14.10.2015 09:00   10827   

Борис Дьяконов: «В целом образ зверя — это не плохо»

Успех в прошлом не гарантирует успеха в будущем, более того — в чем-то мешает, убежден старший вице-президент банка «ХМБ Открытие», директор по управлению сервисом для предпринимателей «Точка» Борис Дьяконов.

Пережив санацию Банка24.ру в группе «Лайф», а потом и отзыв лицензии, Борис Дьяконов сейчас, кажется, находится в лучшей форме, чем когда бы то ни было. FP встретился с банкиром в его рабочем кабинете в Екатеринбурге и поговорил о том, как ему работается в составе ФК «Открытие», почему он любит конкурентов и как ему удается оставаться самим собой.

Откровенность, прямота, остроумие — вот качества, которые присущи Дьяконову и которые в первую очередь удивляют при встрече с ним. Несмотря на обилие наград — а Борис стал банкиром года по версии портала Банки.ру и номинировался на премию GQ «Человек года 2015», — он постоянно разрушает образ «настоящего банкира». Ну кто еще может организовать интервью в воскресенье и, завидев ребенка, первым делом устроить соревнования по отжиманиям? «Я как-то воспитателем в лагере работал. Заставлял детей кружочек вокруг корпусов пробегать, а потом еще один и еще один. Так они у меня крепко спали», — поясняет Дьяконов.

— Борис, а кем вы хотели стать в детстве?

— Я колебался между водителем трамвая и космонавтом. Поступал на философский, не окончил его, до этого думал поступать на медицинский, но в итоге уехал в Америку.

— Почему на философский? Кто вам его посоветовал?

— На философский я сам хотел, мне думать нравилось о смысле бытия. К 11-му классу я перечитал книги всех философов, кайфовал от них, особенно от Бердяева, тогда его только начали публиковать. На философском мне очень интересно было учиться.

— А преподавать вам интересно? (Дьяконов — доцент кафедры анализа систем и принятия решений и кафедры стратегического менеджмента в УРФУ — FP). Многие сейчас жалуются на студентов, на их неспособность и нежелание учиться...

— Студенты, конечно, огорчают. Мы уже знаем, что поколение не то, молодежь нынче пошла не та и трава уже не такая зеленая (улыбается). Если серьезно, я всегда относился к студентам... слегка скептически, но сейчас с огромной радостью вспоминаю курсы, которые были у меня пять лет назад. Сейчас учится поколение ЕГЭ, а это совсем другой жанр. Общаться, конечно, со всеми можно. Но они — правда, другие. И мне крайне интересно смотреть, что с ними происходит. Хотя кого-то из студентов я зову на работу. Другой вопрос, что не все потом выживают. Но тот, кто выживает, молодец.

— То есть талантливые студенты вам тоже встречаются?

— Математика — одна из тех областей, где невозможно списывать. Все остальное студенты научились «плагиатить» с особым цинизмом. А математика такова: либо ты решаешь задачи, либо ты их не решаешь. Согласитесь, достаточно сложно притворяться, если ты не можешь их решить. Способность к самостоятельному обдумыванию, генерации какого-либо контента в целом почти утрачена, потому что сейчас развиты: а) клиповое мышление, б) «репостные» инстинкты, в) способность «плагиатить». Все это в целом атрофирует остатки послешкольного мозга. Но там, где есть дисциплины, требующие самостоятельного произведения результата, у студентов еще тренируется способность просто полчаса посидеть и что-то порешать без «постика вконтактике». А это уже почти непрокачанный навык у большинства студентов. Те, кто могут хотя бы полчаса сидеть и что-то считать, — им за это уже можно памятник ставить. И срочно звать на работу.

— Вы сказали, что не все у вас в банке выживают. Помню, два года назад Интернет взорвала история — вы уволили сотрудницу Банка24.ру за то, что она отошла на обед вместо того, чтобы обслуживать клиентов...

— Не я уволил. История была в том, что решение об увольнении приняли на месте ее непосредственный руководитель и коллектив. Я всего лишь публично отписался, что она уволена. Если люди считают, что я ее уволил — ну, мне приятно, в целом образ зверя — это не плохо. А так-то она сделала все, чтобы не работать в сервисной компании. Ей можно было просто взять и честно сказать: «Я не люблю людей, мне не нравится с ними работать».

— Есть качества в сотрудниках, коллегах, которые для вас неприемлемы?

— Я очень нетерпим к ситуациям, когда ты что-то строишь-строишь и кто-то это раздалбывает, но не по ошибке, а просто потому что человеку наплевать. Особенно на нынешнем рынке компания не может себе позволить таких сотрудников. Я вполне понимаю, что человеку может быть все равно, но тогда нужно быть честным. Если у тебя приоритет — питаться, то надо обеспечить себе питание, жить рядом с миской и кушать, в том числе на ночь (после увольнения сотрудницы Борис Дьяконов написал в «Твиттере»: «Девочка, которая пошла обедать, сможет теперь обедать с утра до вечера и нажираться на ночь. Уволена, короче» — FP). Если у сотрудника приоритет — бежать и делать что-то вместе с командой, то мы с ним сработаемся.

— Я знаю, что в вашей жизни был интересный период, когда вы были связаны с церковью. Как вы пришли к этому и как это на вас повлияло?

— Да, есть такое. Я был пастырем года четыре. Это было после учебы — я работал в банке «Северная казна» и параллельно был пастырем в колонии. Ездил туда по выходным, плюс на неделе много чего по этой части делал. У меня были приходы в Верхней Пышме, в Екатеринбурге и в колониях. Меня это научило нескольким вещам. Дело в том, что во всех общественных организациях, и церковь — не исключение, если у людей нет сверхидеи и четкого понимания, зачем они должны делать что-либо, то ты никогда никого силой не заставишь. Там все гораздо честнее.

— В банковской сфере по-другому?

— В коммерческом мире все по-другому. Если людям хочется кушать, то они готовы терпеть уродов-начальников и какие-то их неразумные действия, просто так к этому относиться. Например, поначалу служба в церкви была связана в том числе и с помощью больнице. В коммерческой организации все просто. Начальник чаще всего только раздает указания: едем туда-то. Я же, будучи пастором, не мог просто сказать: вы едете в больницу, а я остаюсь. Я сам ездил, потихонечку помогал, людям нравилось. Это были времена, когда в больницах ничего не было, в отделении травматологии санитаров не хватало. Нужна была большая помощь — ухаживать за больными, кормить их, и моя община в том числе помогала травматологии.

— Кстати, о коммерческом мире. Незадолго до отзыва лицензии у Банка 24.ру в Сети разошлась информация о том, что вы, будучи председателем правления, назначили себе зарплату 6000 рублей. Это была утка?

— Нет, у меня действительно был оклад в 6000 рублей. Тогда «24-ку» надо было сильно реформировать, рука не поворачивалась сокращать издержки и выходить на новый уровень, при этом получая положенную зарплату. Меня больше интересовала моя внутренняя гармония. Я мог себе позволить несколько месяцев так жить, и это меня стимулировало сделать все быстрее. Пока мы ряд трендов не переломили, была такая зарплата.

— Что для вас деньги и на что вы их тратите?

— Что для меня деньги? Я еще об этом не думал. Трачу обычно на путешествия. Я искренне считаю, что если вкладывать деньги, то надо вкладывать в развитие, эмоции, впечатления. Но еще люблю тратить на гаджеты, в том числе на кухонные. Я зависаю как кролик перед удавом, прямо делаю над собой усилия, чтобы не купить, когда какая-нибудь мультиварка смотрит на меня.

— И тут вспоминаете, что это будет вашей пятой мультиваркой...

— Я себя успешно побеждаю уже года четыре или даже пять. Последнее мое увлечение — сувид. Это такой прибор, который позволяет готовить на низких температурах в вакууме. Я с ним сильно заморочился, из Америки тащил, менял напряжение для нашей сети, но пару раз получилось приготовить очень даже вкусную рыбку.

— В «Северной казне» вы занимались поддержкой информационных систем, инновационными технологиями. А как вы пришли к должности руководителя?

— С одной стороны, это был естественный шаг. Я — непрофессиональный айтишник, у меня нематематическое образование. Я занимался ИТ, пока это было просто делать. Потом пришло время профессионалов. Я занялся инновационными технологиями, стал руководителем. Это было очень тяжело. Потому что когда ты айтишник, ты каждый вечер можешь уйти домой с пониманием того, что ты за сегодня сделал. Вот как вы: сегодня взяли интервью, расшифровали, завтра оно вышло — пожалуйста, держи сахарок в конце дня, — что-то в таком духе. В психологии это называется instant gratification, это человека подпитывает. А я знаю: то, над чем я сейчас работаю, оценят года через полтора. И то если угадаешь.

— А если не угадаешь?

— Если не угадаешь, то значит, не угадаешь, и через полтора года будет пресс-релиз «мы благодарны имярек за проделанную работу». Хотя проблемы будут все равно, но особенно если не угадаешь. Плюс очень много вещей, над которыми мы сейчас работаем, имеют отложенный эффект. То есть ты сейчас можешь что-то придумать, запустить, но значимые бизнес-результаты не скоро появятся.

— Но опыт у вас какой! Вы же, можно сказать, стояли у истоков Банка24.ру, когда он еще был «Уралконтактом». И уже тогда он был технологичным.

— Да, мы делали то, что позже превратилось в мобильные банки. Мы это начинали делать в 2002 году. Сейчас в релизе «Точки» новая версия, это просто космос. У нас есть «подпольная лаборатория» — мы пишем совсем новые прототипы, руководствуясь совсем другими принципами. Нам в целом пофиг, что делают конкуренты, главное — мы знаем, что надо клиентам, у нас есть «чуйка». Компетенции в команде много накопилось, и все вместе это само по себе начинает производить нужный рынку продукт.

Исторически то, что делали мы раньше, и то, что сейчас делает «Точка», де-факто становится стандартом рынка. Мы в свое время первыми пустили физиков в интернет-банк без ЭЦП. Это было в 2003 году. Рынок тогда вопил: как так без ЭЦП, банкиры крутили пальцем у виска. Но мы пустили продукт с кодиками сначала на картоночках, потом эсэмэской. Сейчас это стандарт.

— С плагиатом сталкиваетесь?

— То, что мы делали для предпринимателей в интернет-банке — все эти сервисы: удобные платежки, уведомления, — сейчас неуклюже, но стараются копировать многие. Еще многие даже не делают, а тупо рекламу такую же передирают. Вначале расстраиваешься, а потом понимаешь: мы это создали и благодаря нам это становится стандартом для отрасли. Предпринимателям хорошо — это главное.

— Я не так давно общалась с руководителем блока «Массовый бизнес» Альфа-Банка Денисом Осиным. Он в числе конкурентов назвал «Точку». Как у вас складываются отношения с конкурентами?

— Денис — клевый. Я рад, что есть такой конкурент. Честно, мне так по-человечески обидно, что с ними нужно конкурировать. Сам Денис — профессионал и хороший человек. Я бы с ним с гораздо большим желанием вино пил, чем конкурировал. Но такова жизнь.

— Когда мы говорим о конкурентах, в голову приходит ваша переписка с Олегом Тиньковым. Крайне интересно всегда читать, как вы спорите, свободно отвечаете на острую критику... Все-таки вам комфортно работать в группе «Открытие»?

— Я бы ставил вопрос по-другому. Сейчас есть больше возможностей создавать шикарный продукт и менять мир. Я понимаю, что мы в составе большой группы, у которой есть свои правила. Одна из моих задач — в той части, где «Точка» должна им соответствовать, им нужно соответствовать. Если я не знаю правил, а это моя зона ответственности, то нужно сходить узнать. Поэтому в «Открытии» нам вполне комфортно.

Зацените фишку — команда Банка 24.ру почти полгода не работала и была без клиентов в разобранном состоянии. Было очень много дел с запуском нового проекта. Обычно такой объем работы люди за год делают, а не за месяц. Но когда мы перезапустились, многие компании, тестирующие приложения, признали, что наш интернет-банк поднялся даже по сравнению с интернет-банком «24-ки» и опять на первом месте.

— Вы банкир года, номинант премии GQ. Банк24.ру, а теперь «Точка» постоянно получают какие-то награды. Как вам удается в консервативной банковской сфере оставаться самим собой, несмотря на все события — отзыв лицензии у Банка24.ру, например?

— У меня есть один ответ на этот вопрос. Устроили в Красной армии соревнование по подводному плаванию, и Василий Иванович там неожиданно занял первое место. К нему Петька подходит и спрашивает: «Василий Иванович, ты же плавать особо не умеешь, а как ты в соревнованиях дольше всех под водой просидел и первое место занял?». Он отвечает: «Понимаешь, Петька, я когда нырнул, трусами за корягу зацепился».

Мне кажется, это самый простой способ объяснить все эти истории с номинациями. Я, правда, не связываю это со своим героизмом, а скорее «трусами за корягу зацепился». Это не про меня. Это про стечение обстоятельств, про то, как команда — и менеджмент, и рядовые сотрудники, и совет директоров — все проявили себя в данной ситуации. Самые крутые вещи мы делаем вместе с Эдуардом Пантелеевым (владельцем и основателем бухгалтерско-юридической компании «Кнопка» — FP), но он скромный очень, про него не знают, а про меня знают.

Борис Дьяконов и Анна Брыткова (FP)
Борис Дьяконов и Анна Брыткова (FP)

— Популярность вам не мешает?

— Мешает. Мне часто пишут, что-то предлагают. В этом есть что-то полезное. С другой стороны, я понимаю, что это стечение обстоятельств и что прошлый успех никак не гарантирует успех в будущем. Более того, все прошлые успехи — это хороший способ ошибиться в будущем. И когда ты это начинаешь понимать, все становится на свои места.

Фото: Константин Мельницкий

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015