01.11.2011 00:21   16489   

Александр Дымов, «ТКБ Капитал»: «Рынок инвестбанковских услуг в России сырой»

Александр Дымов на балконе своего кабинета
Александр Дымов на балконе своего кабинета

Офис «ТКБ Капитал» на улице Знаменка, по замечанию Александра Дымова, похож на Смольный: розовый ковёр остался от «Кит Финанса», а на батареях красуются решётки с надписью «ТКБ». Новый гендиректор и совладелец компании рассказал о том, каким был его путь в инвестбанкиры и как он собирается развивать бизнес.

Александр Дымов
Александр Дымов

Компания «ТКБ Капитал» была создана в середине 2010 года на основе департамента инвестиционно-банковской деятельности инвесткомпании «КИТ Финанс», перешедшей в кризис 2008 года под контроль РЖД, в частности, во владение Транскредитбанка. В июне этого года компания была продана компании «ННК Традиция», действующей в интересах консорциума российских и западных инвесторов, а её руководителем стал Александр Дымов. В интервью Finparty он рассказывает о своем богатом прошлом и о планах по развитию на базе «ТКБ Капитал» инвестбанка по международным лекалам.

Александр Дымов в своем кабинете
Александр Дымов в своем кабинете

− Александр, давайте начнём с традиционных вопросов. Где вы родились-учились?

− Я родился в Казахстане. Отец военный, поэтому мы регулярно переезжали, и в итоге осели в Самаре. В 15 лет я уехал Лондон, образование получил в Ирландии, в  колледже BlackRock, затем в России отучился в Санкт-Петербургской академии управления и экономики. Сейчас бы хотел ещё немного дополнить свои теоретические знания. Думаю о том, чтобы написать и защитить научную работу. Но пока это планы.

− С чего начинали заниматься бизнесом?

− В «лихие» 90-е я занимался торговлей продуктами питания и экспортом легковых автомобилей, была у меня и своя компания по ремонтно-строительным работам, связанным с объектами министерства обороны в Приволжском регионе.  Но Россия того времени – это «дикий, дикий Запад» (смеется). И когда встал выбор, куда переезжать для дальнейшего развития, особой разницы между Самарой и Москвой я не увидел, разве что столица была мощнее с точки зрения творившегося в ней безобразия. В итоге я решил отправиться в Лондон, где, на мой взгляд, возможностей было гораздо больше. Меня пригласили в издательский дом Harrington Kilbride Передо мной стояли задачи по налаживанию связей с Россией. Я там многому научился, особенно по части развенчивания мифов и разрушения стереотипов, касающихся нашей страны. Это сейчас русские люди европеизированы, а  тогда всё было гораздо сложнее, и выстроить нормальные, понятные коммуникации было не так просто. Через полгода с двумя партнёрами я открыл свою компанию по поставкам в Москву и регионы разного рода электронной техники и продуктов питания. Затем я развивал бренд одежды Feminella, работал с Италией, Францией и Гонконгом, сотрудничал с сетью ГУМ: поставлял одежду в 200 магазинов России.

Путь Александра в инвестбанкиры был извилист
Путь Александра в инвестбанкиры был извилист

В кризис 1998 года многое что поменялось. С партнером в Лондоне я открыл компанию «Русофт», мы занимались модным тогда оффшорным программированием. У нас были офисы в Санкт-Петербурге, Лондоне и Нью-Йорке. В то же время я начал работать с компанией Orc Software, возглавляемой шведским предпринимателем Нильсом Нильсоном. Нильсон – настоящий гуру финансового рынка. Orc продвигала прорывную на тот момент систему real time trading solutions. Я начал отвечать за развитие их продукции. Вместе мы открыли офисы компании в Москве, Санкт-Петербурге и Владивостоке, нанимали ребят, и в результате весь девелопмент был сосредоточен в России. Я ездил по клиентам – в банки и небольшие брокерские дома в Европе, Азии, США, мне это было очень интересно. Как раз тогда и произошло мое знакомство с инвестбанковским бизнесом.

Такой вид открывается с балкона большой переговорной
Такой вид открывается с балкона большой переговорной

− Что было потом?

− Затем мы с Нильсом занялись недвижимостью, сначала как любители покупали и продавали магазины и офисы в Санкт-Петербурге, потом создали компанию Ruric. Сделали первый фандрайзинг, привлекли $25 млн. Затем через полгода вышли на биржу, провели IPO, это размещение стало крупнейшим в Швеции - капитализация Ruric превышала $1 млрд. Однако затем наши пути с Нильсом разошлись. Я основал компанию недвижимости «Адитум», которая занималась комплексным развитием территорий в Санкт-Петербурге. Среди наиболее интересных проектов - реконструкция культурно-исторического комплекса «Апраксин двор» в центре города и строительство торгово-развлекательного подземного комплекса с системой транспортных развязок под площадью Восстания. Параллельно у меня были и остаются другие бизнесы - алкогольная компания «ВиноВита», продюсерский центр «Фора Фильм». «Фора Фильм» снимал, например, фильм по мотивам рассказа Людмилы Улицкой «Ниоткуда с любовью», это была последняя картина с участием Александра Абдулова. Также я стал соинвестором журнала Hecho a Mano, но тут получилось как с известной шуткой про яхту: радуешься ей дважды, когда покупаешь и когда её продаёшь. Я пока только один раз обрадовался.

Кроме
Кроме "ТКБ Капитал" у Дымова есть еще несколько личных бизнесов

− Как вы в итоге оказались в Москве?

− В Москву я переехал в разгар  кризиса 2008, потому что все-таки все дороги ведут  сюда. Здесь принимаются все решения, и именно в Москве вращаются самые большие деньги, сконцентрированы основные предпринимательские сообщества. В это время я занимался личными проектами, и немного поучаствовал в создании Национального центра авиастроения в Жуковском. Но из-за кризиса особой динамики в этом проекте не было.

− А почему решили заняться инвестбанковским бизнесом?

- Не важно, чем ты занимаешься, важно, как ты занимаешься. Рынок инвестбанковских услуг в России, при всем моем уважении к существующим игрокам, достаточно «сырой» по своему развитию. Я сужу по присутствующим технологиям в ценных бумагах, количеству эмитентов, насколько компании используют те наработки, которые существуют в мире. В России много компаний второго-третьего эшелонов, которые даже понятия не имеют, как себя позиционировать на рынке. И поэтому нужен инвестиционный банк, который стал бы для них таким проводником.

− Акционер «ТКБ Капитал» − «ННК Традиция». Что это за структура?

− «ННК Традиция» - это специально созданная компания для деятельности, связанной с «ТКБ Капитал». В числе инвесторов я и мои финансовые партнеры – в основном, иностранные. Это частные лица, которые представляют западные инвестиционные фонды. Со всеми я давно знаком, мы друг другу доверяем. Компания непубличная, и раскрывать конкретные имена на данном этапе я не готов.

− Почему вы решили приобрести «ТКБ Капитал»?

− Мы с партнёрами думали над тем, что может быть интересно в плане инвестиций в России, и узнали, что ВТБ приобретает Транскредитбанк, у которого есть актив, отвечающий за IB – инвесткомпания «ТКБ Капитал». С осени прошлого года я стал появляться в офисе, наблюдать, как работает компания, вникать в её бизнес, общаться с руководством ТКБ. Компания не входила в периметр сделки с ВТБ, и мы решили ее приобрести. У нас  ушло полгода на то, чтобы завершить переговоры с акционерами – ТКБ и НПФ «Благосостояние», и 1 июня сделка состоялась.

Александр Дымов собирается построить конкурентноспособный инвестбанк
Александр Дымов собирается построить конкурентноспособный инвестбанк

− Рассматривали ли вы как объект для инвестиций другие компании?

− Да, но быстро поняли, что такого рода компаний на рынке нет. Рынок инвестбанкинга в России не так велик. «ТКБ Капитал» - пример того, что команда специалистов может вырасти, несмотря ни на что. Основной смысл инвестиции – купить готовую компанию, в которой уже работают нужные специалисты и которая обладает всеми необходимыми лицензиями для работы по тем направлениям бизнеса, которые нам интересны. Это гораздо проще и быстрее, чем создавать что-то с нуля, подбирать команду и улаживать сотни юридических и технических формальностей.

− За сколько вы купили «ТКБ Капитал»?

− Мы приобрели компанию за капитал с небольшой премией. На тот момент капитал составлял 800 млн. рублей.

− Какие теперь планы? Что хотите сделать из «ТКБ Капитал»?

− Мы планируем сделать инвестбанк по лекалам международной компании, чтобы он был понятен не только локальным игрокам, но и иностранным инвесторам, которые рассматривают развивающиеся рынки.  Например, в Европе сейчас очень развит алгоритмический трейдинг. Но тот сервис, который сейчас предоставляется российскими компаниями, не позволяет клиентам использовать те же инструменты, что и инвесторам в Европе и Азии. Если мы сможем развить это направление, то значительно продвинемся вперёд.

− Вложения в технологии  всегда очень затратны. Какую суммы вы планируете отдать на такой проект? Сколько вы готовы потратить на развитие компании в целом?

− Задачи по году – реструктуризация компании и достижение точки безубыточности, чтобы в следующем году продолжить инвестирование. Конкретные суммы называть не хотелось бы.

− Планируете ли расширять круг партнеров?

− Есть цель привлечь новых акционеров. Мы ведем переговоры с рядом предприятий России, потому что понимаем, что акционеры должны быть не только лояльные и готовые развивать бизнес, но и понятные рынку.

− Это вы о «Норильском никеле»?

− У нас с ними рабочие отношения. Это одна из крупнейших компаний России, у них в портфеле много всяких непрофильных активов, в этом есть и плюсы и минусы. Ими нужно заниматься не только как производителем цветных металлов, но и предоставлять инвестбанковские услуги как холдингу.

− Планируете ли вы ребрендинг?

− Да, в ноябре мы намерены сменить название и фирменный стиль. Нашли одно название, но отказались. Хотели назвать «Знаменкой», но потом начали общаться с иностранцами, и поняли, что для них это название не очень благозвучно.

Арам Бадалян семь лет работал в
Арам Бадалян семь лет работал в "Тройке Диалог", а тут развивает долговое направление

− Прибыльна ли сейчас компания?

− Мы лавируем между «плюсом» и «минусом», делая  основной акцент не на моментальную прибыль, а на последовательное развитие. Не нужно быть этаким «бомбилой» и сразу выжимать прибыль на жизнь, убивая при этом машину за полгода. Надо делать всё поэтапно. Сейчас мы подали заявку на получение лицензии на Кипре, что позволит предоставлять инвесторам более выгодные условия, внедряем собственную современную операционную платформу, которая позволит предлагать клиентам более широкий спектр услуг, оптимизировать процесс заключения и учета сделок, и лучше контролировать риски. В качестве партнера выбрали SunGard – мирового лидера по созданию программных продуктов и разработке технологических сервисов в области финансовых услуг. Компания до сих пор не была представлена в России, при этом занимает лидирующие позиции в мире, обслуживая клиентов более чем в 70 странах. Кроме того, мы планируем в скором времени начать использование собственного депозитария. Сейчас мы пользуемся услугами «Кит Брокера». Ведём переговоры о покупке брокера в Европе.

− Какой оборот «ТКБ Капитал» в месяц?

− С июня обороты по акциям увеличились в пять-шесть раз и сейчас составляют 30-40 млрд руб.

− Шлейф «Кит Финанса» не мешает ведению бизнеса?

− Наоборот. «Кит Финанс» запомнился всем как крупная, интересная компания, участвовавшая в крупнейших и важнейших сделках, таких, например, как реструктуризация РАО ЕЭС, телекоммуникационной отрасли.

Новые акционеры гордятся былыми заслугами
Новые акционеры гордятся былыми заслугами "ТКБ Капитал"

− Знакомы ли вы лично с основателем компании Александром Винокуровым?

− Нет, но очень бы хотел с ним повстречаться.

− На каких направлениях будет сконцентрирован бизнес «ТКБ Капитал»?

− Прежде всего, это классический брокеридж и DMA. Кроме того, мы ведём переговоры с рядом предприятий в России, чтобы оказывать им услуги по корпоративному финансированию. Мне очень интересно направление metals & mining, и сейчас «ТКБ Капитал» занимается поиском профессионалов в этой области. Также нам интересны сделки с компаниями второго и третьего эшелона. Большинство таких предприятий не имеют преставления о том, какие возможности им открывает рынок. Наша задача – наладить с ними контакт и рассказать об этих возможностях.

− Компанию покинули Максим Цыганов и Дмитрий Геркусов, которые руководили «ТКБ Капитал» до вашей сделки. С чем связан их уход?

− Эти сотрудники ушли по обоюдным договорённостям. Максим Цыганов очень устал за время работы в кризис. Тем более у него родился ребёнок и он решил посвятить время семье. Решение о сокращении блока корпоративных финансов связано с тем, что сегмент рынка корпоративных финансов сейчас поделён между крупнейшими банками, часто с госучастием, и в данных условиях мы должны выстраивать новую эффективную модель бизнеса. Дмитрий Геркусов – один из самых профессиональных инвестиционных банкиров, и я уверен, что на новом месте он сможет реализовать интересные проекты в сфере IB.

− Сколько сейчас человек работает в «ТКБ Капитал»?

− Около 120.

− Какие ключевые сотрудники пришли в компанию?

− На пост финансового директора назначен Халиль Камалов, он раньше занимал аналогичную должность в БКС. В департамент структурных продуктов и операций пригласили опытного сейлза Евгения Назарова, за плечами которого работа  в «Тройке Диалог» и «Открытии», а prop trading  будет развивать Николай Гусев, перешедший в компанию из ИК «Проспект». В моменте мы ведем переговоры с рядом профессионалов рынка.

Халиль Камалов до прихода в компанию работал в БКС
Халиль Камалов до прихода в компанию работал в БКС

− Как проводите свободное время?

− Самый лучший отдых для меня – общение с детьми. У меня их четверо. Конечно, хотелось бы заниматься спортом, но пока не получается выкроить время - даже выходные я часто провожу в офисе.

− Каким образом вы повышаете свои знания о рынке?

− В кругу моих друзей много известных международных экспертов. Они рекомендуют мне литературу, дают советы. Кроме того, живое общение с профессионалами – лучшая практика.

На трейдинг-деске в обеденное время пятницы было пустовато
На трейдинг-деске в обеденное время пятницы было пустовато

Но некоторые трейдеры все же сидели на страже
Но некоторые трейдеры все же сидели на страже

Евгений Назаров раньше работал в
Евгений Назаров раньше работал в "Тройке" и "Открытии"

Наталия Ляховская вохглавляет направление по работе с долговым обязательствами
Наталия Ляховская вохглавляет направление по работе с долговым обязательствами

Павел Шлык, вице-президент подразделения структурных продуктов
Павел Шлык, вице-президент подразделения структурных продуктов

Ануш Попова, директор по pr, и Сергей Карыхалин, макроэкономист
Ануш Попова, директор по pr, и Сергей Карыхалин, макроэкономист

Аналитический департамент
Аналитический департамент

Раритетная бейсболка напоминает о прошлом кризисе
Раритетная бейсболка напоминает о прошлом кризисе

Степан Кругликов, вице-президент департамента структурных продуктов
Степан Кругликов, вице-президент департамента структурных продуктов

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015