13.01.2016 09:00   7479   

Разговор с экспатом: Майя Лепир, Сербия

Исполнительный директор компании «Аппетитный маркетинг» Майя Лепир оказалась в Москве еще девочкой. Она прилетела к маме на школьные каникулы как раз в то время, когда в Югославии начались волнения. Но тогда семья и не подозревала, что Россия станет для нее второй родиной.

О приезде в Москву

точка2.pngМои родители работали в строительной компании. Они возводили дома в Армении после землетрясения, потом была командировка в Москву, в итоге растянувшаяся на десятилетия. Мой приезд к родителям в 1992 году в российскую столицу на каникулы напоминал сюжет из фильма. Начался развал Югославии и тот самолет, на который села я, был последним, вылетевшим из страны. После этого воздушное сообщение прекратились, начались военные действия. Мне тогда было десять лет.

О развале страны

точка2.pngВсех ужасов, которые творились тогда в Югославии, наша семья, к счастью, не застала. Но никто, конечно, не ожидал, что Москва станет нашим вторым домом. Мы, как и все сербы, не были готовы к тому, что конфликт будет развиваться так стремительно, никто не ожидал, что он выльется в такие масштабные военные действия. В людях жила уверенность, что это все скоро закончится, все станет как прежде. И только когда в стране начали появляться голубые каски, потом UNPROFOR (силы ООН по охране — FP), представители многих международных организаций на бронетранспортерах, тогда мы поняли, что это надолго, что на Югославию есть глобальные планы. Мы дураки, что потеряли такую страну, что дали собой управлять. Потому что для меня родные не только Сербия и Белград. Для меня не менее родной город Сараево — я там долгое время жила. Для меня родные хорватский Загреб, черногорская Подгорица — это все было наше, все было общее. Это наша Родина.

UNPROFOR, 1 мая 1994 года
UNPROFOR, 1 мая 1994 года

точка2.pngОглядываясь назад, я понимаю: нашей семье очень повезло, что мы остались именно в России. Потому что так, как встречали здесь, не встречали нигде в Европе. Там людям сразу давали статус беженцев, и бывшие академики, чтобы прокормить семью, становились массажистами и таксистами.

О первых впечатлениях от России

точка2.pngЯ приехала сюда в начале 90-х, и моя одежда очень отличалась от привычной здесь в то время. Серые колготки, однотонные школьные тетради, отсутствие упаковки tetra pack — не самые радостные впечатления ребенка от нового места жительства. Зато поразили «Детский мир», очень широкие улицы, открытость людей и неподдельный интерес ко мне как к иностранке. Интерес и сострадание, которое проявляли люди, наслышанные о военных действиях в моей стране.

«Детский мир» в 90-е годы
«Детский мир» в 90-е годы

точка2.pngХочу сказать, что сербы в восторге от того, какой прорыв сделали русские с начала 90-х годов. Когда мы приехали, все с открытыми ртами смотрели на нас — как мы хорошо одеты, какие мы европейские. Теперь мы с таким же восторгом смотрим на вас и на Москву — она очень преобразилась. Меня переполняет гордость за Россию. Когда я работала на международных проектах, то всегда защищала ее как свою родину: «Не надо говорить, что по улицам Москвы медведи ходят!»

точка2.pngВ Сербии очень любят русских. Пожалуй, трудно найти еще страну, где так искренне относятся к ним, радуются русской речи, где на каком-то глубинном уровне всем сердцем привязаны к России. Русские для сербов — братья не только по вере. Есть сербская пословица: «На небе — бог, на земле — Россия». Она обо всем говорит.

О двух столицах в трех словах

точка2.pngЕсли описать города в трех прилагательных, то Белград — вкусный, гостеприимный, европейский (но с балканским колоритом). А Москва — передовая, энергичная, Moscow never sleeps — неспящая.

О сербах и русских

точка2.pngЕсли сравнивать две наши нации, то сербы, я думаю, более темпераментные. Говорят, что это зависит от климата, в котором человек рождается. В тех местах, где больше солнца, люди более живые, веселые. В России я достаточно быстро нашла друзей, но той открытости, той энергии, какая есть в сербах, мне долгое время не хватало. В Сербии постоянно кто-то с кем-то встречается, пьет кофе. У нас очень крепкие связи между людьми. А уж как наши люди умеют веселиться, даже если у них немного денег…

точка2.pngА какие у нас мужчины! Мы смеемся, что они — единственный экспортный продукт, который у Сербии остался. В нашей стране всегда были культ спорта, здоровая еда. И вы знаете, у нас как-то не принято пропивать свою жизнь. Поэтому нация сама по себе очень здоровая.

О воде

точка2.pngПриезжая в Сербию, я уже чувствую себя немного туристом, смотрю на страну свежим взглядом. И поражаюсь, например, тому, какие у нас изумрудные реки! В Сербии даже водопроводная вода очень чистая. Люди смеются, что это из-за того, что вся промышленность встала. Но это такой грустный юмор. Помню, когда я была маленькой, мне было обидно мыть такой чистой водой посуду. Наливаешь воду в бокал, и он запотевает как от родниковой.

О сербских свадьбах

точка2.pngМне нравится, что, хотя Сербия вполне себе европейская страна, в ней чтут старинные традиции. Это очень видно на свадьбах. Все обряды на них соблюдаются, и даже молодежь делает это с удовольствием. Сербские свадьбы очень многолюдные. Когда мне рассказывают о кавказских свадьбах, на которые стекаются все родственники, включая пятиюродную тетю, я понимаю, что в этом мы похожи — на наши тоже съезжается чуть ли не полстраны! Бывает, что и совершенно посторонние люди заглядывают. Их тоже обязательно сажают за стол. Царит атмосфера всеобщего веселья и добра. Мои дети где только не побывали — и на Мальдивах, и в Таиланде, и в пятизвездочных отелях жили. Но когда их спрашиваешь, куда они хотят больше всего поехать, они в один голос отвечают — в Сербию. Потому что они чувствуют это тепло и искренность.

точка2.pngЕще меня очень радует, что на свадьбах и других торжествах все как один танцуют. От самых маленьких гостей до стариков. Как здорово, что сербы это сохранили! Обычно исполняют сербское коло. «Коло» переводится как круг. Танец всех объединяет, и даже на очень долгих гуляниях дело до драки не доходит. Ну потому что люди наелись, наобщались, натанцевались — и все хорошо. Зачем ссориться и выяснять отношения?

О музыке

точка2.pngСербы любят долгие застолья и во время них, как и русские, поют. Кстати, бывает, что и «Ой, мороз, мороз». Но эту песню скорее можно услышать от людей поколения моих родителей, которые жили в Югославии и учили в школе русский язык. Сербы вообще обожают петь, они от природы очень музыкальны. За столом предпочитают именно народные песни, которые прекрасно знают и молодые люди. Они могут тусоваться по клубам, но, садясь за стол, поют на равных с родителями.

точка2.pngЧто меня, кстати, поразило в России, когда я только сюда приехала: у многих семей было пианино! Мне кажется, это не считалось роскошью, инструмент стоял почти в каждом доме. А в Сербии ходить в музыкальную школу было уделом избранных. Но в сербах генетически заложены прекрасный слух, ощущение ритма. Так что они прекрасно поют и без музыкального образования.

О поговорках

точка2.pngБалканцы — люди крайностей. Это отражается и в поговорках. Например, «любим — до боли, воюем — до крови». Моя любимая русская пословица тоже о чувстве меры: «Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет». А выражение «Скажи мне, кто твои друзья, и я скажу, кто ты» существует и в русской, и в сербской версиях.

О любимых местах в Сербии

точка2.pngЯ очень люблю Кралево — городок в 200 километрах от Белграда. Эта такая равнинная Сербия, там родина моего мужа. Рядом с этим местом находится знаменитый монастырь Жича — место коронации всех сербских правителей. В Кралево достаточно провинциальная атмосфера, но ее-то людям крупного города больше всего и не хватает.

Монастырь Жича
Монастырь Жича

точка2.pngВ Сербии очень много интересных винных маршрутов, советую отправиться по одному из них. Мы приезжаем в страну не как туристы: едем к родным за энергией, общением. Но обязательно показываем детям сербские монастыри, чтобы они понимали, где все начиналось. Очень популярное туристическое место — Дрвенград, его построил Эмир Кустурица. Сам он тоже там бывает очень часто, привозит с собой знаменитых друзей. Недавно были Моника Беллуччи, Джонни Депп.

 О муже

точка2.pngМой муж тоже серб, но познакомились мы в Москве. Он профессиональный велосипедист, три поколения его семьи участвовало в Олимпиадах. Вот и мой муж должен был попасть в национальную сборную, когда была Олимпиада в Атланте. Но начался развал страны, который, конечно, повлиял и на спорт. Стало непонятно, кто за какое из государств выступает, начались распри. И когда стало совсем плохо, он приехал в Москву и занялся строительством. Для этого бизнеса 90-е были благодатным временем, в России работало много югославских компаний, так что муж быстро освоился. Сейчас он работает в агропромышленном секторе. Сербию санкции не коснулись, она пока в привилегированном положении, поэтому наши сыры, овощи, фрукты активно поставляются в Россию.

О сербской кухне

точка2.pngНациональная кухня Сербии не очень изысканная. Она консервативна, местами примитивна, но блюда очень вкусны. Мы не перебарщиваем с приправами. У нас в гастрономии произошел замес австро-венгерской, турецкой традиций, и, мне кажется, сербская кухня собрала их самые сливки. В каждой семье обязательно готовят гибаницу — слоеный пирог с разными наполнителями. Он в домах есть всегда — как в праздники, так и в обычные дни. 

 
 
Сербская гибаница
 
 
1/2

Что касается мяса, то в Сербии едят ягнятину, свинину, телятину. У нас аграрная страна, и мяса мы потребляем много. Интересный продукт, который сейчас появился и в московских магазинах, — айвар. Это икра из запеченных овощей. Она настолько долго и муторно готовится, что становится понятно, почему одна хозяйка дарит другой маленькую баночку айвара с такой торжественностью и трепетом. Вообще в Сербии все готовится небыстро. Мы к еде относимся с большим уважением, поэтому в почете процесс томления, тушения. Не может мясо получиться невкусным, если оно в течение нескольких часов «работало» с какими-то другими продуктами. Так что так называемого фастфуда в сербской кухне нет.

О московских ресторанах

точка2.pngПо сербской кухне мы не скучаем, потому что в России в последнее время появилось много прекрасных ресторанов. Я поражаюсь, какой прорыв сделали российские шеф-повара за какие-то двадцать лет. Сергей Ерошенко («Честная кухня»), Дмитрий Шуршаков («Никуда не едем»), Марк Стаценко («Фани Кабани»), Рустам Тангиров (Sixty), Михаил Симагин («Сиберия») — все они просто звезды гастрономической сцены. А в сербских ресторанах в Москве все равно не будет мяса, сыра, овощей того качества, как в Сербии, поэтому мы и не ходим туда.

Благодарим ресторан  IL Forno за помощь в проведении съемки. 

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015