Александр Григорьев, финансовый эксперт: «Инфляция низкая, все классно. А чего экономика тогда не растет?»

Почему ЦБ ошибается, борясь с низкой инфляцией, льготная ипотека бессмысленна в России и нам, скорее всего, не избежать третьей волны COVID-19, в интервью Банки.ру рассказывает финансовый эксперт Александр Григорьев.

О пандемии и войне. Начиная с февраля мы начали втягиваться в пандемию, как машины в тоннель. Двигаемся, и далеко вроде забрезжил свет в виде вакцины. Но мы еще в тоннеле, в пробке и выберемся не скоро. Такой год лучше всего сравнивать с военными годами по уровню потрясений. Даже послевоенное время, 1950-е, кризисы арабских войн не идут в сравнение с тем, что мы сейчас переживаем, в плане влияния на экономику. Тогда была понятна и кратковременность, и то, как мировая экономика будет выходить из кризиса. А сейчас мы можем только гадать.

Об испанке, чуме и COVID-19. Испанка была в трех волнах. Европейская чума была в трех волнах. Сейчас многие медики призывают нас не заблуждаться: будет третья волна COVID-19. Но мы будем знать, как с ней бороться.

О первом карантине. Мы расслабились и оказались не готовы к новой пандемии. Пришлось выбирать наименее худшее решение, и карантин в этом смысле был справедливым решением. Единственная задача карантина — избежать одновременной госпитализации большого количества людей. Власти принимали решения в зависимости от коечного фонда.

О прививках, картах и Сократе. Человечество развивается от кризиса к кризису, согласно Сократу. Впитывает новый набор знаний и учится переживать это. В XVII—XIX веках медицина развилась, пытаясь противостоять эпидемиям. Развилась прививочная технология, мы стали дольше жить, больше изобретать, больше потреблять, возник капитализм. Кризис привел к качественному изменению человечества. А вот свежий пример из банковской сферы. Еще до COVID началось развитие виртуальных карт. За что раньше конкурировали банки? Как удобнее и быстрее доставить пластиковую карту клиенту. Кто быстрее, тот и взял клиента. Но уже за 2019 год количество пластиковых карт в мире начало серьезно сокращаться, у некоторых банков — на десятки процентов. Банки начали выпускать виртуальные карты. Не надо к клиенту посылать курьера, не надо просить прийти в офис. А теперь, в эпоху всеобщей изоляции, эта технология непластиковой карты становится решающей.

О бесполезности снижения ключевой ставки. ЦБ считает, что инфляция — это враг экономики. В мероприятиях ЦБ все посвящено только одному фактору — низкой инфляции. Низкая инфляция способствует развитию экономики, так гласит монетарная теория. Приходят инвесторы, у них маржа высокая, они не боятся вкладывать деньги в экономику. Все классно, вот у нас сейчас низкая инфляция. А чего экономика-то не развивается? У нас низкая инфляция — следствие неразвивающейся экономики. Со времен Кейнса доказано, что инфляция — это, с одной стороны, следствие экономического развития, а с другой — стимул экономики. Чтобы переломить стагнацию, нужно запустить механизм увеличения денежной массы. Это не универсальный рецепт, это не всегда хорошо. Но когда у вас стагфляция, то нужно запустить это, как двигатель. Это значит, что нужно было решительнее снижать ставку. Правда, тут другая проблема. Если вы под эту ставку не рефинансируете банки, у вас ничего не изменится. В России нет механизма стимулирования экономики со стороны ЦБ. Вы можете дать в долг государству, купив ОФЗ, и рефинансировать этот долг. А рефинансировать кредит металлургическому заводу не можете.

О смысле льготной ипотеки. Когда говорят об ипотечном пузыре, вспоминают ипотечный кризис 2008 года в Америке. Но у нас проблема с ипотекой ровно обратная. Льготная ипотека вызвала рост стоимости объектов недвижимости. Причина очень простая: в Америке экономика рыночная, а у нас — олигополическая. ЦБ справедливо обратил внимание, что способность населения долгосрочно оплачивать свои обязательства по ипотеке снижается, и предложил банкам сокращать выдачу этих кредитов. Это точно не вызовет экономический подъем в стране. ЦБ смотрит на проблему не с той стороны. Но когда мы пытаемся зайти на ту сторону, с которой надо смотреть, упираемся в монополистическую организацию структуры экономики. Ипотека является одним из главных рычагов развития экономики и способствует повышению уровня жизни населения. Но для этого нужно, чтобы ипотека была доступной, а для этого необходимо разрушить монополизм в строительной отрасли. Когда по всей стране условно десять застройщиков и два цементных холдинга, вкачивание денег приводит не к росту доступности жилья, а к росту цен у этих застройщиков.

Экономика развивается, когда растет потребление. Потребление увеличивается, если растут доходы. Доходы растут, если появляются новые рабочие места. Рабочие места в условиях монополизма и кризиса не могут появиться. Только когда у людей будет возможность выбирать, где им работать, компании, конкурируя, будут создавать больше рабочих мест и платить больше денег.

О росте активов, которого не было. За 11 месяцев 2020 года активы банков выросли на рекордные за шесть лет 17%. Давайте разбираться. Есть четыре вида банковских активов: кредиты юрлицам, кредиты физлицам, ценные бумаги, денежные активы. Сравните вложения в ценные бумаги и прирост корпоративных кредитов. Вас ждет разочарование. Кредиты особо не выросли. А те, что выросли, — инвестиционные. То есть инфраструктурные проекты. Вы рефинансировали деньги, вложенные в строительство условного моста, накрутили по этому кредиту 10% годовых — вот вам и рост активов. А в экономике что-нибудь появилось? Нет, мост как был, так и стоит один. А нам важно, чтобы росли розничные и корпоративные кредиты. Когда вы кредитуете грузы, производство, оборот. С начала года доллар вырос на 25%. Валютные активы банков составляют примерно треть от общей суммы активов. Значит, из того роста активов, о котором говорит ЦБ, 7 процентных пунктов — валютная переоценка.

Об ипотечном кризисе. Он нам не грозит. У нас не тот объем ипотечной задолженности на единицу населения. В Америке это половина населения, то есть огромный объем денежного рынка был связан с ипотекой, а у нас — процента четыре. Поэтому беспокойство может быть, но те же автокредиты распространены гораздо шире. Просто сами суммы автокредитования меньше.

Об экосистемах и диалектике. Проблема глобальных игроков заключается в том, что основной их доход был трансакционным. Развитие технологий ведет к тому, что часть традиционно банковских технологий начинает уходить из банков, лишая владельцев доходов. У банков начинают забирать платежные технологии торговые сети, соцсети, технологические компании. Банковские структуры должны расширить функционал. Сейчас маятник пошел в сторону экосистемы, то есть глобальный игрок Сбербанк считает, что может заниматься всем. К счастью, человечество еще не придумало ничего, что могло бы заменить диалектику. Она подсказывает нам, что всё вы хорошо делать не сможете. Потом маятник пойдет в обратную сторону, снова начнется деление. Просто это может занимать 20 лет.

О главном уроке пандемии. Все-таки человечество и его цивилизационность, в частности способность производить вакцины и способность преодолевать трудности, ждет светлое будущее. Главный урок пандемии: есть риски, и мы должны к ним тщательнее готовиться. Например, готовиться к пандемиям новых вирусов. И в целом к рискам — в экономике, в политике, в социальной сфере, в личной жизни. К сожалению, это уже реальность, а не какая-то фантастическая книга.

Читайте также
Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2021 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015