17.12.2015 09:00      

Ольга Плаксина: «Я срастаюсь с местом, в котором работаю»

Самое точное слово, которым можно охарактеризовать председателя правления «ИФД Капиталъ», — верность. Мужу, с которым Ольга вместе со студенческой скамьи. Компании, в которой она трудится с момента основания. Детям, ради которых на выходных «задвигаются» все остальные дела. А еще Ольга очень яркая — в одежде, эмоциях, поступках. Поэтому и разговор получился интересным.

— Расскажите немного о своем детстве, родителях.

— Я родилась и выросла в Москве. Мама — преподаватель английского языка, окончила иняз, работала как по специальности, так и генеральным директором первого российско-немецкого совместного предприятия в станкостроении. Папа — военный инженер, кандидат наук. У него очень много патентов на изобретения. Например, папа в числе прочего придумал прибор, который обнаруживает человека по его дыханию, сердцебиению. Мне было страшно интересно, как он работает, поэтому прибор тестировали дома на мне: узнавали, не открывая двери, есть я в комнате или нет.

— А в Америку в старших классах, я так понимаю, вы попали благодаря маме. Это она заставляла вас прилежно зубрить английский?

— В том числе. Мама всегда меня учила не строить лишние преграды, а преодолевать трудности и добиваться цели. Я училась не в спецшколе и английским серьезно начала заниматься в старших классах. А в США первый раз побывала раньше, классе в восьмом. Говорила по-английски плохо, как и большинство ребят из школы, с которыми поехала.

 
 
Во время учебы в Utah State University
 
 
1/2

— Это была поездка по обмену?

— Да, мы провели две недели в США, а американские ребята — в Москве. Конечно, мы толком не учились, ходили с нашими новыми друзьями в их школу исключительно для того, чтобы посмотреть, как там все устроено. Хотя на математике мы что-то понимали, даже могли гордо выйти к доске и решить пример. А на остальных уроках просто сидели. Общаться было сложно, потому что никто толком не знал английский, а одна из наших девочек так и вовсе учила в школе немецкий — она выиграла эту поездку по комсомольской линии. Но это не помешало ей закрутить любовь с американским мальчиком. В общем, молодежь всегда общий язык найдет. Та поездка подтолкнула меня к серьезному изучению английского. Мы жили в семьях, хотелось общаться, побольше о себе рассказать, а словарного запаса не хватало. Так что после приезда я взялась за английский всерьез. В следующий раз я попала в Америку уже на третьем курсе института.

— Вы учились в Государственном университете управления. Это был ваш выбор или родители туда поступать советовали?

— Этот вуз, скажем так, изначально был в списке мест, куда я хотела поступить. В его пользу сыграло то, что он находится недалеко от моего дома, ну и в старших классах у нас преподавали профессора из ГУУ.

 
 
С дипломом Государственного университета управления
 
 
1/2

— И после третьего курса вы снова оказались в США. Где именно?

— Не после, а вместо. Весь третий курс я проучилась в Utah State University. И за это надо сказать спасибо маме, которая всегда меня учила, что не все в жизни бывает по блату. Когда мы с друзьями увидели в университете объявление о наборе группы в Америку, то многие даже не стали пытаться пройти конкурс. Были уверены, что все места давно распределены. Но я решила рискнуть: сдала TOEFL, написала сочинение и пришла на собеседование. Думаю, благодаря ему я и поехала в США — мы как-то очень хорошо поговорили с сотрудницей Американского совета преподавателей русского языка и литературы.

— Сейчас общаетесь с американскими сокурсниками?

— С одним — точно. Я замужем за человеком, с которым познакомилась в университете (Сергей Плаксин, сейчас работает топ-менеджером HP — FP). Он поехал по такой же программе, что и я, только из Красноярска. В то время набирали студентов со всех стран СНГ, были ребята не только из России, но и из Узбекистана, Казахстана. Из Москвы приехали только я и еще одна девочка.

Нью-Йорк, 1997. Во время работы в Coopers & Lybrand
Нью-Йорк, 1997. Во время работы в Coopers & Lybrand

— А вы где-то подрабатывали, пока учились?

— Нам повезло в том смысле, что занятия, учебники, проживание и питание оплачивались. Потому что учиться в Америке — очень дорогая история. А у нас даже какая-то стипендия была. Но местные студенты все как один подрабатывали, у них так принято. Иначе будет очень тяжело финансово. Ну и мы, глядя на них, работали тоже. Например, тьюторами: помогали с русским языком людям, которые его изучали.

 
 
В Utah State University с сокурсниками
 
 
1/2

— И много было желающих выучить русский в штате Юта?

— Как ни странно, много. Этот штат плотно населен мормонами (приверженцами религиозного течения мормонизма — FP), а у них есть традиция на год или два уезжать проповедовать в другие страны. В те времена большое количество мормонов либо уже побывали в России, либо собирались к нам. Может помните, в начале 90-х в Москве ходило много ребят в таких белых рубашечках. Они и были моими учениками, платили какие-то нормальные деньги. Так что мне удалось в Америке еще и что-то накопить. Я привезла домой $1000. Это было такое достижение! Очень хотела купить стиральную машинку. Мне кажется, любой человек, который жил в СССР и стирал руками, мечтал о ней. Так что после приезда в Москву я сразу свою мечту осуществила. Еще и деньги остались!

— А как развивались отношения с Сергеем? Вы уже в ваш общий дом эту машинку покупали?

— Нет, в родительский. Сергей вернулся в Красноярск, доучился в своем вузе, а потом приехал ко мне. Поженились мы через полтора года после приезда в Россию.

Привыкнув подрабатывать во время учебы в Америке, я с такой же установкой вернулась в Москву. И сразу подала резюме в кадровое агентство. Меня устраивала любая должность — конверты клеить, кому-то ассистировать. Этим я очень удивила работников агентства: у молодых людей с американским образованием, которые к ним обращались, были совсем другие запросы.

 
 
 
 
1/2

— Сразу в директора?

— Да. Пойти сразу очень далеко и очень круто. Но мне в очередной раз повезло. Аудиторская компания Coopers & Lybrand искала в тот момент секретаря отдела, однако, пройдя собеседование, я стала не секретарем, а консультантом по налогам. И не надеялась на такое. Они тогда только начинали, массово набирали студентов и растили их под себя. Я могла работать по полдня и учиться, но быстро поняла, что не хочу этого. Перевелась на вечернее отделение и стала полноценным сотрудником.

— А через какое-то время в вашей жизни появился «ИФД Капиталъ».

— Да. Работая в PricewaterhouseCoopers, которая выросла из Coopers & Lybrand, я была налоговым консультантом тех компаний, которые вошли в группу «ИФД Капиталъ». Поэтому было вполне логично пригласить меня на эту работу. Сначала я стала заместителем председателя правления, а через два года возглавила холдинг.

— И уже 12 лет в нем работаете. В чем причина такой верности?

— Я в принципе сживаюсь, срастаюсь с тем местом, в котором работаю. Из той же PricewaterhouseCoopers было тяжело уходить. Для меня стабильность важна.

— А как работается с вашим непосредственным начальником Леонидом Федуном? Какой он человек?

— В первую очередь порядочный. С ним легко общаться, можно запросто обсудить любую идею. Он очень интересующийся человек, с феноменальной памятью, отличным стратегическим и аналитическим мышлением. С ним очень интересно разговаривать. Леонид Арнольдович открыт к любому мнению, к любой идеи. Но при этом он не вспыльчивый и, повторюсь, очень порядочный.

— А какой начальник вы?

— Это к подчиненным вопрос. Я сейчас вам расскажу, какая я демократичная, какая нестрогая. А потом выйдет интервью, и все сотрудники в один голос будут повторять: «Да, да, Оля, ты самая демократичная у нас, как скажешь, начальник». А если серьезно, то я действительно живу со своим коллективом, для меня важно чувствовать себя его частью.

— Каков ваш непосредственный круг общения?

— В подчинении у меня 200 человек. Но плотно и регулярно я общаюсь примерно с двадцатью сотрудниками. Очень ценю, когда они высказывают мнение. У нас заседание правления — это обмен идеями по разным вопросам. Решение в итоге принимаю я как ответственный за этот бизнес человек, но всегда прислушиваюсь к сотрудникам и все их мысли и идеи пропускаю через себя.

— Вы постоянно общаетесь с партнерами, клиентами. Для вас важны личностные качества человека? Или, если у него есть деньги, вы закроете глаза на его дурной характер и будете вести с ним дела?

— Иногда жизнь сталкивает с теми, с кем не очень хочется общаться вне комнаты переговоров. Но это скорее исключение. Потому что и для бизнеса полезно, если между людьми устанавливается контакт. Когда партнеры могут спокойно разговаривать на разные темы, куда-то вместе ездить. Основная часть нашего бизнеса — это сделки. И общение с людьми — важнейшая часть работы. Естественно, приятно, когда тебе хочется с человеком продолжать переговоры, чаще встречаться. Но в жизни бывает по-разному.

— А есть проекты, которые вам особенно дороги?

— Так как «ИФД Капиталъ» — инвестиционная группа, мы должны быть готовы в любой момент расстаться с любым из наших проектов. Поэтому уж слишком сильно влюбляться в них нельзя. Это было бы против интересов дела. Но, с другой стороны, я с большой теплотой отношусь ко всем нашим бизнесам. Проникаюсь их жизнью, пытаюсь понять драйверы их успеха, помочь деятельности.

Ольга Плаксина и Юлия Решетова (FP)
Ольга Плаксина и Юлия Решетова (FP)

— Судя по последнему вашему мероприятию — постановке спектакля по Чехову, в «ИФД Капиталъ» с корпоративным духом все в полном порядке. Чья вообще это была идея — так проводить корпоративы?

— Режиссера Нины Тимоховой, которая вела в нашем холдинге коуч-программы. Однажды она рассказала, что ставила в одной из компаний спектакль. Мы тоже загорелись этой идеей. Так в 2008-м появились «Бешеные деньги» по Островскому. Потом грянул кризис, настали тяжелые времена, и мы взяли паузу. За это время холдинг изменился, пришло много других людей, и мы новым составом решили попробовать еще раз — поставили «Белоснежку и семь гномов». Решили показать сотрудникам спектакль перед восточным Новым годом, в феврале, поэтому сделали «Белоснежку» в китайском стиле. В прошлом году было «Обыкновенное чудо», в этом — постановка по рассказам Чехова.

— Где репетировали?

— В офисе: посовещался, отбежал, попрыгал, прибежал. На репетициях коллеги раскрывались с совершенно неожиданных сторон, я просто начинала на них смотреть другими глазами. Казалось, что некоторые из них никогда не будут выступать, они даже с корпоративов первыми сбегали! А тут пожалуйста вам — два часа находятся на сцене и с каким удовольствием. Я каждый раз убеждаюсь, что у меня очень талантливый коллектив.

— Поделитесь планами, какая постановка нас ждет на следующий год.

— У нас появилась мечта организовать театральный фестиваль, в котором будут принимать участие и другие компании. Пока это все на уровне идеи, посмотрим, что получится.

— Здорово! Есть в Москве знаменитый чеховский фестиваль, теперь еще будет театральный фестиваль «ИФД Капиталъ». Но вернемся к бизнесу. В одном из ваших интервью я прочитала удивительную историю. Приехав в Кот-д’Ивуар, вы буквально за сутки заключили сделку, подготовка к которой тянулась год. Помог вам в этом салат оливье, который вы предложили приготовить для ужина местной элиты. Скажите, пожалуйста, вот такие чисто женские поступки вам часто в работе помогают? Ведь ни один мужчина до такого хода просто не додумался бы.

— Я считаю, что женщине нужно оставаться женщиной всегда, вне зависимости от ситуации. Поэтому для меня предложение сделать салат было вполне естественным. Конечно, я ничего не планировала, это было спонтанным решением, которое в данной ситуации помогло. В моей карьере было достаточно подобных эпизодов, но этот, пожалуй, самый яркий. Я, кстати, этот трюк с салатом использовала еще не раз.

— И в том же интервью вы рассказывали о своем очень плотном графике. О том, что буквально живете в самолетах. Сейчас положение изменилось?

— Поездок стало намного меньше. Последние год или два я летаю раз в квартал, может, чуть чаще, но точно не так, как раньше. Сейчас я каждый день вижу своих детей, это большое достижение.

 
 
В личной переговорной Ольги гостям есть что поразглядывать
 
 
1/3

— У вас сыновья-погодки. С первым понятно, но как вы решились сразу на второго? Не было страха загубить карьеру?

— Я с юности мечтала о двойняшках, в крайнем случае погодках. Вот они и получились. Это было не запланировано, но я очень рада, что все так вышло. Когда через четыре месяца вернулась из первого декрета, меня назначили председателем правления. Леонид Арнольдович сказал тогда, что он спокоен: я уже родила и мне ничто не помешает работать. И буквально через месяц я прихожу к нему и говорю: «Знаете, тут такое дело…». Правда, из второго декрета я вышла практически после родов.

— Как зовут сыновей?

— Старшего Игорь, младшего Антон.

— Кто помогает вам их растить?

— Сначала была няня, теперь гувернантка. Мама очень сильно помогает, к нам как на работу ходит. Она внуков многому учит, постоянно с ними занимается. Дети ходят в школу с углубленным изучением английского языка, они отличники и вообще большие молодцы.

— Дружно живут?

— Очень! И это очень хорошо. Даже если поблизости нет друзей, у них всегда есть компания, есть с кем пойти погулять, мяч попинать.

— Они никогда не требовали себе «нормальную» маму, которая часто бывает дома, готовит завтраки и проверяет уроки?

— Нет, потому что они не знали другой мамы. Детям, конечно, хочется иногда большего, они просят прийти пораньше, отменить совещание. Но в целом рабочий режим мамы для них привычен и понятен. Да и на выходных я всегда с ними. Даже не представляю, что могу пойти в субботу или воскресенье с подругами погулять. В эти дни я всегда дома, с семьей, готовлю для нее. Из истории про оливье вы уже поняли, что я хорошо готовлю.

— Поделитесь любимыми рецептами.

— Не могу, потому что я их сама никогда не придерживаюсь. Сегодня я вдруг захотела приготовить рыбу в томатном соусе. Завтра с перцами. Послезавтра еще с чем-нибудь. Все по настроению. Что буду готовить, я обычно решаю прямо в магазине, до этого нет никаких идей. Вот зайду, увижу, какие есть продукты, и определюсь.

— По сыновьям уже видно, что им интересно, кем они станут?

— Тяжело сказать, кем будет старший. Игорь отличник по всем предметам, так что одну сильную сторону выделить сложно. Он увлекается шахматами, у него логическое мышление. Хорошо идет математика, но и география с историей и русским идут не хуже. А младший у нас изобретатель, пошел в моего папу. Кстати, он обожает встречаться с дедушкой, уверяет, что это единственный человек, с которым можно нормально поговорить. Остальные его не понимают. У Антона с самых юных лет всегда все ездило, прыгало, вертелось. Сейчас строит робота. Уже есть нога, которая ходит. Какие-то чертежи у него, планы. Так что в случае с Антоном более понятно, кем он может стать.

— Вижу на полке вашу книгу «Я хочу». В какой момент вам захотелось попробовать себя в качестве писателя?

— Идея зародилась совсем в юности. Очень-очень давно. Я пробовала писать, где-то даже есть черновики. Много раз прекращала, опять начинала, пыталась уводить сюжетную линию в сторону, возвращала все назад… А потом вообще писать бросила. Но как-то раз, не помню уже по какому случаю, дала почитать черновики нашему режиссеру Нине Тимоховой. Это было в 2007—2008 годах. Она спросила: «И почему ты дальше не пишешь?». Я и подумала: «А действительно, почему?» И наконец закончила книгу. И выпустила. По ночам писала.

— Есть желание продолжать?

— Желание-то есть, времени пока нет.

— Готовясь к интервью, я просмотрела в Интернете много ваших фотографий. Надо сказать, что вы не боитесь кардинально менять образ. То вы блондинка, то рыжая, то с короткими волосами, то с длинными. Вы сами решаете, как будете выглядеть, или прибегаете к советам профессионалов?

— А мне казалось, что я только сейчас стала меняться… Первый раз в жизни ращу волосы, я даже маленькой носила короткие стрижки. Я обычно мастерам даю направление — пожелание, к чему бы я хотела стремиться в очень общих чертах, а дальше оставляю полную свободу действий. И рыжей я стала не сразу, мне не особенно нравился этот цвет когда-то. Я хотела быть блондинкой и даже на время стала ею. Но потом вернулась к этому огненному варианту, мне пока в нем комфортно. Но кто знает, что будет дальше.

— А есть у вас какие-то женские пристрастия? Шопинг, например, любите?

— Шопинг я обожаю, но здесь на него практически нет времени. По магазинам хожу только в командировках, если это поездка не в Африку, конечно.

— Любите марки каких-то местных европейских и американских дизайнеров или именитые бренды?

— Предпочитаю бренды. Но один в качестве любимого выделить не могу. Я скорее ищу подходящие мне фасоны, а не стремлюсь покупать вещи и аксессуары одной марки.

Ольга Плаксина и Юлия Решетова (FP)
Ольга Плаксина и Юлия Решетова (FP)

— Я знаю, что после нашего интервью вы идете на стадион «Открытие Арена» на матч «Спартака» и «Крыльев Советов». Для вас футбол — это больше бизнес-история, потому что командой владеет Леонид Федун, или действительно увлечение?

— У меня вся семья — ярые болельщики «Спартака»! Они и меня в это втянули. И хорошо, потому что «Спартак» — понятный и родной, один из любимых наших активов.

— В перечне вопросов, которые я вам присылала, вы вычеркнули всего один: о том, что надо сделать, чтобы наша команда стала играть лучше. Почему?

— Да потому что я не знаю, что надо сделать. Самый главный болельщик в нашей семье — сын Игорь. И команда часто его расстраивает. Последний раз — до слез. Когда ребенок плачет от обиды, что они опять проиграли, хочется пойти и разорвать эту команду.

— Ну вы, в отличие от многих людей, имеете такую возможность.

— Да, отчасти. Надеюсь, сегодня ребята сыграют хорошо.

P. S.: Игроки «Спартака», видимо, почувствовав настрой Ольги, этим вечером выиграли со счетом 1:0. 

Фото: Надя Дьякова и из личного архива

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015