15.07.2011 00:34   11072    1

Марк Рубинштейн, «Метрополь»: «В России возможностей не меньше, чем в Америке»

Общение со СМИ - важная часть работы аналитика
Общение со СМИ - важная часть работы аналитика

Руководитель аналитического департамента «Метрополя» рассказывает о том, как покорял Америку с $15 в кармане, и как из мойщика посуды превратился в одного из ведущих экспертов по российским банкам.

Я родился и вырос в Москве, на Преображенке. Мама получила высшее техническое образование, но по профессии практически не работала, посвятила себя семье, воспитанию меня, моего младшего брата и папы. Папа в 80-е годы занимал должность заместителя министра мелиорации и водного хозяйства СССР. Он очень много ездил по стране, потом мне об этом рассказывал. И это наложило свой отпечаток — я с детства люблю географию.

Учился в специализированной английской школе № 61 в Метрогородке с очень серьезным преподаванием языка. Мне это потом здорово помогло в жизни. После школы я поступил в Плехановский, на торгово-экономический факультет. Я по складу ума, наверное, больше лирик, чем физик. А экономика — она где-то на стыке между гуманитарной и технической областями. К тому же в те годы, а это конец перестройки, я понимал, что чистым гуманитариям будет очень тяжело. Заниматься чисто техническими науками я не хотел. Поэтому выбрал вот такой промежуточный вариант.

После первого курса призвали в армию. Служил в Узбекистане, в артиллерийских войсках. Когда я рассказываю, что служил в армии, меня часто спрашивают: «В какой, американской или российской?». И я гордо отвечаю: «В советской». Армия — это отдельная тема, могу рассказывать про нее очень долго Это действительно очень жесткая, но при этом хорошая школа жизни, которая, безусловно, пошла мне на пользу.

После армии я вернулся в институт, пару лет поучился там. А потом мне как-то сразу все вокруг надоело. Наверно, в тот день у меня было плохое настроение. И я подумал: «А не уехать ли в Америку?». Тем более что такая возможность у меня была. Там жили достаточно близкие родственники, которые оперативно оформили мне официальное приглашение. Это был 1992 год. Не скажу, что меня сильно напрягала обстановка в стране. Хотя, конечно, помню, как стоял в очередях за продуктами в магазине на Речном вокзале. То есть мое решение не было вызвано экономическими или социальными причинами. Оно было скорее эмоциональным. Хотя, конечно, надеялся и на то, что должны открыться какие-то перспективы. Не то, чтобы я верил в «American dream», но возможности для раскрытия своего потенциала — личностного, социального, экономического — я видел. И еще один немаловажный момент - было попросту любопытно.

В Америке
В Америке

С собой у меня было $55 долларов. По дороге я потратил $40, так что начальный капитал на момент прибытия составлял 15 долларов. Меня определили на жительство в город Саванна на юге штата Джорджия. Очень живописный колониальный городок, где снималось много исторических фильмов, в том числе «Унесенные ветром». Через три дня после «прибытия» меня повезли на первое рабочее собеседование. Все было как в кино: моей первой работой стала должность мойщика посуды в местном ресторане. Потом были магазин женской одежды, магазин антикварной мебели. По выходным я помогал хозяину ресторана где «начинал карьеру» налаживать систему инвентаризации, и неожиданно, через несколько месяцев, он предложил мне позицию управляющего. Через год я поступил в Южный университет Джорджии, расположенный в соседнем городке. Днем учился, вечером работал.

Джорджия — милое и прекрасное место, но я очень городской человек, и через полтора года поехал навстречу небоскребам в Нью-Йорк. Там я продолжил учиться в университете, параллельно устроился официантом в ресторан высокой кухни. Было достаточно интересно — все коллеги учились на артистов, писателей, художников… Сплошная богема. При этом многие — из богатых семей, но работали, потому что в Америке так принято. Американскому общепиту в общей сложности я отдал почти пять лет. Причем прошел все ступени — от мойщика посуды до менеджера.

В 1997 году я закончил образование, получил звание бакалавра. Стал работать аналитиком, сменил две инвестиционно-финансовых компании. Но у меня был один знакомый, который работал в крупном Нью-Йоркском гуманитарном университете «Новая школа», где открылась позиция директора по бюджету. И последние три года перед возвращением в Россию я проработал там.

Уже где-то через пару лет жизни в Америке мы с женой поняли, что рано или поздно вернемся обратно в Россию. Во-первых, ностальгия. Во-вторых, достаточно узкий круг дружеского общения, которого нам явно не хватало. Ну и, наконец, мы прекрасно понимали, что в России перед нами возможностей открывается как минимум не меньше, чем в Америке. Но мы все время по разным причинам откладывали возвращение. Вплотную я занялся этим вопросом в 2005 году. Наиболее интересные предложения появились летом 2006 года — из «Атона», «Уралсиба» и «Метрополя». В итоге я выбрал последнее. Меня привлекли планы развития компании как инвестиционного банка. Здесь были большие возможности для творчества и самореализации.

С коллегами по
С коллегами по "Метрополю"

Я вышел на работу в сентябре 2006 года — на должность аналитика с условием, что какое-то время поработаю редактором. И в процессе редакторства я начал писать аналитику. Так продолжалось три месяца. Свой первый research — по Сбербанку — я выпустил в середине декабря 2006 года. Чем был очень горд. И с этого времени я начал работать «чистым» аналитиком по банковскому сектору и макроэкономике. Летом 2009 года я стал руководителем аналитического отдела, и главная задача, которую поставил перед своими коллегами, — усилить рыночный «уклон», сделать аналитику не просто интересной, но еще и адаптированной для нужд клиента.

Чтобы быть хорошим аналитиком, нужно знать и понимать, как все работает изнутри. Поэтому главная цель, которую я перед собой поставил, — выстроить отношения с людьми, работающими в банковской сфере. И сегодня я могу позвонить им в любое время и обсудить интересующие вопросы. Мое главное отличие от абсолютного большинства аналитиков, покрывающих российский банковский сектор, — то, что я постоянно бываю в этих банках и общаюсь с их менеджерами. Другие аналитики просиживают штаны — кто в Москве, кто в Лондоне, но российские банки они боятся как огня. Когда я об этом говорю зарубежным инвесторам, они смеются, но им это нравится.

Марк Рубинштейн часто участвует в передачах на РБК-ТВ
Марк Рубинштейн часто участвует в передачах на РБК-ТВ

Мои увлечения - экономика, политика, антропология, футбол, путешествия, литература, авторская кухня... Люблю современных и «почти современных» американских авторов: Генри Миллера, Раймонда Карвера, Филипа Рота, Апдайка… Все они, по их личным признаниям, во многом ученики Достоевского. Еще очень люблю стихи о любви. Цветаева, Антокольский, Пастернак... «Никого не будет в доме…». И, конечно, Высоцкий, потому что он настоящий. На бобинах начинал слушать его в дошкольном возрасте, мало что понимал, но чувствовал, что это нечто отличное от всего остального.

Российские газеты не люблю, хотя они, надо отдать должное, последнее время прогрессируют. Любимая газета — New York Times. На втором месте тоже Times, но Financial.

Очень много занимался спортом в юности. Серьезно и долго — боксом. Вице-чемпион Москвы в весе до 64 кг. В армии это очень пригодилось, ведь каждому хочется боксера обидеть! А вообще я старый футбольный фанат ЦСКА. В юности даже ездил на выезды с любимой командой.

С супругой Ольгой
С супругой Ольгой

Жена Ольга по образованию и по призванию художник. Она рисует в технике «старых мастеров» — высокая реалистичность достигается многократной прорисовкой одного и того же слоя, композиции построены вокруг человеческой фигуры. Ольга научила меня видеть «красоту». Многое из моих нынешних пристрастий — это ее работа. Дочка Александра родилась в Нью-Йорке. Сейчас ей 11 лет.

С дочкой на отдыхе
С дочкой на отдыхе

С работы на семью и отдых вообще не переключаюсь. Котировки, статистика, события, тренды всегда «бегущей строкой» в сознании. Интересно, жуть! Главное — не терять концентрации, когда занимаешься далекими от работы вещами… Как-то сижу на даче. И вдруг в головy приходит «сообщение»: мол, рынок пойдет вверх, хотя несколько предыдущих недель он падал. Руки безудержно тянутся к лэптопу, три часа пишу стратегию. В понедельник прихожу на работу, мы это доделываем и выпускаем… и рынки и вправду начинают расти. Угадал. Нет, догадался! Интуиция — великая вещь.

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015