30.01.2012 06:00   13957   

Олег Царьков: «Собственники «Красного Октября» воспринимали IPO как рекламу конфет»

Олег Царьков и Рубен Аганбегян (крайние слева и справа) в компании Олега Киселева,
Олег Царьков и Рубен Аганбегян (крайние слева и справа) в компании Олега Киселева, "Роснано" (в центре)

Один из первопроходцев российского фондового рынка, экс-руководитель инвестбанковского управления «Тройки Диалог», а ныне глава инвестфонда Svarog Capital, рассказывает Finparty всю правду о ваучерном рынке и первом российском IPO.

Finparty начинает серию интервью со старожилами российского финансового мира. Самые яркие и легендарные герои, основатели отечественного фондового рынка делятся с читателями своими ностальгическими воспоминаниями и проливают свет на многие темные пятница истории экономики России на заре ёё становления.

Олег Царьков работает на российском рынке уже свыше 20 лет
Олег Царьков работает на российском рынке уже свыше 20 лет

Это сейчас «Красный Октябрь» ассоциируется прежде всего с культурным центром. Мало кто помнит, что 18 лет назад к кондитерской фабрике было также приковано всеобщее внимание. Именно «Красный Октябрь» стал первой российской компанией, продавшей в ноябре 1994 года свои акции на открытом рынке. Организатор первого в стране IPO Олег Царьков вспоминает о лихих 90-х на зарождающейся в России бирже, признается, какой ценой достались вырученные от размещения «Красного Октября» $22 млн и объясняет, почему так важно любить свою работу.

Команда ИК
Команда ИК "Грант": Сергей Глущенко, Александр Берневега, Юрий Лопатинский, Олег Царьков, Фируз Мансурходжаев, Андрей Гальперин, Александр П

Почему «Красный Октябрь»?

В 1993 году закончилась чековая приватизация и появилась Российская торговая система (РТС). Вместе с этим шли консультации Анатолия Чубайса по подготовке законодательной базы по фондовому рынку, по созданию ФКЦБ и «развитию первичных рынков». В рамках этих проектов, должно было состояться три показательных IPO: московское, питерское и региональное. «Красный Октябрь» стал первым. Идея была хороша: снова движуха и традиционные 5% комиссии брокерам. Все должно было проходить с использованием той же агентской сети во главе с РПЦ, чтобы показать народу, как можно на деньги акции покупать. Идеологически задача была втянуть население в цивилизованный фондовый рынок. Никто еще не знал, что взорвется МММ. 

Диплом за IPO
Диплом за IPO "Красного Октября"

Размещение «Красного Октября»

Сейчас $22 млн, вырученные на IPO «Красного октября», кажутся довольно забавной суммой. Но только теперь могу признаться, что если бы я знал, с чем придется столкнуть во время размещения, то никогда бы за это не взялся. 

Для всех это был эксперимент. Мы вели долгие переговоры с собствениками, объясняя, что им не придется оплачивать рекламную кампанию в прессе. Они воспринимали IPO как рекламу конфет, у них все равно оставался контрольный пакет, сколько бы мы там не продали. Тогда титул собственности был за гранью понимания «красных директоров». Все, что трудового коллектива – это его. Кредит надо отдавать, а акционерные деньги бесплатные. Так и уговорили их на участие.

Мы и сами учились всему по мере развития событий: что такое инвестиционный проспект, МСФО, кто такие андеррайтеры, как делается синдикация, как делить 5% прибыли среди всех участников процесса, зачем нужен аудит. Подготовились к IPO за рекордно короткие три месяца и разместились за две недели. Втянуть народ, конечно, не получилось. Рухнула пирамида Мавроди, оставив без денег миллионы людей. На этом фоне заставлять народ купить новый «фантик» задача невыполнимая. Поэтому акции купили только три западных фонда, ориентированных на инвестиции в Россию.

Рубен Варданян и Рубен Аганбегян с коллегами 10 лет назад
Рубен Варданян и Рубен Аганбегян с коллегами 10 лет назад

О роли ваучеров в истории

Первое знакомство с «Красным Октябрем» состоялось как раз на теме приватизации. Мы покупали для них ваучеры, принимали заявки, правильно распределяли акции в трудовом коллективе, а потом «довели» их до IPO.

В 1991 году были выпущены приватизационные чеки (ваучеры), а Госкомимущества (ГКИ) утвердил список приватизируемых предприятий и чековых аукционов. Ваучеры выдавали через Сбербанк по простой схеме – при предъявлении паспорта. Параллельно, частично за счет средств американской помощи, в Москве был открыт Российский приватизационный центр (РПЦ). Туда набрали людей, был проведен первый показательный чековый аукцион. 

Параллельно со всеми государственными «институтами» ваучерный рынок жил собственной жизнью. Ваучер, который тогда стоил $4, человек мог продать или поменять через чековый аукцион на акции. Я свой, например, дал взаймы, а мне его так и не вернули. Торговали ваучерами в здании Главпочтамта, где располагалась Российская товарно-сырьевая биржа (РТСБ). А приобрести их можно было чуть ли не на каждом углу, даже в ларьках «Союзпечати». Когда начались чековые аукционы, встал вопрос, как организовать пункты приема заявок, которые бы справлялись, в том числе, и с регионами. ГКИ собрал всех «брокеров», спекулирующих ваучерами, чтобы принимать и обрабатывать заявки. Для того, чтобы мы могли на этом зарабатывать, было издано постановление ГКИ об обязательной продаже 5% акций за деньги для покрытия компенсации услуг агентов, т.е. нас. Начался круговорот ваучеров в природе. 

Летний выезд
Летний выезд "Тройки"

Люди, работавшие на ваучерном рынке, как правило, имели техническое образование. Сейчас никто не поверит, но тогда никто кроме нас на этом рынке денег не видел. А  обороты по ваучерам составляли около $1 млн в день. Удивительно, что не смотря на то количество денег, которые там вращались, рынок был абсолютно не криминальный. Зато смешных историй было много: как-то раз меня остановили гаишники, я ехал как раз с «Красного Октября», а в багажнике лежали коробки с деньгами, которые мы везли на скупку, слава богу, обошлось. 

Мы все учились понемногу

Я был самоучкой.  Однажды я посмотрел фильм Wall Street. А потом, когда работал обычным инженером в «Газпроме» и много ездил в длительные командировки, зачем-то читал учебники, Котлера, к примеру. Зачем? Не понятно! Ведь в существующей системе инженера-наладчика все это было на хрен не нужно. Но уже тогда был ряд книг, в том числе брошюрки про рынок ценных бумаг. Там были прописаны азы. 

Меня многие спрашивают, как можно было работать в западном банке (в 1996 году «Грант» был продан австрийскому банку Creditanshtalt), не зная языка, как я общался со своим английским шефом? Ведь мы обсуждали серьезные темы на миллионы. Я говорю, что если человек тебя хочет понять, он поймет, а во-вторых, вся терминология английская, когда ты говоришь на профессиональную тему, то у тебя весь словарь состоит из тысячи слов. А уж пару глаголов туда накидать можно. 

Кроме того, в то время было всего несколько постановлений, к примеру, вышел закон об акционерных обществах, ты его прочитал, узнал про корпоративное управление. Я тогда все делал руками, даже договоры сам писал. Для того клиента, который был до «Гранта», я даже устав забивал в «Лексиконе». В 1993 году еще не было таких понятий, как корпоративный юрист или корпоративное право. 

В 1999 г. Царьков получил диплом магистра фондового рынка в ISMA Business School
В 1999 г. Царьков получил диплом магистра фондового рынка в ISMA Business School

3 августа 1998 года, буквально за пару недель до дефолта, я уехал в Лондон учиться. Комплекс непрофильного образования совпал с мегаприбылью по итогам 1997 года, поэтому можно было взять паузу на год и не думать о зарабатывании денег. 

Олег Царьков на отдыхе
Олег Царьков на отдыхе

Жизнь вне офиса

Я люблю все оптимизировать: мне надо довести ситуацию до идиотизма, настолько все должно быть просто. Вероятно поэтому у меня достаточно времени – ровно столько, сколько мне надо. Хобби у меня нет. Только путешествия, на них и трачу свободное время. Ницца – перевалочный пункт. Приехали туда, посидели, машину взяли, отправились колесить по Италии, остановились в какой-то деревне. Там мне нравится кухня, климат, люди, да все нравится! А Ницца это такой город, где можно ничего не делать. 

В Доломитовых Альпах
В Доломитовых Альпах

Я не смотрю кино за исключением детских мультиков. К примеру, «Аватар» я смотреть не буду потому что этот фильм, как весь кинематограф, основанный на 3D – деградация высшей категории. Чем больше технологий, тем меньше смысла. Но возьмем серьезные фильмы, «Великий испанец», например. Вот мне не интересно про извращенцев смотреть, просто не интересно. Это их извращенные проблемы. Зачем мне об этом рассказывать? Кто-то любит арт-хаус, там не всегда очевиден конец, а мне просто не интересно. Как абстрактное искусство. Есть «Черный квадрат», люди цокают языком, но у меня очень циничное отношение. Вот я начал книжку читать, дочитал до пятидесятой страницы и понимаю, что я раскачаюсь в лучшем случае на двухсотой. Да пошло все на фиг! Зачем? Жизнь интереснее. 

О любви к работе

Как ни банально, ты должен любить свою работу и если ты ее действительно любишь, то возникает теория спирали. Чем ты больше любишь, тем больше получается, чем больше получается, тем больше ты уверен в себе, а чем больше ты уверен, тем больше получается и люди тебя больше ценят, приходят и платят тебе больше. А так как я свою работу люблю и всегда любил, я то время, которое провожу на работе, трачу с удовольствием. То есть работаю с удовольствием и это большой плюс.

Олег Царьков
Олег Царьков

Олег Царьков родился 22 сентября 1966 года в Москве. В 1988 году окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности имени Губкина. В 1999 году получил диплом магистра международных фондовых рынков в ISMA Business School, University of Reading (Великобритания).С 1988 по 1992 год работал инженером в «Газпроме». В 1992–1996 годы был совладельцем инвестиционной компании «Грант». В 1996 году, после ее продажи Bank Austria Creditanstalt, был назначен гендиректором объединенной компании Creditanstalt Grant. В 1999–2003 годы занимал должность управляющего директора, руководителя инвестбанковского управления ИК «Тройка Диалог».С 2004 года — управляющий партнер Svarog Capital Advisors.

Svarog Capital Advisors (до 2007 года — Renova Capital) является одним из ведущих игроков на рынке прямых и венчурных инвестиций. Образована в марте 2004 года как Renova Capital, подразделение по прямым инвестициям ГК «Ренова». В 2007 году после выкупа менеджментом Renova Capital была переименована в Svarog Capital Advisors. Имеет три фонда под управлением: Renova Capital One, Russian Retail Growth Fund и Earlier Stage Alternative Fund. Общий объем инвестиций данных фондов составляет $530 млн . В числе компаний, в которых вложены средства, входят «ВСМПО-АВИСМА», «Корбина телеком», казахстанская золотодобывающая компания Eurasia Gold и пр.

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015