21.12.2015 09:00   6004   

Шамиль Тарпищев: «Ельцин первым заметил Марию Шарапову»

Президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев в беседе с Finparty вспомнил, как отвлекал Бориса Ельцина от невзгод, объяснил, почему женщин тренировать гораздо перспективнее, а также поделился мнением о восходящих и взошедших теннисных звездах.

— Как вы оцениваете итоги последнего турнира «Банк Москвы Кубок Кремля», прошедшего в октябре?

— Во-первых, надо сказать, что «Кубок Кремля» — самый старинный турнир, и если бы не он, развития тенниса в нашей стране просто не было бы. Вокруг него крутится вся жизнь российского тенниса. В рамках «Кубка Кремля» проводятся не только семинары для тренеров, но и конференции, контролируется работа всех структур Федерации тенниса России (ФТР). Мы сейчас разрабатываем программу до 2030 года. В прошлом году сформировали попечительский совет, который возглавил председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев. Его работа уже дает ощутимые результаты.

— Что нужно сделать, чтобы придать развитию тенниса былую динамику?

— Здесь следует учитывать несколько факторов. Во-первых, негативно сказываются наши климатические условия. Если проследить советскую историю тенниса, то он всегда концентрировался в центральных городах. В 90-е годы, после развала СССР, мы потеряли базы в столицах союзных республик, и теннис стал практически сезонным видом спорта. То есть в средней полосе можно играть на воздухе пять с половиной месяцев в году. Отсутствие материально-технической базы, например крытых кортов, не позволяет нам тренировать всех желающих. Для того, чтобы воспитать первоклассного теннисиста, готового достичь результатов, нужно закончить его комплексную подготовку к 18 годам. А мы зачастую вынуждены молодежь в 14 лет распихивать во все академии мира, потому что продолжение обучения всех сильнейших подростков в самой России приводит к тому, что следующему поколению играть просто негде. Нет возможностей. Но самое главное, что наш юношеский состав — ребята с 12 до 18 лет — последние 13 лет занимает первые места. За 2015 год у нас 605 победителей на международных турнирах в 226 городах мира! Получилось, что в нынешнем году еженедельно в разных странах поднимался наш флаг и играл национальный гимн России. Вот настоящая национальная идея. Когда Дмитриев рассказал об этих ошеломляющих успехах руководству страны, оно заметно удивилось.

 
 
 
 
1/2

— На нашу восходящую звезду — 18-летнего Андрея Рублева, выигравшего «Кубок Кремля» в парном разряде, — планы серьезные?

— У нас звездочек немало, а если говорить об Андрее — он очень хороший материал. Еще, быть может, не игрок, но задатки у него большие. Нельзя допустить, чтобы они были потеряны — в силу тех обстоятельств, о которых я упомянул выше. Экс первую ракетку мира Роджера Федерера в 15 лет обслуживало пять специалистов по подготовке. А у нас один тренер на 15 человек. А еще нужны физиотерапевт, массажист, врач, тренер по физподготовке. С 14—15 лет занятия на выездах обходятся в $50 000. А расходы на взрослого мужчину составляют 200 000 евро. Еще так сложилось, что теннисисты играют круглогодично — соревнования занимают 34—36 недель в году. И дополнительная проблема заключается в том, что наши спортсмены летают на них отсюда, из Москвы. Весомая часть расходов каждый раз приходится на перелет и размещение в гостинице. Плюс смена покрытия, еда, вода. А потом, не забывайте, игра в теннис не лимитирована по времени. Ты можешь провести на поле полтора часа, а можешь шесть. То есть очень сложный спорт сам по себе.

 
 
Андрей Рублев на «Кубке Кремля» осенью
 
 
1/2

— Если создавать хорошие программы, в том числе в регионах, за сколько лет можно возродить популярность тенниса?

— Это зависит от вложения средств. Недавно мы приехали во Владивосток, и губернатор Приморского края Владимир Миклушевский проникся этим видом спорта и пообещал построить там крытую базу. Даже если создать всего две академии на Дальнем Востоке, то процесс подготовки теннисистов удешевится. Потому что рядом Корея, Япония, Китай — час езды, и ты на их плечах вырастаешь, а не летаешь в Москву, тратя по девять часов.

— Хотя государство и выделяет федерации средства, основные вопросы по-прежнему решаются по звонку?

— Мы должны поблагодарить и Минспорт, и Олимпийский комитет. Сейчас утверждается целевая комплексная программа по развитию тенниса до 2020 года, в которой запланировано строительство 12 опорных центров по России. Но в силу отсутствия достаточных средств все их создать проблематично. Хотя и это не главное. Ведь что такое спорт высших достижений? Это сообщающиеся сосуды массовости и звездности. Звезда — титулованный чемпион — порождает массовость, всплеск интереса к своему виду спорта. И чем больше людей играет, тем больше звезд появляется. Чем мы сильны сегодня? Тем, что при всех наших бедах работаем удачно и точечно. И в силу сложных условий, в которые мы были поставлены, у нас родился ряд методик, которыми в мире никто не занимался. Существует комплексная научная группа, она вместе со мной с 1974 года занимается специальными разработками. Мы умеем выбирать будущих звезд. Но наши методики должны рассредоточиться по России, и пока мы их в полной мере применять не можем. Сейчас мы открыли Академию тенниса в Казани и связываем с ней большие надежды.

 
 
 
 
1/2

—  В обычных школах пытались ввести теннисные уроки?

— Ну как эксперимент мы уже пробовали. В программе третьего урока физкультуры теннис утвержден. Но как построить корты при школах? Вот бадминтон пошел хорошо, потому что открытые небольшие площадки есть у любой школы. Общественные организации в Америке зарабатывают на спорте больше $1 млрд, и теннис в частном секторе занимает особое, лидирующее место. Многие наши обучающиеся в США ребята бесплатно получают высшее образование. Теннис им дает путевку в жизнь, но это, увы, уже не спорт высших достижений. А если говорить о бюджетах, то наши несопоставимы с иностранными: в Америке бюджет федерации тенниса — $225 млн, во Франции — $210 млн. При достойном финансировании мы бы прогремели на весь мир своими победами.

 
 
 
 
1/2

— А вот как вам современная форма привлечения глав государств к спорту — когда они сами выходят на поле, на корт? Для развития игры это очевидный плюс. Путин, например, играет в Ночной хоккейной лиге.

— Я считаю, что на сегодняшний день в спорт вливается очень много денег. Он как национальная идея живет и растет. Вопрос в системности развития каждого его вида. К примеру, у нас она есть, но возможности ограничены. Вообще я думаю, что у любой игры должна быть благодатная почва. Вот хоккей — наше национальное достояние, и не важно, как мы играем в него в настоящее время. Народ всю жизнь к нему стремился. И если руководитель начинает увлекаться каким-то видом спорта, то только потому, что у него была уже заинтересованность. Если Ельцин вышел бы с ракеткой в руке, но тенниса в Союзе не существовало в природе, никто бы на него внимания не обратил. А многие просто не знают, что в 1970-х годах уровень у нас по сравнению с мировым был очень высоким. Сотый теннисист СССР был бы первой ракеткой среди 100 игроков мира. Это потом теннис за рубежом ушел вперед, а мы, как представители неолимпийского вида спорта, остались на месте. Ельцин вышел на корт в шортах и футболке — и открыл его заново. Но он просто всколыхнул то, что и так было.

— Какие самые яркие эпизоды вашего общения с Ельциным вспоминаете?

— По качеству игры Борис Николаевич был волейболистом: подавал хорошо. Но факт, что чем хуже обстояли дела на корте, тем лучше он играл. То же самое было и в политике — когда нормальная, рабочая ситуация превращалась в экстремальную, когда положение дел грозило обернуться чем-то неприятным, он принимал абсолютно верные решения. У него от природы была удивительная мобилизация нервной системы. В стрессовых ситуациях и при геймбольных (имеющих решающее значение — FP) мячах Ельцин, как правило, попадал.

Для руководителя теннис — это прежде всего релаксация, отдых. А однажды с Ельциным было так: ему импичмент пытались объявить, я вхожу в кабинет, а он сидит такой задумчивый. Я ему говорю: «Борис Николаевич, пойдемте, поиграем». Он посмотрел на часы, мы сели в машину и уехали, охрана отстала. Мне потом службы безопасности нагоняй сделали. Сорок минут мы играли. И после матча он мне признался: «Шамиль, единственный раз за все время, что я играл в теннис, у меня голова не переключилась». А так теннис отвлекает от невзгод. Когда ты один на один с мячом и противником. Поэтому многие политики так любят эту игру.

Кстати, именно Ельцин первым заметил теперь уже знаменитую Марию Шарапову. Мы ездили с ним на Уимблдонский турнир, а она там играла на задних кортах, в траве, где трибун не было. Он посмотрел ее в действии на корте и заключил: «Вот она будет блестяще играть». Я возразил: «Да она в этом году еще может не выиграть, я думаю, рановато». «Нет, будет играть, вот увидишь». И перед уходом с Уимблдона поинтересовался: «А где Шарапова?» Я нашел ее в буфете: «С тобой Борис Николаевич хочет поздороваться». Она бросила поднос, прибежала. Они тепло пообщались. И в этот год семнадцатилетняя Шарапова сотворила сенсацию в мировом женском теннисе, обыграв в финале Уимблдона саму Серену Уильямс.

— А кто играет с вами?

— Александр Лукашенко — он играет прилично, бывший глава МИД Андрей Козырев тоже. Не так давно с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым встречался на корте. Никита Михалков — заядлый любитель тенниса. Караченцов его обожал. Все российские хоккеисты — хорошие теннисисты. А из фигуристов лучше всех играет Евгений Плющенко. Вообще теннис уникален. У детей он с каждым ударом по мячу формирует характер. У ребенка возникают категории: надо, должен. Он не может вяло двигаться по корту, он все время преодолевает себя. Для последующей жизни это хорошо, потому что ни один теннисист, окончивший карьеру, не пропал. А еще я дружу с чемпионом мира в возрастной группе старше 85 лет. Его зовут Михаил Борисович Новик. Он мне звонит из Зальцбурга в прошлом году и радостно так сообщает: «Шамиль, я выиграл! Теперь я чемпион в одиночном разряде, в паре и третий в миксте». Я очень тепло к нему отношусь, потому что в свое время тренировался у него. Я спрашиваю: «А где тот, которому ты все время проигрывал?» А он так: «Он умер». Спрашиваю: «А почему в миксте третий?» «Представляешь, она отказалась бегать». «А сколько ей лет?» «83 года». Еще дипломат 96-летний играл до последнего времени.

— А с Наиной Ельциной общаетесь?

— Конечно. Всегда на связи по телефону. Она — наш главный болельщик. Наина Иосифовна посетила и «Кубок Кремля» в октябре, где мы ее наградили специальным призом. Еще она лично вручает юным теннисистам гранты фонда Ельцина.

— Думаете ли вы о том, что ваше поколение заменить будет некем?

— Я вот был капитаном у женщин. Анастасия Мыскина подросла, закончила играть, я ей передал бразды правления женской командой. Кафельников у нас вице-президент ФТР. Сафин был вице-президентом, сейчас депутат. Я перечисляю их потому, что мы никого не бросаем. Кто хочет быть с нами, тех мы воспитываем, и в перспективе они нас заменят. Но острый дефицит тренерских кадров — да, существует. Во-первых, они стали слабее из-за того, что многие уехали за границу. Во-вторых, на зарплаты в государственные структуры идти никто не хочет. Если в госшколе тенниса тренер, обучая детей, получает от 60 000 до 100 000 рублей, то, подбрасывая мячик бизнесменам, за месяц он сможет заработать не менее $10 000. И здесь тоже кроется большая проблема.

— Мужской теннис после ухода Кафельникова и Сафина резко сдал позиции. Почему их преемники не смогли подхватить выпавшее из рук лидеров знамя?

— Я так не рассуждаю. Сафин и Кафельников, так же как Борис Беккер, Надаль и Джокович, — это штучный товар. Они рождаются раз в столетие. У англичанок нет ярких игроков — провал на протяжении, наверное, пятидесяти лет. Немцы после Беккера нам пока никого не выдали. У испанцев немножко больше сильнейших спортсменов: потому что в Испании вместо физкультуры ввели теннис. Вот армия испанцев на кортах сейчас и играет.

— Известный в прошлом теннисист Александр Метревели считает, что женский и мужской теннис — это разные виды спорта...

— К ним интерес разный, я бы так сказал. Среди болельщиков есть те, кто ходит только на женщин, и те, кто посещает исключительно мужские соревнования. Юрию Лужкову, например, нравился женский теннис. Потому что в нем другая психология. Накал гораздо сильнее, чем у мужчин. Как итог — намного больше сенсационных результатов, чем в мужском состязании. Но женщины более выносливые, терпеливые.

— Это как так?

— Девушке, чтобы перейти из молодежного состава во взрослый, нужно три с половиной года, а ребятам требуется целых семь лет. Почему так происходит? Как правило, женщины, не попавшие в элиту, раньше сходят с дистанции, заканчивают играть в теннис. В женском рейтинге больше текучести. А парень, если начал играть, он до 32—35 лет всегда на корте. И мужских игроков всегда больше. Женщину легче тренировать: любой мужчина — хороший спарринг-партнер для нее, а парней надо держать двоих. По этой причине большинство тренеров хотят работать с женщинами. Там быстрее результат, быстрее видны достижения. А в мужском теннисе все более трудоемко. И девочки быстрее отходят от конфликтов с тренерами. Парень если обиделся, то надолго.

— Почему среди теннисистов так много харизматиков? Многие из них популярны не только благодаря своей игре, но сексуальности.

— Потому что в командном виде проявить себя сложнее. А теннисист — индивидуалист и снимает свою аудиторию. Каждый из них «схватывает» определенный типаж публики. Вот почему Андре Агасси всем нравился? Потому что он обладал стилем шоумена. Ярко проявлял себя и в походке, и в одежде. Пит Сампрас или наш Николай Давиденко не были интересны, хотя они всегда находились в мировой пятерке. Ну потому что сухари. Внешне сухие и без эмоций. Марат Сафин по своему внутреннему психологическому портрету больше художник, а не спортсмен. Не мог строго сыграть от начала до конца. Во время матча обязательно один мяч противнику прощал — как будто был из артистического мира. Если я не знаю игрока, но посмотрю его игру, сразу пойму, что он представляет из себя в жизни. Распишу как его хорошие качества, так и плохие. Теннис — это шахматы в движении: умная игра, зависящая от тебя. И конечно, еще срабатывают внешность и обаятельность. Я считаю, что Анна Курникова в свое время дала теннису лучшую рекламу и пиар в России. Ее результатов никто не помнит, но белокурая теннисистка, стройная как модель, визуально запомнилась всем.

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015