26.10.2015 09:00      

Евгений Бернштам: «Я все-таки человек этой страны»

Евгений Бернштам — один из самых известных российских финансистов. Он стоял у истоков создания современной отечественной банковской системы, а теперь управляет крупнейшим в стране микрофинансовым бизнесом в качестве председателя совета директоров Adela Financial Retail Group. В интервью FP Бернштам рассказал о том, чем нынешний кризис отличается от всех предыдущих, хорошо ли на Руси живется малому бизнесу и что значит быть патриотом своей страны.

Сотни статуэток морских пиратов и американских индейцев внимательно рассматривают каждого посетителя центрального офиса компании «Домашние деньги» (вместе с коллекторским агентством Sequoia Credit Consolidation и МФО «Финотдел» входит в Adela Financial Retail Group). Глядя на них, сразу вспоминаешь книги из детства — Фенимора Купера, Рафаэля Сабатини, Майн Рида, Роберта Льюиса Стивенсона. Владелец коллекции статуэток так и назвал ее — «Мы все родом из детства». Ведь детские впечатления, привязанности мы проносим через всю жизнь.

 
 
В коллекции Бернштама 1100 статуэток со всего мира
 
 
1/3

Поднимаясь по лестнице, невольно обращаешь внимание на портреты и изречения знаменитых экономистов и государственных деятелей. Здесь Милтон Фридман и Бенджамин Франклин, Егор Гайдар и Борис Федоров, Джон Кеннет Гелбрейт и Томас Мальтус…

 
 
Фотографии известных экономистов, их изречения создают правильную атмосферу в офисе
 
 
1/4

Увиденное здесь как-то мало вяжется с обывательским образом микрофинансирования — «ростовщического бизнеса на коленке», дающего маленькие кредиты малообразованным людям с низкими доходами. Впрочем, личность совладельца Adela Financial Retail Group Евгения Бернштама многое объясняет. Доктор экономических наук. В середине 1980-х создавал одну из первых в СССР школу менеджеров. В конце 1990-х — филиальную сеть Альфа-Банка. В 2000-х руководил ХКФ Банком. Немногие российские финансисты обладают таким бэкграундом и заслуженным авторитетом среди коллег.

— В одном из своих интервью, лет десять назад, будучи топ-менеджером одного из крупнейших российских банков, вы говорили, что главный ваш талант — умение управлять людьми. Вы по-прежнему так считаете?

— Наверное, я стал менее линейно относиться к взаимоотношениям. Сейчас я уже не вмешиваюсь глубоко в операционное управление. В каждой компании у нас работает сильная команда менеджмента. И когда я смотрю на уровень подготовленности, самоотдачи, вовлеченности и нацеленности на результат членов правления компании «Домашние деньги», то невольно сравниваю их с лучшим по качеству составом коллегиального органа, в котором мне когда-либо выпадало счастье работать. Это состав правления Альфа-Банка образца 1999—2000 годов.

Подарок друзей: гардемарин Евгений Бернштам
Подарок друзей: гардемарин Евгений Бернштам

Благодаря таким ребятам в нашей команде я стал заниматься в основном тремя функциями. Это PR, GR и IR.  Где-то 30—40% времени, с восьми до десяти утра и с девяти до одиннадцати — одиннадцати тридцати вечера, я трачу на общение с кандидатами на должности. Не могу сказать, что стал мягче. Я по отношению к людям, наверное, такой же требовательный, как тогда, когда находился, назовем так, в зрелой юности моего жизненного бизнес-пути. Но эта жесткость уже имеет другое преломление. Она в основном отвечает на простые житейские бизнес-вопросы: кто, когда, где, сколько, зачем? На днях топ-менеджерам всех наших компаний я разослал актуальный и сейчас шикарный выпуск «Фитиля» 40-летней давности с Евгением Евстигнеевым и Андреем Мягковым «Без дураков». Он о том, чего я терпеть не могу в людях, — перекладывании вины за плохой результат работы на другого.

А с точки зрения жизненных установок — они остались такие же, как и были. Я работаю по четырнадцать-пятнадцать часов в сутки. Появление новых средств коммуникации, именуемых «ругательным» словом «гаджеты», увеличило этот временной массив. Как ни придешь в ресторан, видишь, что люди не сильно заняты друг другом: все уткнулись в эти гаджеты. И сам вольно-невольно через полчаса тянешься к айпаду посмотреть, вдруг тебе прислали какую-либо почту, которая коренным образом может изменить ситуацию.

— Как изменилось ваше отношение к бизнесу с тех пор, как вы перестали быть наемным менеджером и стали собственником? 

— Никак. Очень часто говорят: ага, это твое, а это не твое. Про себя лично я так сказать не могу.

— Кризис легче переживать как владельцу бизнеса или как наемному сотруднику? 

— Нет, я бы не так говорил. Каждый кризис разный. Например, у большинства собственников бизнеса в 1998 году еще не было большого количества денег и подушки безопасности в виде свободных денежных активов. Да и ролевое разделение между собственниками и менеджерами было в большей степени условное, нежели ощутимое. Подавляющее число собственников сами же и были менеджерами. А в 2008—2009 годах (и особенно сейчас) кризис наложился на уже состоявшееся, профессиональное в том числе, расслоение. Собственники из executive стали chairman и другими с приставкой non, их full time job плавно эволюционировала в более мягкий функционал.

В результате различия в позиционировании себя собственниками или наемными служащими сейчас очевиднее, выпуклее и красноречивее, чем в другие кризисы. Даже не знаю, что сейчас лучше. Можно быть наемным служащим, сидеть и гарантированно получать зарплату, а если что бежать в трудовую инспекцию. Ведь все помнят, какие были задержки с зарплатами, как тяжело всем давались первые годы в переходный период страны. А сейчас люди будто бы забыли, как приходилось терпеть и выкарабкиваться всем вместе. Чуть что — грозят трудовой инспекцией. Чуть что — пишут бумагу в прокуратуру, следственный комитет. Хотя, с другой стороны, кризис дает много хорошего и собственникам. Рынок труда стал более доступный, и заменить без увеличения заработной платы и премиальной части дохода тех или иных сотрудников на вновь прибывающих сейчас легче, чем во времена необузданного роста.

— Банкиры строят пессимистичные прогнозы на будущий год. По вашему мнению, что будет с банковским сектором? И что ждет ваш рынок МФО?

–– Мне сложно судить, находясь вне банковского сектора. Мне намного легче рассказать про рынок МФО. Наш сектор можно разделить на три больших сегмента — потребительское кредитование, краткосрочные займы и классическое микрофинансирование, то есть кредитование малого и микробизнеса. Посмотрите на любую страну БРИКС (за исключением России). 80% бизнеса –– это малые предприятия. Если вы сравните 500 предприятий из списка Fortune и 500 ведущих компаний в России, то увидите, что 80% предприятий России сосредоточено в Москве, а 80% предприятий в США сосредоточено за пределами Нью-Йорка. Основа подъема любой экономики — это развитие среднего класса и малого бизнеса. Без кредитования малый бизнес выжить не сможет. Есть ли его кредитование сегодня? Говорю вам откровенно со стопроцентной уверенностью и стопроцентным знанием вопроса –– нет. Более того, руководители многих банковских структур, как государственных, так и коммерческих, открыто заявляют о том, что не надо кредитовать малый бизнес. Острословы на МСБ уже оперативно и ярлык навесить успели — «парикмахерские». Прямо как в 1988 году, когда все кооператоры звались презрительно «шашлычниками». Кстати, некоторые из так называемых «шашлычников» выросли до IPO (например, группа «Ростикс» — FP) и до российской экспансии за рубеж (Аркадий Новиков, Михаил Зельман — FP).

А вот несколько конкретных примеров из реалий государственной программы развития МСБ. Индивидуальный предприниматель завозит по Оби на Север строительный щебень и гальку. Четыре-пять барж за одну навигацию. Самый реальный малый бизнес. Но ни новосибирский, ни федеральный банки его кредитовать не спешат. По их процедурам риски весьма многогранны. А мы, компания «Финотдел», готовы и принять риски, и выдать заем. Как участники пилотной программы по финансированию МСБ двинулись в корпорацию МСП. Для положительного решения там посоветовали докапитализировать нашу компанию «Финотдел» на 700 млн рублей. Акционеры это упражнение оперативно совершили по методике ЦБ путем субординированных займов. На какую сумму компании дают гарантию? 10 млн рублей. Вопрос для дилетантов. Зачем акционерам тратить на капитал 700 млн рублей, чтобы получить гарантию 10 млн рублей?

Получив эту гарантию, компания обратилась в профильный МСП Банк, который должен дать кредит. Получаем решение МСП: мы не выдадим вам ни копейки, потому что за последние шесть месяцев у вас уменьшилась выручка. А почему уменьшилась выручка? Потому что у компании нет доступа к кредитным ресурсам, за счет которых она может выдать деньги. Коммерческие банки не выдают. Банк МСП деньги не выдает. Логика проста и элементарна. Дайте деньги, компания их выдаст, выручка увеличится. Нет, прежде всего увеличьте — звучит ответ. За счет каких денег?

Рассмотрим не регионы, а Москву. И не взаимодействие с банками, а со специально созданным Фондом поддержки малого и среднего предпринимательства. Требования к заемщикам — на уровне triple A. Залоговая масса, обеспечение, поручительства… Все атрибуты гарантий возвратности налицо. Типичный заемщик — обладатель франшизы «Гемотеста» или «Инвитро», берущий деньги на свой новый аппарат УЗИ, КТ или МРТ. «Здоровье народа — богатство страны» (А. В. Луначарский — FP). Либо шиномонтажная мастерская, устанавливающая стенд развал-схождения колес. Но! Вовремя отдать не успели. Приходят в «Финотдел», не бегают, не скрываются, обосновывают, доказывают. Компания, проведя мониторинг, готова продлить риски. Но! Совет фонда из четырех-пяти взрослых чиновников при должностях не может шестой месяц собраться на полчаса для принятия решения!

Еще пример — Банк России установил для МФО обязательные нормы резервирования, в этом году — 30%, в следующем — 50%, в дальнейшем –– доведение до 100%. Рейтинговое агентство «Эксперт РА» приходит и постановляет установить 100% резервов уже в этом году. После этого отчетность становится автоматически убыточной, и агентство снижает рейтинг. Ковенанты не выполняются, приходят кредиторы, компания вынуждена вернуть все деньги, которые были взяты в кредит. Возможно ли развитие? Ответ очевиден.

Хорошо, что построенный мной «сетевой график» — лишь гипотеза, но разве это подход к поднятию экономики малого и среднего предпринимательства? Казалось бы, мелкие примеры, но они показывают, как потенциальный риск фондирования становится единственным риском существования целого сегмента финансового рынка страны. И ведь речь идет не о пресловутых ростовщиках, которые срывают копейку за счет обедневших масс населения. Речь идет о предприятии, которое обязано и должно финансировать основы экономики страны, малый и микробизнес. Я ответил вам на вопрос?

— Ваша харизма и яркость, так не свойственная финансистам, мешает в работе?

— Иногда да. Я очень близко к сердцу воспринимаю все то, что происходит. Иногда можно было бы и промолчать или высказаться менее эмоционально. Но я никогда не наступаю на горло своей собственной песне.

— Вы сейчас говорите о том, что вам сложно найти финансирование под свои проекты. Но вы ведь в прошлом банкир. За долгие годы в банковской системе заработали шикарные связи, знакомства. Не помогает?

— Помогает. И поверьте мне, мы используем все возможные источники привлечения денег. Это и деньги акционеров, и публичные заимствования на рынке, и привлечение денег от физлиц, и банковские кредиты. Мы построили стройную, многогранную систему работы с обеспеченными согражданами. А институциональные деньги, напротив, становятся все менее доступны. Многие руководители банков твердят мне: «Евгений, речь не о тебе и не о твоем бизнесе. У тебя построена великолепная операционная система, не имеющая аналогов. Нам запрещено кредитовать МФО». Все приезжают сюда, в офис «Домашних денег», где мы сейчас и с вами беседуем, смотрят на бизнес-процессы и технологии, цокают языком и писают кипятком от того, что они видят. Приезжают люди от начальников департаментов ЦБ России, крупных потенциальных инвесторов и заканчивая журналистами. На их глазах совершается сделка от а до я вне зависимости от места жительства клиента. Сегодня от Великого Новгорода до Иркутска, а уже в феврале — от Калининграда до Владивостока. Мало какой банк, даже из признанных ЦБ системно значимыми, может похвастаться обладанием ERP-системы типа нашей Digital Cash.

— Кем запрещено кредитовать?

— Акционерами банков, совет директоров не рекомендует на нас брать риски.

— Но все же у вас есть банковские кредиты…

— Естественно, есть. Но за год линии не просто уменьшились. Они скукожились и не продлеваются. При этом мы не просто берем кредит. Мы партнерствуем с банками, давая им часть нашего бизнеса. В свое время в Альфа-Банке на заседании кредитного комитета мне глубоко въелась в мозг очень интересная мысль: если хозяин-собственник боится дать акции в обеспечение, то у него нет уверенности в состоянии своего бизнеса. Поэтому такому человеку никогда не дадут кредит. Я свои акции отдаю в залоговое обеспечение, и с этим у меня нет вопросов.

— А что для вас сейчас значит Альфа-Банк? 

— В жизни бывает несколько эпохальных историй. Я в начале интервью рассказал про профессиональный уровень правления Альфа-Банка 1999 и 2000 года, тогда я чувствовал, что рос вместе с коллективом. И это искомое состояние души любого нормального менеджера, когда ты растешь вместе со структурой. Также огромную роль в моем становлении как личности сыграл Московский университет, конкретно — кафедра управления во главе с профессором Гавриилом Харитоновичем Поповым, у которого я учился. Каждый этап имеет знаковое отношение. Даже футбольная команда дворового уровня и та играет большую роль в вашем становлении как командного игрока. А люди вокруг вас… Все играет свою роль.

— Поддерживаете отношения с бывшими коллегами из «Альфы»?

— В той или иной степени, конечно. 

— А что вам дал Хоум Кредит Банк, который вы возглавляли в конце 2000-х? 

— Другая управленческая культура, познание которой творчески всегда полезно. Я благодарен, что на этом этапе я познакомился с Иржи Шмейцем, так же как и с другими коллегами. С ребятами из ХКФ я продолжаю общаться.

— Вы сказали сейчас про дворовую футбольную команду, которая тоже влияет на становление личности как командного игрока. Вы прожили много лет в Дагестане. Болеете за «Анжи»?

 –– Никогда не болел за «Анжи». Дело в том, что когда я жил в Махачкале, то команды «Анжи» еще не было. Так называлась возвышенность, на которой стоит первый маяк на Каспийском море, построенный во время плавания Петра I по Каспию из Астрахани в Дагестан. Тогда была обычная команда с таким же названием, как в сотнях других городов, — «Динамо». Но болел я в детстве за московское «Торпедо».

— Тяжело было наблюдать то, что происходило с «Торпедо» в последнее время?

— Да. И вспоминалась шикарная песня «Команда молодости нашей». Это же была феерическая поэма — то, что создавали на поле Стрельцов, Савченко, Гершкович, Воронин, Андреюк.

— А сейчас за кого болеете?

— За красивый футбол. Нет пристрастий. Смотрю и стараюсь смотреть практически все матчи чемпионата России. Иностранные турниры не смотрю, кроме английского. Мне он нравится своим динамизмом, напором, страстью.

— Евгений Семенович, а что вы читаете?

–– Много всего. Из того, что запомнилось, и того, что я рекомендовал половине записной книжки своего телефона, — книга английского писателя Бена Элтона под названием «Два брата». Это история двух братьев не по крови, одного арийца, другого еврея, выросших в еврейской семье, с 20-го года по сегодняшние дни. Читается на одном дыхании. Я даже получил благодарность от ребят-коллег за то, что порекомендовал хорошую книжку почитать. Обратите внимание и на роман Марка Леви «Те слова, что не сказали друг другу». Отношения отцов и детей, но не только.

— По бизнесу вы что-нибудь читаете?

— Нет. Только вот ежедневную аналитику. Написанные исследование или книга устаревают раньше, чем дойдут до потребителя. Поэтому наибольшой интерес вызывают аналитические обзоры, которые пишутся с колес и в электронном виде.

— А не хотели бы снова пойти преподавать?

— Да, я преподавал очень долгое время, сейчас периодически выступаю. Недавно читал лекцию в МГИМО, до этого был приглашенным профессором МГУ. Была у меня идея даже сделать спецкурс по микрофинансированию в Финансовой академии.

— Чем вам привлекательно преподавание? 

— Живым контактом с людьми, возможностью донести до них нетривиальную мысль. Я всегда говорю без бумажки и говорю с глубоким знанием материала, потому что доношу только то, что я сам воплотил в практику. И мне кажется, что молодым людям, которые делают первые свои шаги в бизнесе, это будет очень полезно.

В кол-центре компании работает несколько сотен человек
В кол-центре компании работает несколько сотен человек

— Вы верите в развитие бизнеса в России?

— Конечно, и профильность, и структурность бизнеса резко изменились. Буквально за последние не то что даже несколько лет, а буквально за последние несколько месяцев. Тем не менее я создал здесь около 15 000 рабочих мест. Это означает, что 35 000—40 000 человек (если включить членов семей) с моей помощью регулярно получают заработную плату, имеют крышу над головой, работают в организациях грамотной ментальности, получают первейшие уроки финансовой грамотности. И бросать я все это не намерен. Я все-таки человек этой страны, у меня здесь мои дети, здесь мои внуки, и мне очень приятно, когда мой сын, который оканчивает университет, говорит, что хотел бы работать здесь.

Я не являюсь ура-патриотом, но по своему виду деятельности считаю себя подлинным патриотом этой страны. По тому, что я делаю.

Красное кресло для лучшего сотрудника кол-центра
Красное кресло для лучшего сотрудника кол-центра

— Но вы же путешествуете за границей?

— Вы видели у нас в офисе фотографии известнейших людей, один из них Томас Мальтус. Ему принадлежит самый главный закон развития экономической жизни любого общества — закон свободного передвижения по миру. Естественно, что познание и желание увидеть что-то новое не имеют границ. И то, что мы можем свободно передвигаться по миру, — это огромнейший плюс для любого человека. Вот сейчас идет по телевизору фильм «Рожденная звездой». Там героиня сериала бегает по ОВИРам, собирает документы. И я видел то, как уезжал в 1977 году мой старший брат (Михаил Бернштам, профессор экономики Стэнфордского университета — FP) — по израильской визе, будучи уже признанным специалистом. Это совершенно другая история.

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015