Наталья Брежнева, Москоммерцбанк: «Пандемия стала хорошей проверкой на прочность»

О том, как были объединены «дочки» двух крупнейших банков Казахстана без приостановки работы и как это отразилось на Москоммерцбанке, рассказывает председатель правления банка Наталья Брежнева.

— Наталья Александровна, вы пришли в Москоммерцбанк в 2018 году. Какие задачи перед вами стояли?

— Если коротко, в Казахстане было два больших банка — Казкоммерцбанк и Народный Банк Казахстана. В 2017—2018 годах прошла глобальная сделка по их слиянию, и встал вопрос объединения их дочерних компаний на территории России — Москоммерцбанка и НБК Банка. Мне было предложено возглавить этот процесс и дальше развивать объединенный Москоммерцбанк в новой реальности.

— У вас огромный опыт работы именно в казахстанских финансовых институтах, верно?

— Да, я работаю в банковском секторе уже много лет, с начала 1990-х годов, и самый большой период — в казахстанских банковских организациях. Начинала свой путь в одном из первых коммерческих банков в Казахстане, потом долгое время трудилась в казахстанской структуре крупной международной банковской группы ABN AMRO — в банке и в пенсионном фонде. Примерно в 2008 году перешла в Казкоммерцбанк и до 2017 года возглавляла направление по работе с крупными частными клиентами. В 2017 году я перешла на работу в группу «Халык», и уже через несколько месяцев меня пригласили в Москоммерцбанк в связи с тем, что планировалось объединение двух дочерних банков в России. К тому времени Москоммерцбанк существовал на рынке более 15 лет, это банк с большой историей: получил лицензию в 2001 году, а в 2002-м получил нынешнее название. В этом году мы отмечаем уже 20-летний юбилей. За это время рынок изменился до неузнаваемости: если в 2001 году в России действовало 1 300 банков, то сейчас — менее 400, и мы в их числе.

«Все работали практически круглосуточно»

— Какую основную задачу поставили перед вами акционеры?

— Нам было необходимо аккуратно, без ущерба для бизнеса, очень тонко и точно объединить два банка, не прерывая ни на день обслуживание клиентов, продолжая вести бизнес по всем направлениям. Здесь были и технологические сложности — разные системы, технические решения, программное обеспечение, и психологические — объединить коллективы, клиентов двух банков с разной историей, с разным подходом. И при этом оставить все лучшее.

— Насколько сложно было осуществить этот процесс?

— Процесс начался в декабре 2017 — январе 2018 года, а завершили слияние и зарегистрировали факт объединения в мае 2018 года. Эту огромную работу нам удалось проделать буквально за 5—6 месяцев. Все работали практически круглосуточно. Большой вклад внесла наша команда специалистов, наш акционер — Народный Банк Казахстана — также оказал нам значительную поддержку. Добавлю, что команда менеджеров и руководителей основных структурных подразделений, которая все это реализовала, за три года сохранилась в неизменном виде.

— Каких результатов удалось достичь?

— До объединения Москоммерцбанк был в рейтинге российских банков на 158-м месте, НБК Банк — еще ниже. Три года назад, после объединения, мы по объему активов были на 142-м месте. А в начале 2021 года оказались уже на 127-м месте. Мы растем, развиваемся, добиваемся успехов и выполняем поставленные акционером задачи. При этом в период объединения в 2018 году мы ни на день не приостановили обслуживание клиентов, партнеров и банков-корреспондентов ни в том, ни в другом банке. Я считаю, что это самый главный результат.

— Как объединение повлияло на ваших клиентов?

— Мы сохраняем тесные связи с нашими клиентами, которые обслуживаются в банке десять лет и более. Это клиенты обоих объединенных банков: и юридические лица, и представители МСБ и крупного бизнеса. И даже физические лица, которые сотрудничают с банком много лет, некоторые — со времени его основания. Мы храним свои исторические традиции, стараемся предоставить максимально качественное индивидуальное обслуживание и за счет этого сохранить и развить свою клиентскую базу.

«Это историческая связь между Россией и Казахстаном»

— Что дали Москоммерцбанку тесные «родственные связи» с Казахстаном?

— Наш акционер, Народный Банк Казахстана (Халык Банк), является самым крупным в Казахстане и одной из самых крупных финансовых групп в Центральной Азии, представленной в нескольких странах. Халык Банк существует более 97 лет. При Советском Союзе это был Сбербанк Казахской ССР, который затем преобразовался в Народный Банк Казахстана. Это огромный опыт менеджмента в разных ситуациях, технический опыт, в том числе сильнейшие специалисты на территории СНГ. Это, кроме того, самый передовой опыт мобильных технологий — в Казахстане с конца 1990-х годов весьма быстрыми темпами развивались технологии дистанционного обслуживания клиентов. Это все послужило хорошей поддержкой для Москоммерцбанка. Мы, безусловно, имеем очень тесную связь с Народным Банком Казахстана, нашим 100-процентным акционером: это постоянное общение по вопросам развития бизнеса, новых продуктов, риск-менеджмента и другим.

Эта связь также определяется исторической связью между Россией и Казахстаном — экономической, политической, стратегической. Находясь здесь как представитель крупнейшего банка Казахстана, мы видим свою миссию в том, чтобы обеспечивать и поддерживать эту связь, максимально оказывать содействие в выстраивании партнерских отношений между предприятиями и организациями двух стран, поддерживать инвестиционные и финансовые проекты. Мы стараемся участвовать в совместных проектах Казахстана и России по различным направлениям бизнеса — в экспорте, импорте, инвестициях и так далее.

«Основные наши результаты — это постепенный стабильный рост»

— Какие результаты работы банк показывает сейчас?

— Москоммерцбанк на сегодняшний день входит в топ-200 российских банков. Повысился наш рейтинг: в мае 2018 года он был на уровне «ruB» со «стабильным» прогнозом, а в 2020 году рейтинговое агентство «Эксперт РА» повысило его до «ruB+». Это открыло нам доступ к участию в разных программах, в том числе государственных, позволило дальше развивать работу с банковскими гарантиями.

В 2020 году объем активов Москоммерцбанка составил более 22 миллиардов рублей по сравнению с примерно 19 миллиардами рублей в 2019-м. Мы наращиваем объем кредитования клиентов сегмента малого и среднего бизнеса, увеличили в 2020 году ипотечный портфель. У нас есть планы по дальнейшему развитию, по новым продуктам. Основные наши результаты — это постепенный стабильный рост.

— Предоставление банковских гарантий сейчас является одним из ключевых направлений вашей работы. Каких результатов удалось достичь?

— За предыдущий год мы добились роста корпоративного портфеля на 33%, более чем на 1,5 миллиарда рублей. Это существенно, учитывая экономические обстоятельства прошлого года. В 2018—2019 годах нам удалось внедрить полноценный онлайн-сервис по выдаче банковских гарантий, сейчас мы его расширяем. Если сравнивать с 2019 годом, то объем выдачи гарантий мы увеличили в три раза. На 2021 год мы установили план нарастить выдачу гарантий на сумму более 4 миллиардов рублей, по корпоративному портфелю — рост на 20—30%.

— А торговый эквайринг?

— Торговый эквайринг у нас тоже активно развивается, нам это позволяет и хорошая инфраструктура, и собственный процессинговый центр. В последний год комиссионные доходы от торгового эквайринга выросли более чем в 10 раз начиная с периода объединения. Здесь мы видим дальнейший рост и планируем выйти на рынок интернет-эквайринга. Рассчитываем, что уже в 2021 году это позволит нам и привлечь новых клиентов, и предложить услугу нашим уже существующим клиентам.

— Насколько приоритетна работа с физлицами?

— Для Москоммерцбанка она является важным направлением бизнеса. Банк активно работал на рынке ипотеки: в 2007 году был третьим среди ипотечных банков России. Это накопленный опыт, который мы продолжаем использовать. В ипотечный кризис 2008—2009 годов, затронувший рынки России, Казахстана и все мировые рынки, нам пришлось помогать нашим заемщикам, реструктуризировать ипотечные кредиты, мы участвовали и в государственных программах помощи ипотечным заемщикам. Сейчас банк продолжает развивать ипотечное кредитование. В 2020 году у нас был довольно большой прирост по ипотечному портфелю.

— Планирует ли банк наращивать региональное присутствие в России?

— В 2009 году региональная сеть Москоммерцбанка насчитывала филиалы в 12 российских городах. После кризиса филиальную сеть было решено сократить. После слияния у нас остались представительства в пяти городах: Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, Челябинске и Новосибирске.

Сейчас общие тенденции в развитии банковского сектора говорят о том, что нынешний момент не лучший, чтобы сосредотачиваться на расширении региональной сети. Основные тенденции развития лежат в плоскости максимального перехода на дистанционные каналы. Но это не говорит о том, что нужно закрыть все имеющиеся точки обслуживания. Для нас это сигнал, что мы больше должны ориентироваться на цифровизацию своих бизнесов.

Понятно, что невозможно конкурировать с крупнейшими банками, имеющими филиалы и офисы продаж в сотнях городов. Поэтому банк ориентируется на те регионы, где исторически прослеживается более значимая связь между бизнесами России и Казахстана, там мы видим своих потенциальных клиентов. У нас были планы на 2020 год, которые нам пришлось отложить из-за пандемии, но в 2021—2022 годах мы рассматриваем открытие новых офисов в одном-двух регионах. Есть точечный и хорошо продуманный план.

«К счастью, наши худшие ожидания не оправдались»

— Что изменила в вашей работе пандемия? С какими сложностями пришлось столкнуться?

— Пандемия подтолкнула весь банковский сектор и всю экономику к быстрому переходу на более развернутое дистанционное обслуживание. Мы не исключение. Конечно, у нас были дистанционные каналы обслуживания и до 2020 года, но именно этот год заставил нас активнее развивать данное направление, заходить в новые сервисы. В 2020 году мы внедрили новую систему мобильного банкинга, более удобную и современную, и продолжаем ее развивать.

За считаные недели наши технические специалисты обеспечили полноценную работу в удаленном формате для всех сотрудников банка. Когда мы разговаривали об этом с нашими коллегами, клиентами, выяснилось, что многие оказались не готовы, у некоторых приостановился бизнес, потому что не было возможности перевести сотрудников сразу на удаленную работу. У нас же 100% сотрудников могли работать удаленно уже в первые 2—3 недели локдауна: мы готовились к этому заранее.

Конечно, работа банка предусматривает и офлайн-обслуживание. Офисы банка ни на один день не прерывали работу, продолжали принимать клиентов. Большая нагрузка приходилась на дистанционные каналы, тем не менее в случае необходимости люди приходили в офисы. Банк фактически является организацией непрерывного цикла, и власти это отмечали, когда вводили ограничения.

— Как банк вышел из этого сложного периода? И как пережили его ваши клиенты?

— Банк пережил этот период хорошо. Наши клиенты тоже прошли его неплохо: некоторые даже получили определенные преимущества, потому что их продукты, товары и услуги оказались более востребованными на тот момент. Банк же показал свою возможность работать в оперативном режиме, быстро реагировать на изменения и кризисы. Это было хорошей проверкой после слияния.

— Цифровизация — важная часть современной финансовой системы. Расскажите о том, как банк изменил свои подходы в этой части, какие введены новшества и что нового вы реализуете в этом году?

— Цифровизация сегодня — один из основных вопросов выживания и конкурентоспособности. И мы это понимаем, и наш акционер это понимает. С 2018 года мы инвестируем в обновление нашего оборудования и IT-инфраструктуры и планомерно переходим к цифровой модели бизнеса. Хороший пример этого — создание онлайн-продукта по предоставлению банковских гарантий, полностью цифровизированный процесс с понятным и удобным интерфейсом для клиентов.

Также мы провели большую работу по обновлению наших мобильных приложений, в 2020 году запустили новый сайт с интерактивным и доступным интерфейсом. В 2021 году для корпоративных клиентов мы планируем запустить новое направление — универсальный и гибкий продукт: факторинг с использованием высокотехнологичных сервисов и автоматизацией всего технологического процесса. Конечно, пандемия внесла свои коррективы, пришлось взять небольшую паузу относительно отдельных проектов. Эта пауза, скорее, была связана с экономической неопределенностью в период массовых ограничений. Так сделали многие организации. Однако во второй половине 2020 года банк вернулся к процессам технологического обновления, новым IT-проектам и продолжит работать над этим в 2021 году. Мы будем запускать новые продукты уже в цифровом режиме и к концу года объявим об этом для наших клиентов.

Читайте также
Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2021 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015