороны нашей жизни, а финансы — та область, где это сделать легко. Впереди по-прежнему много задач: в сферах образования, подготовки кадров, защиты прав инвесторов и интеллектуальной собственности. Предстоит доработать наше законодательство, связанное с финтехом.

Сейчас есть очень позитивный проект, который реализуют Банк России и ассоциация «Финтех». Он направлен на то, чтобы сделать финансовую среду доступной для стартапов. Проблема последних в том, что в нашей стране нет открытого инфраструктурного слоя, на который можно было бы навешивать приложения для небольших групп пользователей. То есть для таких людей, которым банки не могут уделять достаточно внимания. Например, в сотовой связи несколько лет назад случилась революция: были выработаны стандарты передачи данных, запущены мобильные операционные системы, маркетплейсы. Ее бы этого не произошло, то МТС, «Билайн», «МегаФон» и Tele2 существовали бы изолированно, каждый в своей экосистеме. Собственно, такую ситуацию мы наблюдаем сейчас в финтехе. Если ты разработал обычное приложение для мобильного телефона, то для выхода к потребителю достаточно разместить его в AppStorе. Но нет такого виртуального магазина, который подходил бы для разработок финансовых стартапов. Их некуда включать, нет розетки.

В мире этот вопрос решается так: если ты владелец инфраструктуры — дай доступ к ней. Таково требование второй платежной директивы PSD-2 (Payment Services Directive), которая с января 2018 года действует в странах Европейского союза. Задача нашего Центрального банка и ассоциации «ФинТех» — сделать инфраструктурный слой доступным в России.

— Как вы оцениваете опасности, связанные с искусственным интеллектом? Грозит ли нам «восстание машин»?

— Чтобы оно могло произойти, нужен качественный скачок технологий. Даже если предположить, что искусственный интеллект сравнится по мощности с человеческим, то большой проблемы я в этом не вижу. Думаю, мы станем свидетелями некой конвергенции. Не кто-то кого-то победит, а родится новая сущность. Но до этого еще далеко.

А по поводу опасений, что искусственный интеллект всех заменит, — мы что, должны встать в позицию луддитов, которые боролись со станками? Это та же индустриальная революция, только на другом этапе. Надо приспособиться. Какие-то специальности исчезнут. Но были же, например, профессии зажигальщика газового фонаря, извозчика — их больше нет. Человечество в целом выиграло. Конкретные люди проиграли.

— За столько лет в бизнесе наверняка случались обиды и предательства. Вы ненавидите кого-нибудь?

— В любом бизнесе есть истории обмана. Бывало, когда конкуренты использовали против нас административный ресурс. И что, начинать их ненавидеть? Угрожать — «я тебя уничтожу»? Мне даже в голову такое не приходило! Может быть, это вопрос эмпатии — я неплохо чувствую другого, могу встать на его место. Понимаю, что потом ему будет стыдно за сделанное. Так что сейчас с людьми, с которыми были жесткие споры, у меня хорошие отношения.

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015