12.12.2011 10:00   5825   

Грегг Робинс, UBS: «Человек может быть и банкиром, и музыкантом»

Грегг Роббинс
Грегг Роббинс

Грегг Робинс − не только успешный банкир, возглавляющий подразделение по управлению частным капиталом UBS в России, но и профессиональный исполнитель собственных песен, выпустивший в ноябре первый диск. В интервью Finparty он раскрывает секрет, как можно совмещать бизнес и творчество, и в чём отличие музыкальной индустрии от банковской сферы.

− Грегг, расскажите, о чём ваши песни?

− Диск называется «Everything that Matters», он содержит композиции о семье, о любви, о детях, о солдатах, о будущем Америки. Это важные для меня темы.

− Что для вас музыка?

− Хочу подчеркнуть, что это не хобби, а серьёзный проект. Музыка для меня больше, чем простое увлечение, это способ самовыражения, через песни я могу рассказать, что у меня на душе и сделать что-то хорошее для людей. Я делаю всё на профессиональном уровне: в моей команде работает Иван Бинг – ведущий миксинг-инженер Dinemec Studios, который до этого работал с Филом Коллинзом. Также не могу не упомянуть Грега Калби, который проводил мастеринг для самых известных альбомов Брюса Спрингстина и Пола Саймона.

− Сколько вы занимаетесь музыкой?

− Когда мне было 9 лет, я начал играть на кларнете, потом освоил саксофон, играл джаз с друзьями в барах. В Оксфорде стал играть на гитаре. Помню, как пришёл в музыкальный магазин и попросил продавца посоветовать мне гитару. Он указал мне на гитару Washburn. Затем я попросил его немного поиграть. Продавец исполнил мою просьбу, сыграл пару мелодий, и я ушёл домой с покупкой. Та гитара у меня хранится до сих пор, вот уже 20 лет. Вместе с инструментом я приобрёл и книгу аккордов, по которой и осваивал табулатуру и лады. Изначально я принял для себя решение не играть на гитаре классическую музыку. Если кларнетом и саксофоном я владел на серьёзном уровне, то к гитаре я относился скорее как к развлечению. Шаг за шагом я стал играть всё лучше. Я знаю много песен и на английском и на русском, уважаю бардовскую музыку, из русских наибольшее влияние на меня оказало творчество Окуджавы и Розенбаума. Потом я начал сочинять свою музыку. Просто понял, что должен играть своё, потому что вообще тяготею к тому, чтобы описывать свои мысли, много пишу, люблю говорить, рассказывать, выражать эмоции и чувства через творчество – музыку и литературу. В музыке я нашел свой жизненный путь. Шесть лет назад я был в Нью-Йорке и стал писать, сначала это были очень личные песни, а потом я стал писать на более общие темы. Песни должны быть, с одной стороны, интересны для всех, а с другой стороны должны нести что-то личное.

− Когда начали заниматься музыкой профессионально?

− Когда я переехал в Женеву, то стал репетировать новые песни. Там у меня был знакомый, бывший член моей команды, который ушёл из банка и открыл свою студию. То, что я сочиняю песни, было для него открытием. Тем более песен к тому времени у меня скопилось немалое количество. Он предложил мне записать диск. Я решил попробовать. Но на тот момент я не представлял ни масштабов предстоящей работы, ни материальных и временных затрат, связанных с процессом подготовки диска. Для меня это была совершенно новая деятельность.

− Как ваша музыка связана с благотворительностью?

− Я сотрудничаю с благотворительной организацией HonorVet, которая поддерживает возвращающихся с войны из Ирака солдат. Два года назад я должен был поехать в больницу к ветеранам иракской войны. Мне предложили сделать маленький благотворительный концерт, и я решил написать песню. Это было очень сложно, поскольку я сам не служил. Я написал «Heroes». Эта композиция имеет фундаментальное значение, потому что люди, вернувшиеся с поле боя, сталкиваются с психологическими и финансовыми проблемами, безработицей и сложностями в адаптации к мирной жизни в некогда родной им стране. Они чувствуют себя чужими на Родине.

Грегг успевает и привлекать состоятельных частных клиентов, и заниматься музыкой
Грегг успевает и привлекать состоятельных частных клиентов, и заниматься музыкой

− Насколько сильно музыкальная индустрия отличается от финансового бизнеса?

− Они очень сильно разнятся: с одной стороны, я люблю свою работу в банке, доволен бизнесом, который с моей помощью удалось развить, с другой стороны, люблю музыку, то есть не представляю, как делить эти сферы своей деятельности. Но я знаю одно: человек может быть и банкиром, и музыкантом. Говорят, что я даже меняюсь в лице, когда берусь за гитару и начинаю петь. Музыкальный бизнес совсем не так прост, как может показаться со стороны. Это приятная, но всё-таки работа. Обычно играю вечером и в выходные. Иногда и спать не могу, пишу ночами. Можно сказать, что для меня это не выбор, я стал писать музыку, поскольку это часть моей личности. Я чувствую, что так и должно быть.

− Кто вам помогает в развитии музыкальных проектов?

− Мой главный партнёр – невеста Карен. Она принимает активное участие в моих музыкальных проектах. Мы оба являемся executive producers. Вначале я ничего не понимал, не представлял, сколько предстоит работы, сколько потребуется времени и денег. Эта идея была новой сферой деятельности в нашей жизни. Мы решили попробовать. Я горд, потому что сейчас мы с Карен понимаем суть создания музыкального диска.

− То есть в музыке доход на втором месте?

− Деньги не самое главное. Я работаю в банке. Это моя основная работа. В творческом бизнесе нельзя сначала думать о деньгах. Нам повезло, поскольку мы имели творческую свободу: когда мы работали над диском, никто на нас не давил, не диктовал своих условий. К сожалению, в целом музыкальный бизнес стал очень коммерческим, и людям, для которых музыка является единственным средством существования, нелегко находить баланс между творческой и финансовой составляющей их деятельности.

− Как в UBS относятся к вашему увлечению?

− Я обещал, что не буду смешивать бизнес и музыку. То есть я не рекламирую свой диск в банке, не развешиваю по офису плакаты, не агитирую сотрудников ходить на свои концерты.

− Рассказываете ли вы клиентам о своих музыкальных достижениях?

− Говорю, но не со всеми, а лишь с самыми близкими. Одному клиенту даже подарил диск. Мои клиенты понимают, что я серьёзный банкир, но и то, что помимо работы у меня есть и другие интересы, совсем неплохо. Наоборот. Бизнес, особенно управление частным капиталом, - это бизнес, основанный на взаимоотношениях между людьми. Нельзя постоянно говорить исключительно о деньгах, надо знакомиться с человеком поближе, рассуждать на тему музыки, спорта, политики и т. д.

Минуты творчества
Минуты творчества

− Как вам удаётся совмещать работу в банке с музыкой?

− Я не уверен, что мне удалось достичь полного баланса между личной жизнью и работой, но во всяком случае я к этому стремлюсь. Вообще, не столь важно, чем именно человек занят после работы: гуляет ли он по горам или просто читает книгу, лежа на кровати. Главное, чтобы он не скучал. В бизнесе есть выражение «if you want something done give it to a busy person». Я всегда занят, дома и на работе, и это неплохо. Те, кто хочет работать, ищут работу. Я даже в банке предпочитаю давать задания более занятым сотрудникам, так как знаю, что они, несмотря на свою загруженность, сделают всё гораздо быстрее. Таков закон.

− Вы хорошо говорите по-русски. Как давно вы в Москве?

− Мы переехали сюда летом прошлого года. Но в течение 20 лет мы бывали здесь. Я чувствую себя комфортно, у меня русские корни, дедушка был одесситом. Моя невеста Карен – бывший профессиональный переводчик, мы любим ходить по театрам, выставкам, концертам. Мы живём недалеко от Арбата, приветствуем Булата Окуджаву (смеётся).

− Вы были лично знакомы с Окуджавой? С другими знаменитыми российскими бардами?

− С Окуджавой мы познакомились в Америке 20 лет назад, также я встречался с Розенбаумом и даже предложил ему что-то сделать вместе. Посмотрим, может, что и получится.

− Какие у вас ближайшие планы?

− Выпустить следующий диск. Самое сложное − взять новую высоту, я выпустил первый диск и сейчас задумался над тем, смогу ли сделать второй. Но пока об этом рано говорить. Надо проанализировать отзывы критиков и поклонников на первый альбом. Для меня самое главное, что людям понравилось. Критики уже пишут рецензии, и я горд тем, что пока их отзывы положительны. Кроме того, я начал работать с московскими музыкантами, и мы собираемся сделать благотворительный концерт в Москве.

Самый первоочередной план – расширение круга поклонников моей музыки. Это главная задача. Мир музыки изменился, 20-30 лет назад музыканты выпускали диски, люди покупали и слушали их. Сегодня музыкальные поклонники не хотят быть пассивными, им важно принимать активное участие в создании композиций, общаться напрямую со своими кумирами, делиться с ними своими идеями и мыслями. Благодаря таким людям, как Стив Джобс и Марк Цукерберг, у нас есть хорошие платформы для общения с поклонниками.

− Кто ваши фанаты?

В основном это 30-40-летние люди. Один критик сравнил меня с Кэтом Стивенсом. Для меня это честь. С другой стороны, моим дочерям-подросткам 12, 14 и 17-ти лет нравится моя музыка, хотя мне всегда казалось, что молодое поколение ненавидит музыку своих отцов. Когда я с гордостью сказал своим дочерям, что критики сравнивают меня с Кэтом Стивенсом, они спросили: «Кто это?»

− Планировали ли вы стать музыкантом?

− В целом, вообще нельзя распланировать свою жизнь. Это невозможно. Я учился в Оксфорде, моя специальность была связана с Россией и Восточной Европой, не только их экономикой и политикой, но и историей. Однако потом я стал интересоваться именно банковской системой, поскольку это была важная часть развития бывших соцстран при переходе к рыночной экономике. Написал диссертацию на данную тему, стал работать в Сити банке, сначала консультантом, потом банкиром, даже написал книгу, затем стал работать в сфере управления частным капиталом. Я считаю, что важен большой опыт, причем не только в одном подразделении. Лично для меня это было полезно, так я открыл для себя много нового.

− Как называется ваша книга?

− Banking in Transition: East Germany After Unification (Банковская система во время переходного периода: Восточная Германия после объединения). Она не очень интересная (смеётся). Надеюсь, что у меня получится продать больше дисков, чем когда-то мы продали книг.

Диски музыканта продаются в России и Швейцарии
Диски музыканта продаются в России и Швейцарии

− Ваш диск уже в продаже? Где его можно приобрести?

−Диск можно найти в магазинах России и Швейцарии: в Москве он продаётся в магазинах «Республика», в Женеве − во FNAC, самой известной сети магазинов Швейцарии и Франции, в Цюрихе – в магазине MusikHug. Также его можно приобрести через интернет на моем сайте и скачать на iTunes.

− Каков тираж диска?

− 2000 экземпляров. Это первый тираж. Мы сознательно не стали пока издавать больше, чтобы посмотреть на реакцию публики и критиков. Вообще, я хочу отметить, что за последнее время музыкальная индустрия претерпела значительные изменения. Сейчас большинство людей предпочитает покупать музыку по интернету − эра дисков, к сожалению, завершается. В Америке уже не как раньше: в больших магазинах типа Walmart почти не представляют новых артистов. Если 20 лет назад музыканты зарабатывали на дисках и только потом, раскрутившись, давали концерты, то теперь все наоборот − люди меньше покупают музыку на носителях, а концерты являются основным способом продвижения музыкантов, по сути как раз за счёт дисков происходит реклама будущих выступлений. Для меня это не очень хорошие изменения, поскольку моя основная работа не позволяет мне отправиться в длительный промо-тур.

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015