11.10.2013 12:30      

Андрей Мовчан: российским бизнесом правят «серые лебеди»

Создатель «Третьего Рима» Андрей Мовчан объяснил Finparty, почему он продал долю в своем детище.
За четыре года существования «Третьего Рима» не все цели достигнуты, но и экономическая ситуация в России далека от ожидавшейся
За четыре года существования «Третьего Рима» не все цели достигнуты, но и экономическая ситуация в России далека от ожидавшейся
– Андрей, вы перестали быть совладельцем «Третьего Рима». Почему?

Причин много. Мы уже достаточно давно и открыто говорили, что ищем возможности создания альянса для увеличения масштабов бизнеса и рыночного покрытия. Российский инвестиционный рынок, на котором играет «Третий Рим», с кризиса 2008-го года вопреки нашим ожиданиям не только не развился и не увеличился в объеме, но даже стал более депрессивным. Чтобы стать более конкурентоспособными, надо выходить на другие рынки, вкладывать в развитие новых продуктов и географий.

С другой стороны – в последнее время мы постоянно получали разные предложения о тех или иных видов и конфигураций партнерств и сотрудничеств, мы так или иначе со всеми вели этот разговор. В конечном итоге мы насчитали 11 официальных предложений купить долю в компании или компанию целиком. Часть из них была откровенно «спекулятивной» странной попыткой «задешево купить хорошую вещь», пара уважаемых контрагентов как бы предлагала сделку и параллельно пыталась развалить компанию, предлагая ключевым сотрудникам фактически любые деньги за переход; другой «покупатель» теперь говорит, что «сделал DD и отказался от покупки». В общем джентльменов на рынке хватает.

Но больше половины предложений были серьезными, были и суммы больше, чем в итоге платит Oracle Capital Group, и другие интересные идеи. Тем не менее,  в конце июля мы выбрали двух претендентов – не самых щедрых, скорее самых перспективных в смысле развития бизнеса. В начале сентября решили, что будем делать сделку с Oracle Capital Group, и в эту среду подписали соглашение. Расчеты произойдут в ближайшее время.

– Так все-таки почему остановились именно на Oracle Capital Group?

Мы хорошо подходим друг другу. Они для нас – выход в Лондон, в Азию, на клиентов по всему миру. Мы для них – моментальный выход на лидирующие позиции в рамках российского рынка. Кроме того, мы близки по ментальности, нам просто разговаривать и договариваться.

– Раскроете цифры сделки?
 
Oracle Capital Group стала владельцем блокирующего пакета, доля больше 25%. Официально мы сумму сделки не раскрываем, но в расчетах отталкивались от мультипликатора 5% к активам.

– Кто еще сейчас акционеры компании?
 
Когда мы начинали «Третий Рим», у компании было два финансовых партнера, один из них остается миноритарием, параллельно со сделкой выкупая пакет другого. Остальная доля – у партнерства сотрудников, которых более десяти человек. Это все ключевые сотрудники. 

– Есть ли у вас «золотые наручники» – обязательства еще какое-то время оставаться в компании?

Наручников нет, но уходить совсем я не собираюсь. Буду заниматься вопросами совета директоров – интеграцией в рамках нового альянса (нужно добиться того, чтобы альянс заработал), стратегией. Совет директоров будет принимать бюджет, дивидендную политику, давать согласие на крупные сделки.

– Довольны ли вы суммой, которую получите в результате сделки?

Оценка вполне рыночная, она учитывает наше позиционирование на рынке, качество команды, другие наши достоинства. Конечно, это не 8-9% от активов, которые давали за подобные компании до кризиса, но, тем не менее, цена адекватна. 

– Говорят, что у Oracle Capital Group казахские корни. Правда ли это?
 
– Мне мало что известно про корни Oracle. Знаю, что сегодня Oracle – это крупная британская компания. Их продуктовый ряд «центрирован» вокруг Великобритании и Европы, в команде – известные британские и европейские специалисты.
Андрей Мовчан не планирует полностью отходить от дел в
Андрей Мовчан не планирует полностью отходить от дел в "Третьем Риме", но сосредоточится на стратегических вопросах
– Можете привести примеры синергии, которая возникнет между компаниями после сделки?

Что касается синергии, возможностей очень много: от «обмена клиентами», кросс-продаж продуктов до построения того самого «моста» для российских инвесторов, которые хотят релоцировать бизнес, капитал или (и) семью. Кроме того, Oracle Capital Group с точки зрения активов под управлением примерно в пять раз больше «Третьего Рима», это значит, что просто возможностей привлечения новых инвестиций в наши продукты становится намного больше. 

– Вы переходите на неоперационную должность – сопредседателя совета директоров. Почему?

Для меня лично сделка была вопросом времени. В 2009-м году наши временные ожидания были другими, мы думали, что будет быстрое восстановление экономики. Сегодня уже понятно, что до нового бума пройдут годы, и компанию, которая ориентируется на лидерство в рамках этого нового и долгого цикла, должны вести лидеры, готовые к «марафону». Даниле Лацмановичу сейчас столько же лет, сколько было мне, когда я начинал RIM. У него все шансы добиться успеха как у партнера и СЕО, тем более что вся команда решила оставаться и продолжать работу. А мне уже больше подходит позиция non-executive – я для компании буду полезнее, если буду делиться опытом и заниматься стратегией, качеством услуг. 
 
– Когда вы четыре года назад затевали бизнес, у вас были ожидания по его масштабам и результатам. Получилось ли добиться желаемого? 
 
И да и нет. С одной стороны, мы построили заметную и качественную компанию – в сущности, с точки зрения качества, палитры продуктов, команды, платформы мы достигли всего, к чему стремились. Но размер бизнеса компании меньше, чем мы ожидали. И размер рынка в итоге существенно меньше. И экономическая ситуация в России значительно хуже, чем мы прогнозировали в своих сценариях.
 
– Вмешался пресловутый «черный лебедь»?
 
Я бы говорил скорее о «серых лебедях», которые своими  решениями планомерно уничтожают достижения рынков в России, создают всеобщую атмосферу недоверия, провоцируют бегство капиталов и предпринимателей и возвращают российскую экономику в неэффективный монополизированный «сырьевой» режим работы.
 
Если бы мы продолжали жить в том тренде, который был еще в 2007-м году – в рамках диверсификации и постепенной либерализации экономики, развития законодательства и независимой судебной системы, то с притоком капитала все было бы по-другому. А мы очутились в иной ситуации: отток капитала из страны составляет до $100 млрд в год, а уровень несоблюдения договоренностей и законов на всех уровнях просто зашкаливает. В несырьевом бизнесе идет депрессия.
 
– Расскажите о своих планах. Вы ведь пассионарий, наверняка уже есть масса идей, чем заняться?
  
Планов пока нет, тем более что я остаюсь в команде, хотя и не в «каждодневном режиме». Я приближаюсь к возрасту, в котором время становится самым ценным активом (и товаром). Если чем-то займусь, это будет или что-то невероятно интересное, или что-то приносящее очень большие деньги (в идеале, конечно, – и то, и другое). Я точно не буду торопиться с выбором. 
 
– Как думаете, есть ли будущее у российского рынка управления благосостоянием? И как нужно меняться игрокам, чтобы отвечать реалиям и потребностям клиентов?
 
Будущее есть, пока есть благосостояние. Другой вопрос, что капитал уходит из России, и сегодня услуги по легальной и эффективной «релокации» капитала и организации бизнеса в других странах кажутся более востребованными, чем услуги по инвестированию в Россию. Возможно, это и есть тренд изменений.
Андрей Мовчан
Андрей Мовчан

Фото: Игорь Генералов

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015