29.09.2015 09:00   19412   

Надия Черкасова: «Быть свободной от обстоятельств»

Наш автор Елена Махота продолжает серию интервью, где интересуется у своих спикеров, каков их стиль в бизнесе и жизни. В неформальной обстановке ей удалось встретиться и обстоятельно побеседовать с Надией Черкасовой, членом правления банка ВТБ 24, директором департамента по обслуживанию клиентов малого и среднего бизнеса.

Елена Махота и Надия Черкасова
Елена Махота и Надия Черкасова

 Надия, знаю, что мы неслучайно выбрали это место, расскажи, почему мы находимся в детском клубе «Рибамбель»?

— У меня, как у мамы троих детей, с этим местом связаны очень хорошие ассоциации. Мне кажется, что именно этот ресторан красиво и легко сочетает в себе взрослую жизнь и детский мир, за это я его очень люблю.

— Кстати, в нескольких интервью я нашла упоминания, что у тебя было не самое простое детство. Как ты росла?

— Я никогда не думала, что оно было у меня непростым. Было «счастливое советское детство», как и у многих, кто был рожден в СССР. Мечтала о коммунизме, который ассоциировался у меня с бесплатным мороженым, и с удовольствием каждое лето ездила в пионерский лагерь. Когда мне было четыре с половиной года, погиб папа, я его совсем не помню, только по фотографиям. Уже сейчас, будучи сама мамой, я понимаю, как тогда моей маме было трудно одной с двумя детьми. Брату на тот момент было всего две недели. Моя мама — уникальный человек, мы не чувствовали себя обделенными вниманием и заботой, она полностью посвятила свою жизнь нам. А что такое любовь отца я поняла только после рождения у нас с мужем дочери, увидев их особенные взаимоотношения.

 Какую роль сыграла мама в становлении твоей личности?

— Мама заканчивала пятый курс Московского института народного хозяйства имени Г. В. Плеханова, когда осталась с нами одна. Она не опустила руки, а успешно окончила институт, так как всегда предпочитает действовать и идти вперед в самых сложных жизненных ситуациях. Думаю, что мне передался «генетический код» действия в любых ситуациях, без лишнего промедления. Решил, пошел, сделал. Это, пожалуй, самый главный урок. А второе, что передалось, — это позитивное отношение к жизни, восприятие происходящих с нами событий позитивно. Мама во всем находит светлую сторону и слова, чтобы подбодрить. Сейчас я уже сама формирую и закладываю в своих детях эти же «генетические коды».

— Как ты думаешь, вот это умение делать, оно врожденное? Или навыки лидера можно приобрести? Какой ты лидер?

— Знаешь, я уверена, что нас формируют среда, в которой мы растем и развиваемся, и мы сами. Что я имею в виду? Дети автоматически копируют и воспроизводят модель родителей, наблюдая за ними дома и в жизни, слушая разговоры вокруг. Причем даже в каких-то мелочах и в наших привычках, которые мы порою сами за собой не замечаем. Поэтому если что-то и есть врожденное, то это, скорее всего, минимальное, все остальное мы приобретаем в течение жизни. Так же и с лидерством, оно формируется и копируется. Думаю, что на стиль лидерства влияет пример первой работы, на которой мы сталкиваемся с первым руководителем, это как первый учитель в школе. Он служит базисом и фундаментом для последующих надстроек.

Какой я сама лидер? Во мне сочетаются иногда несовместимые подходы. Я как руководитель спокойно отношусь к свободному графику работы, люблю, когда есть ощущение свободы в команде, но при этом я дотошна в мелочах и нюансах, требовательна к профессиональным знаниям, с жесткой системой контроля и дисциплины исполнения. Не люблю, когда меня пытаются «заболтать» и не погружаются в суть задачи. Знаешь, есть такой тип банкиров — «штабные офицеры», которые никогда не трудились в полях и в регионах и слабо себе представляют, как все работает на месте.

— Немногие знают, что помимо успешной банковской карьеры на протяжении многих лет ты с недавнего времени занимаешься и собственными инновационными проектами. Как ты пришла к этому? Расскажи подробнее…

— Совершенно верно, я инвестировала в ряд проектов.

С одной стороны, я более двадцати лет работаю на рынке кредитования и обслуживания малого бизнеса. Отсюда хорошо себе представляю и отслеживаю основные тренды в бизнесе. Безусловно, когда ты столько лет занимаешься сегментом малого и среднего бизнеса, то предпринимательство становится частью тебя. Ты смотришь на разные бизнес-истории и примеряешь их на себя. Так же, как и в твоем, Лена, случае, ты же работала почти пятнадцать лет в банках и в итоге ушла в свой бизнес потребительских услуг.

С другой стороны, ты понимаешь все риски, так как оцениваешь бизнес с точки зрения эксперта. Я думала о бизнесе, работающим в онлайн-среде и исключительно в рамках комиссионно-трансакционной модели. Эти мысли не давали мне покоя во время второй моей беременности, и я начала внимательно изучать рынок электронной коммерции и смотреть на проекты, развивающиеся в Интернете. Как человек, дотошный к мелочам и любящий все потрогать своими руками, я даже самостоятельно запустила прототип интернет-магазина. Этот опыт помог мне подготовить модель кредитования интернет-магазинов. В России банки до сих пор кредитуют только офлайн-торговлю, а электронная коммерция финансируется за счет собственных средств и инвесторов, примеры кредитования банками единичны. Я лежала в больнице на сохранении и одновременно изучала все, о чем я говорила выше.

— Я согласна с тобой, что стандартный кредитный анализ, так называемая классика ЕБРР, включает в себя сбор данных на месте ведения бизнеса, получение выписок из банка, оборотно-сальдовых ведомостей, расчет остатков, клиентского потока, а здесь все совсем по-другому.

— Да, совершенно верно. Подход к анализу данных компаний построен на других принципах, так как это, по сути, анализ кликов на сайт, показов рекламы в Интернете, активности в социальных сетях и так далее. Только родив своих двух сыновей и находясь в декрете, параллельно я активно встречалась с представителями разных интернет-проектов. Так я познакомилась с ребятами из краудфандинговой площадки Boomstarter (аналог успешного американского Kickstarter), одним из совладельцев которой я сейчас являюсь. Суть сервиса заключается в привлечении инвестиций от физических лиц на различные проекты: от организации детского рок-фестиваля до покупки оборудования для онлайн-пекарни. Ты можешь выставить свой проект и расплатиться продуктом, который ты сделаешь потом, или неким лотом, который придумаешь. Например, я купила лот за 10 000 рублей для проекта по организации детского рок-фестиваля, а организаторы расплатились со мной выходом на сцену и возможностью спеть песню вместе с группой «Электроники». Или, например, совершенно недавно молодой человек делал онлайн-кондитерскую, ему нужно было приобрести две духовки, и предлагался лот — каждый месяц подписка по доставке восьми эклеров на любой адрес, указанный тобой.

— Да, здорово.

— Ты знаешь, есть ощущение не только позитива, а еще и того, что ты реально помогаешь людям запустить их проекты-мечты. В чем, собственно, наш бизнес: представляется на сайте проект, если он собирает 100% денег для реализации, то мы получаем свой комиссионный процент. Это примерно 5—6% от суммы проекта.

— Как я понимаю, данный бизнес не требует твоего серьезного вовлечения?

— Ты права. Моя роль больше стратегическая. Отличная команда, профессиональный CEO и мои партнеры — сами по себе замечательные и успешные люди, имеющие за плечами целый ряд проектов. Нашей площадке сегодня исполнилось три года, я присоединилась к ребятам уже после двух лет работы бизнеса. Они искали инвестора и обратились ко мне как к эксперту. На их вопрос, не могу ли я кого-то порекомендовать, я предложила себя. Есть такой принцип: «Если ты чего-то сильно хочешь и тебе не предлагают, то встань, подними руку и скажи: «Я хочу это сделать!» Кстати, это тоже урок из КМБ-Банка, один из моих руководителей сказал однажды: «Не сиди и ничего не жди, если тебе хочется взять на себя новую задачу или проект, то подними руку, встань и предложи себя!» Так я и поступила в ситуации с Boomstarter.

Меня этот проект развивает, я учусь новому в этом бизнесе, много терминов, которые я просто не знаю. Даже не признаюсь, что не знаю, просто записываю, а потом изучаю и разбираюсь.

— Давай обсудим тему внутренней свободы, что дает тебе этот проект… Свободу от банка?

— Ты знаешь, мне очень интересно в банке, это тема, которая мне близка много лет. Но я отношусь к тем людям, которые всегда смотрят в будущее. С одной стороны, иногда меня это даже беспокоит, с другой стороны — дает свободомыслие. Возвращаясь к нашим годам в КМБ-Банке, ты ведь тоже там начинала карьеру, на одном тренинге нужно было написать, что бы хотелось чувствовать в конце жизни. И помню как сейчас, я написала: «Быть свободной от обстоятельств, свободной от людей и иметь внутреннюю свободу». Проект Boomstarter для меня — это, как, знаешь, у Барона Мюнхгаузена, ты берешь и вытаскиваешь себя за волосы из зоны комфорта. Чем мне еще близок данный проект? Я вижу там много людей-делателей. Они не ноют и не говорят, что им кто-то что-то не дал, не выделил, не помог. Они просто берут и делают. И для меня важно быть причастной к этому. А еще это альтернатива развития финансовых инструментов, что мне как банкиру очень интересно.

— В основе своей люди любят обсуждать и передавать истории успеха, о них написаны сотни бизнес-книг и учебников по менеджменту. При этом часто сила поражения или первичного неуспеха, с точки зрения опыта, порой более мощная, чем сила успеха, так как только сила поражения заставляет тебя «вытащить себя за волосы» и идти вперед. Это как изобретатель бритвы Gillette много лет доказывал, что его изобретение совершенно меняет представление о бритье, которое в итоге перевернуло всю индустрию бритья и позволило создать огромный многомиллиардный бизнес (к слову сказать, спустя много лет). Его же не признавали почти десять лет. Какие профессиональные поражения для тебя были очень важными и заставили выйти из зоны комфорта?

— Я с тобой полностью согласна, что шоколадно-ананасовая жизнь не делает тебя сильным, а неуспехи дают тебе возможность открыть второе дыхание. Одна из моих историй связана с кризисом 1998 года, когда я работала в Инкомбанке. Тогда я мечтала работать там всю жизнь и достичь заветной ступени — управляющий филиалом. Но тот кризис, который выкинул на улицу многих людей, в том числе должен был коснуться меня, так как я тоже ждала сокращения. Однако кризис открыл новые возможности — я перепрыгнула несколько ступеней и возглавила филиал КМБ-Банка, с позиции начальника отдела в одно мгновение перенеслась в кресло руководителя. Для меня кризисы стали счастливым знаком — всегда нахожу новые возможности.

— А личные кризисы?

— Да, был такой период, сыгравший большую роль в моей жизни. Когда я была беременная своими сыновьями, ситуация складывалась сложная и временами критическая, более полугода я находилась в больнице и долго скрывала, что жду детей. Когда ты — публичный топ-менеджер — вдруг исчезаешь из поля зрения, люди из бизнес-среды начинают оценивать твою карьеру как неуспешную, твое имя начинает обрастать разного рода слухами. Это крайне неприятно. Особенно, когда в то же самое время ты борешься за жизнь двоих детей. А затем этот внешний мир начинает тебя быстро забывать. Уже мало кому интересно твое мнение, редко получаешь ответы на почту и звонки, многим вдруг становится некогда ответить на СМС только потому, что ты уже не в струе. В этот момент рядом с тобой остаются только действительно близкие люди, происходит переоценка ценностей. После данного личного кризиса, который я, надо сказать, долго переживала, моя семья — мой однозначный приоритет, я всегда выберу семью и моих самых близких друзей. Это не значит, что люди плохие, алчные или чего-то от тебя постоянно хотят, просто ты им нужен тогда, когда ты принимаешь решения и обладаешь определенным ресурсом полномочий. Осознание этого стало для меня важным этапом в жизни. В итоге как личность я приобрела больше свободы.

— Как ты свою жизнь представляешь через двадцать лет? Тебе шестьдесят четыре, Надия Черкасова…

— О, я знаю, что буду делать в восемьдесят лет! Ты не поверишь, но у меня есть план, сейчас покажу в «Заметках» запись.

— Надия, как ты думаешь, у скольких людей есть план на восемьдесят лет? Я знаю, может, только пару людей. Обычно вопрос даже про пять лет вызывает ступор. Значит, Надия Черкасова, восемьдесят лет, какой план?

— Да, у меня есть план, называется «Большие цели», задача номер пять: стать с мужем Вадимом чемпионами мира по бальным танцам среди непрофессиональных пар в возрасте кому свыше восьмидесяти лет (смеется). Эту цель поставила три с половиной года назад. Что для этого делаю сейчас? Начала обсуждать с мужем и получила его согласие на занятия танцами. Это красиво и будет стимулировать нас быть в форме. Кроме того, по мнению ученых, танцы — это единственный вид деятельности, который заставляет мозг работать осознанно, а не включать автопилот. Просто уметь танцевать — этого мне недостаточно, а вот поставить большую цель — это то, что меня вдохновляет.

— Я как раз сейчас подумала о способе мышления успешных людей. Успешный человек думает не о процессе, а о том, как быть лучшим в том, что он делает. И я абсолютно уверена, что этому невозможно научиться. ДНК делателя — это то, что дано при рождении и заставляет человека идти вперед. Быть лучшим в своем деле: выпекать ли лучшие булочки в городе, сделать ли лучшую рекламу или запустить лучший в своей сфере интернет-проект. Великие люди делают все то же самое, но в страновом и мировом масштабе, так как не чувствуют границ.

— Согласна, для меня очень важно, чтобы большие и маленькие цели вдохновляли и мотивировали двигаться вперед.

— Пришло время для нашего традиционного блица. Каков твой стиль в одежде?

— Демократичный.

— Какая ты в материнстве?

— Демократичная.

— Твой стиль лидерства?

— Демократичный.

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015