07.11.2018 09:00      

Андрей Карякин: «Японцы ведут бизнес с открытым умом»

В конце 2017 года Эс-Би-Ай Банк (бывший Яр-Банк) перешел под контроль японской финансовой группы SBI Holdings. Председатель правления кредитной организации Андрей Карякин рассказал FP, чем она живет сейчас, и поделился лайфхаками, как быстро достигать бизнес-целей.

— Почему SBI Holdings решила стать владельцем банка и чем японцам интересен российский рынок?

— Яр-Банк и раньше имел в составе участников SBI Holdings, группе принадлежало 50% капитала. В 2017 году у кредитной организации возникли сложности, которые поставили ее перед выбором — либо расстаться с лицензией, либо полностью перейти под контроль японского совладельца. Последнее, собственно, и произошло.  

Зачем это нужно SBI Holdings? Здесь надо сказать, что это особая компания. Мы привыкли думать о корпоративной культуре Японии как об очень закрытой, консервативной, с медленным принятием решений. Но в данном случае все совершенно по-другому. SBI Holdings — это не просто банк, а огромная конгломерация, в которую входит порядка 250 самых разных бизнесов. Она является одним из крупнейших венчурных инвесторов в Азии, а в сфере блокчейн-технологий — ведущим в мире. Группа очень хорошо чувствует потенциал того или иного рынка, региона и быстро принимает решения. 

В России она однозначно видит возможности для развития в банковской сфере. Кроме того, в мае во время визита в нашу страну премьер-министра Синдзо Абэ был подписан договор между SBI Holdings и РФПИ о создании совместного фонда по вложениям в финансовые и биотехнологии. Так что наш банк для группы — еще и часть системной работы с инвесторами в раскрытии привлекательности России как потенциального рынка.

— У нас с Японией не закрыт территориальный спор по Курилам. Не мешают ли политические разногласия взаимодействию в бизнесе?

— Абсолютно не мешают. Напротив, именно на уровне правительства мы чувствуем сильную поддержку. В госструктурах к нам как к представителям японского бизнеса проявляют большой интерес.

— Японская корпоративная культура все-таки отличается от российской. Как вы выстраивали работу с иностранными коллегами? 

— До прихода в Эс-Би-Ай Банк я слышал довольно много рассказов о том, что в японских офисах с утра поют гимны, 50 раз кланяются начальнику и работают сутками, иначе не светит продвижение по карьерной лестнице. Представьте теперь мое изумление, когда в первые дни моей работы наш председатель совета директоров господин Хатао-сан (Хатао Кацуми — FP) сам пришел ко мне в кабинет, чтобы обсудить какой-то вопрос. Это нетипично даже для российских компаний, не говоря уже о японских. У нас обычно бывает наоборот: через секретаря тебя вызывают на ковер и ты еще какое-то время топчешься в приемной. 

Поклоны и круглосуточное пребывание в офисе в банке тоже не практикуются. Но я действительно замечаю, что японские коллеги обладают фантастической работоспособностью, крайне ответственно относятся к своим задачам и всегда стремятся выполнить их как можно лучше. Это совсем не значит, что кто-то будет сидеть на рабочем месте до ночи, чтобы показать, какой он молодец. Конечно, я говорю только о нашем опыте и хочу напомнить, что SBI Holdings — это нетипичная история для японского рынка.  

Хатао Кацуми, Андрей Карякин, Константин Паршин («Сколково»)

— Что еще в японском характере вам импонирует как управленцу?

— То, что зарубежные коллеги ведут бизнес с открытым умом. То есть они принимают к рассмотрению абсолютно любую идею или подход, всегда готовы их обсуждать. Мы, русские, более прагматичные в этом смысле. У нас есть стратегия, определенные приоритеты, и мы идем в заданном коридоре. Японцы постоянно из него сворачивают, пытаются понять, что за его пределами есть полезного. Мне нравится подобная гибкость ума, я стараюсь ее у коллег перенять.

Также японцы вежливо, но очень четко и прямо озвучивают свою позицию. У русских это не всегда получается. Правда, тут важно учитывать один момент: если в Японии тебе не сказали «нет», то это автоматически означает «да». Была ситуация, когда требовалось согласовать проекты с головной структурой. Нас внимательно выслушали, но никакой реакции не последовало. В итоге мне было сказано, что раз отрицательного ответа нет, можно действовать.   

— Решения по развитию банка принимаются в Японии или в России? 

— Все решения — с какими системами нам работать, каких вендоров привлекать и так далее — принимаются в Москве. Команда, которая находится на месте, знает российский рынок и понимает, что будет лучше для бизнеса. Совместно с японскими коллегами разрабатывалась стратегия, остальное — полностью наш выбор.

— В каких основных направлениях сейчас работает кредитная организация?

— Первая наша задача — построить первый в России семейный диджитал-банк, который будет удобен, полезен, понятен как ребенку и его родителям, так и бабушке с дедушкой. Пилотный релиз мы планируем выпустить в конце первого квартала 2019 года. Но уже в ближайшее время надеемся проверить концепт семейного банка на ограниченном количестве клиентов — посмотреть, попали ли мы с нашими идеями в их потребности.

Если брать корпоративный бизнес, то здесь есть два направления развития. Первое — классическое офлайновое, когда клиенты привлекаются на индивидуальной основе. Тут мы ориентируемся и на наших предпринимателей, и на японских, которые либо уже действуют на российском рынке, либо собираются на него выйти. Уже довольно активно ведем работу по кредитованию, расчетно-кассовому обслуживанию, так что этот процесс запущен.

Параллельно мы заканчиваем разрабатывать проект онлайн-платформы для малого и среднего бизнеса — это наше второе направление. Она позволит зарубежным предпринимателям быстро открыть дело в России: зарегистрироваться, разобраться с налогами и бухгалтерией, найти контрагентов, проверить их надежность и так далее. Наша цель — сделать эту платформу не только удобным интернет-банком, но и онлайн-консультантом, партнером. Мы понимаем, как это реализовать, благо имеем за плечами весь огромный успешный опыт SBI Holdings. Акцент предполагается на внешнеэкономической деятельности, но и для российских предпринимателей платформа будет очень удобна. Мы планируем запустить ее к концу 2019 года. 

— На недавно прошедших форумах «Открытые инновации» и Finopolis банк подписал договоры о сотрудничестве со «Сколково» и компанией Cashoff. Что они вам дают?

— Начну отвечать немного «из-за угла». SBI Holdings занимает в Японии лидирующие позиции потому, что создает вокруг клиента — неважно, физическое это лицо или юридическое — экосистему, внутри которой тот найдет все нужные сервисы и продукты. Ее можно строить двумя путями. Первый — самому разрабатывать продуктовую линейку и постепенно ее расширять, но это долго и дорого. Второй путь — брать сторонние идеи, наработки финтех-стартапов и инкорпорировать их в свою онлайн-платформу, закрашивая при желании в цвета бренда. Это помогает удерживать клиента — очень быстро предлагать ему новые опции и тем самым создавать для него условия, которые делают уход в другую компанию совершенно нелогичным.

Мы понимаем, что если будем самостоятельно разрабатывать все, что задумали, то потеряем года два-три. Жизнь и технологии уйдут за это время далеко вперед. Поэтому мы выбрали второй путь и еще летом стали сотрудничать со «Сколково», отсматривать перспективные стартапы. С некоторыми уже начали сотрудничать. Сейчас мы заключили договор, по которому «Сколково» будет на постоянной основе отбирать привлекательные проекты, соответствующие нашим потребностям. Принципиальная новизна этого партнерства состоит в том, что мы установили KPI. Банк должен получить энное количество стартапов, а «Сколково» при выполнении данного условия — дополнительное вознаграждение. Таким образом, обе стороны заинтересованы как можно активнее вести работу. 

Что касается договора с компанией Cashoff, то у нее есть очень интересная разработка по программе лояльности, когда спецпредложения по конкретным товарам идут не от ретейлера, а от производителя. Человек может купить, условно говоря, бутылку лимонада в любой удобной ему торговой точке и получить хорошую скидку или кешбэк.

Павел Новиков («Сколково»), Андрей Карякин, Михаил Медведев (Cashoff)

— Если сравнивать развитие финтеха в Японии и России, в чем главное отличие? 

— Основная разница состоит в том, что в Японии большое количество новых финансовых решений ориентировано на блокчейн, криптовалюты и криптобиржи. У нас этого нет, в частности из-за различий в законодательстве и подходах регулятора. Если брать традиционный финтех, то мне кажется, здесь мы не сильно отстаем от японских коллег, а в каких-то направлениях даже их превосходим. 

— Как вы сами к криптовалютам относитесь?

— Пока очень осторожно. Во-первых, это серая зона с точки зрения регулирования. Во-вторых, еще не выработаны внятные правила, которым все должны следовать. И вы сами видели, какие ценовые скачки были за последний год у того же биткоина. Все это говорит о том, что сейчас криптовалюты — скорее модное веяние, чем то, что доказало свое право на существование. Но при этом я полностью за технологию блокчейн. Эс-Би-Ай Банк пристально следит за возможностями ее использования в своих наработках. 

— Территориально к Японии ближе всего Дальний Восток, но банк там сейчас не представлен. Есть какие-то планы по освоению этой территории?

— Безусловно, мы думаем над выходом в Дальневосточный регион. Полагаю, в следующем году определимся с этим вопросом.

— С работой понятно, давайте поговорим о досуге. Есть у вас какие-то хобби? Не подверглись ли вы повальной банкирской моде проходить дистанции Ironman или покорять горные вершины?

— Я чувствую ответственность перед акционером, поэтому не ввязываюсь в такие серьезные спортивные испытания (смеется). Боюсь, что с вершины меня только снести можно будет. Я всегда активно занимался спортом, раньше играл в футбол. Сейчас не получается ни по времени, ни по логистике. Но раза три в неделю стараюсь ходить в зал.  

Из других увлечений — пожалуй, чтение. В свое время я окончил иняз и, чтобы не терять язык, стараюсь что-то читать на английском или испанском. Безумно люблю Джона Гришэма, хотя, казалось бы, у него несколько занудные истории, связанные с юристами, судами. Но для меня это довольно интересное чтение. Сюжеты бывают такими сложными и запутанными, что одну и ту же книжку можно брать в руки несколько раз и всегда находить что-то новое. 

— А почему вторым языком выбрали испанский?

— Логика была очень простой. Испанский язык с точки зрения мирового покрытия — беспроигрышный вариант. На французском, немецком и тем более итальянском говорит гораздо меньше людей на Земле. 

— Язык привил любовь к Испании и ее культуре? Часто отдыхаете в этой стране?

— Бывает, хотя так получается, что мы с семьей чаще ездим в Италию. Но там, зная испанский, я легко разговариваю с местными жителями, спокойно себя чувствую и в магазине, и в ресторане. Надо сказать, что тип отдыха у нас со временем изменился. Если раньше он был традиционным, без затей (зимой — лыжи, летом — море и отель), то сейчас мы более мобильны. Арендуем автомобиль, путешествуем по городам. Летом были в Италии, жили в трех разных точках. В Тбилиси не так давно были, ездили по Золотому кольцу. Так что отдых наш со временем стал более интересным. 

Фото: Надя Дьякова

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015