14.02.2012 00:00   8621   

Александр Базаров, Сбербанк: «В своем кабинете в Романовом я еще не был»

Глава корпоративно-инвестиционного банка рассказывает о том, как они поделили обязанности с Рубеном Варданяном, каких специалистов не хватает в команде и что будет с брендом и филиальной сетью «Тройки».

− Александр, три недели назад закрылась сделка по покупке Сбербанком «Тройки Диалог». Какими будут дальнейшие шаги по слиянию двух структур?

− Структуры сливаться не будут. «Тройка» останется отдельным юрлицом и 100%-ной дочерней компанией Сбербанка. При этом, естественно, будет проходить интеграция, которая обеспечит слаженную работу Сбербанка и «Тройки». Как было зафиксировано условиями сделки, на ключевые позиции по контрольным функциям назначения производит Сбербанк, это касается, например, главы рисков, главы финансовой службы и пр., несколько ключевых менеджеров уже назначены, ряд назначений еще предстоит сделать.

Что касается бизнес-подразделений, то всё чётко определено, Рубен Варданян и я являемся двумя соруководителями, я отвечаю за coverage и balance sheet products, Рубен отвечает за investment banking и global markets, и те части «Тройки», которые не вошли в периметр корпоративно-инвестиционного банка (CIB), то есть за asset management. Курирует CIB Андрей Донских, заместитель председателя правления Сбербанка.

− Кто является ключевыми менеджерами в CIB?

− В Сбербанке в составе департамента входит семь управлений, ничего после сделки не поменялось. В  «Тройке» проходят изменения по руководящему составу, так как Жак Дер Мегредичян и часть команды ушли. Основные назначения произведены, ряд назначений еще предстоит сделать. Роб Лейт возглавляет IB и global markets, Тод Берман возглавляет IB, Максим Сафонов возглавил подразделение по работе с инструментами с фиксированной доходностью, валютой и товарами (FICC). Все люди опытные и известные, много лет работали топ-менеджерами в нашей индустрии.

− Сколько человек вам еще понадобится?

− Построение любой структуры начинается сверху вниз. Бессмысленно начинать с уровня начальника отдела, потому что потом над ними может появится начальник и сказать: «Они меня не устраивают». Завершим ключевые назначения, утвердим стратегические планы и бюджеты − после этого будет окончательное утверждение штатного расписания.

− Можете сказать, какие конкретно вакансии у вас еще открыты?

− Ключевые назначения уже, за редким исключением произведены. Сейчас определяемся, например, с назначением head of structured products.

− Какие цели на 2012 год вы ставите?

− Наша главная цель − осуществить интеграцию на базе наших совместных ценностей, которые во многом дополняют друг друга. Главная ценность − это наши клиенты. Мы − клиентоориентированный сервис-провайдер. Все, что мы делаем, делается для наших клиентов. Мы не делали и не будем делать ничего, что невыгодно для клиентов, даже если это выгодно для банка. Мы строим долгосрочный бизнес.

− Процесс интеграции уже начался?

− До завершения сделки мы не могли начинать процесс интеграции. Сделка, как вы знаете, закрылась всего три недели назад. В феврале мы уточним бизнес-план и начнём его реализацию.

− Физически инвестиционный банк будет находится в Романовом переулке?

− В идеале мы все должны находиться вместе, этот вопрос сейчас прорабатывается.

− Пока сотрудники инвестиционно-банковского подразделения обеих структур, наоборот, сидят в «Тройке». Сколько человек из IB Сбербанка вы туда перевели?

− Около 20. 

− А вы сами где будете находиться?

− На Вавилова. У меня уже есть кабинет и в Романовом, но я там ещё не был.

− Когда появится определенность с брендом CIB?

− Я занимаюсь бизнесом и зарабатываю деньги. Последние 20 лет мне всё равно, с каким брендом работать. Ребрендинг, безусловно, будет, но тайминг этого процесса может быть разным. Например, много лет назад швейцарский банк Credit Suisse купил американский банк First Boston, после чего новая структура много лет называлась CSFB (Сredit Suisse First Boston), а потом CS First Boston и только ещё через несколько лет была переименована в Credit Suisse. В общей сложности данный процесс занял 15-20 лет, потому что сила бренда First Boston в США была очень велика. Я думаю, что в случае с «Тройкой» всё пройдет гораздо быстрее, но нам не горит избавиться прямо сейчас от её бренда. Впосле возможно, некоторое время мы проработаем как одна команда под двумя брендами.

- Wealth management останется «Тройкой Диалог»?

- Как один из вариантов, wealth management может остаться под брендом «Тройки», а подразделения IB и GM, которые входят в состав корпоративно-инвестиционного блока, будут переименованы.

− Сколько всего сейчас человек работает в корпоративно-инвестиционном банке?

− В «Тройке» около 1200 человек, из которых около 200 человек работает в IB и GM. В СIB Сбербанка − около 350 человек. Мы плотно взаимодействуем с департаментом по развитию корпоративного бизнеса, который работает с клиентами крупного, среднего и малого бизнеса и оказывает транзакционные банковские услуги.

− Что будет с филиальной сетью «Тройки»? Офисы закроют или сольют с филиалами и отделениями Сбербанка?

− Мы будем закрывать офисы, только если это не интересно клиентам и не эффективно для бизнеса. Бизнес − это про эффективновть. То, что эффективно, выживает, то, что не эффективно, не выживает. И если не задумываться об этом, то рано или поздно вы обанкротитесь как «Кодак» и можете быть вынуждены уволить не 10% людей, а всех сотрудников.

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015