Выпускающий редактор

Все статьи автора

Чтобы помнили: восемь громких крушений российских банков

За последние годы на финансовом рынке успела закатиться целая плеяда звезд. Одни рухнувшие банки канули в Лету, другие были спасены с участием государства и начали отсчет новой истории. Вот яркие примеры того, как это происходило.

culture

Банк Москвы

точка2.pngСанация началась в июне 2011 года

В ряду всех операций по спасению финансовых учреждений эта стоит особняком. Банк Москвы не прекращал расчеты с вкладчиками и инвесторами (хотя и заставил тех понервничать), его офисы не штурмовали встревоженные клиенты. Но ситуацию, когда государству пришлось выдавать почти бесплатный заем на 295 млрд рублей для спасения организации от банкротства, иначе как крахом не назовешь.

Этому предшествовал конфликт старых и новых акционеров — структур экс-главы Банка Москвы Андрея Бородина (который был близок к команде опального столичного мэра Юрия Лужкова) и государственного ВТБ. Одержав в нем победу, последний обнаружил в доставшемся ему активе удивительную «дыру» в балансе. Значительная часть кредитов, выданных банком компаниям Бородина и Ко, перестала обслуживаться.

За первый год после начала санации из 366 млрд рублей проблемного долга перед банком вернуть удалось лишь 90 млрд. При этом ВТБ получил разношерстное имущество кредиторов — от мусорных заводов до кинотеатров. С таким богатством пришлось тщательно разбираться — в основном предприятия находились в тяжелом положении.

Некогда обширная розничная сеть Банка Москвы влилась в ВТБ, а разгребание завалов в корпоративном кредитовании продолжается до сих пор. В 2016 году спасенная организация была переименована в БМ Банк, ее ключевое направление деятельности — работа с проблемными активами в рамках плана финансового оздоровления.

Цитата. «По нашей оценке, еще на начало 2008 года существовали признаки, по которым необходимо было осуществлять меры по финансовому оздоровлению. По сути, у банка был отрицательный капитал». Валерий Мирошников, бывший первый замгендиректора АСВ

culture

Мособлбанк

точка2.pngСанация началась в мае 2014 года

Бывшие владельцы Мособлбанка Анджей и Александр Мальчевские со товарищи заслуживают упоминания как минимум благодаря нескольким ноу-хау. Самое грандиозное, конечно, заключается в создании схемы по выводу за баланс депозитов частных лиц.

Так называемые тетрадки со вкладами существовали и в других банках, но только здесь работа была настолько поставлена на поток, что затронула сразу 350 000 рядовых клиентов. Юридически они даже не числились вкладчиками, хотя вносили деньги через кассы в офисах и получали на руки стандартные документы с печатью.

В 2009 году схему придумали для обхода ограничений ЦБ на привлечение новых депозитов. Когда же необходимость в ней пропала (а это произошло довольно быстро), остановиться оказалось невозможно: банкиры поняли, что нашли золотую жилу.

Для ведения двойной бухгалтерии в банке создали неформальный «VIP-отдел». Рядовым исполнителям говорили, что задача у них по-прежнему довольно вегетарианская — сокрытие масштабов депозитной базы от регулятора. Только вот деньги уходили из банка отнюдь не на бумаге: организаторы аферы забирали их наличными, перебрасывали на счета карманных компаний и тратили как бог на душу положит.

Помимо 76 млрд рублей забалансовых вкладов Мособлбанк нажил десятки тысяч акционеров-физлиц. Обычным клиентам его акции сначала дарили, опять же для обхода ограничений ЦБ по вкладам, а позже стали продавать по «рыночной цене», которая формировалась на бирже путем манипуляций.

Цитата. «Если хотя бы один вкладчик банка не сможет получить свой вклад либо вложения в векселя по причине отсутствия в балансе (реестре), я лично верну ему его средства. Причем это касается не только физических, но и юридических лиц. Прошу считать это официальным заявлением». Анджей Мальчевский

culture

«Траст»

точка2.pngСанация началась в декабре 2014 года

На заре туманной юности этот банк назывался «Менатеп Санкт-Петербург» и обслуживал финансовые потоки «Юкоса». После ареста Михаила Ходорковского он перешел в руки менеджеров во главе с председателем совета директоров Ильей Юровым и провел ребрендинг. Какое-то время банков «Траст» существовало сразу два: один назывался «национальный», другой — «инвестиционный». В 2008-м второй присоединили к первому.

По словам Юрова, объединенная структура обладала достаточным капиталом, «чтобы оправдать растущие ожидания руководства как минимум на два года работы». В реальности она продержалась еще почти шесть лет. Все это время владельцы пытались продать «Траст», начиная то одни, то другие переговоры, но безуспешно.

Для латания разрастающейся «дыры» в капитале использовалась схема. Крупным клиентам менеджеры предлагали размещать деньги не на депозитах, а в кредитных нотах. Ставки были аппетитными, однако «проверку санацией» этот инструмент не прошел — когда банк рухнул, владельцы нот в отличие от вкладчиков ничего не получили.

Спасением «Траста» на деньги государства занялся банк «Открытие». Впоследствии эта сделка внесла свою лепту в падение самого санатора.

Цитата. «К началу 2014 года из-за совокупности факторов мы и мои партнеры четко понимали, что возможности развивать банк у нас больше нет. После этого я начал достаточно активно вести переговоры (об инвестициях). В первую очередь — с банками с госучастием». Илья Юров

culture

Внешпромбанк

точка2.pngЛицензия отозвана в марте 2016 года

Что объединяет семьи высокопоставленных чиновников, Русскую православную церковь, «Транснефть» и Олимпийский комитет России? То, что они держали деньги в «банке для VIP-клиентов», который еще в начале 2010-х занимал первые места в рейтингах надежности и благодаря связям своих руководителей считался непотопляемым.

Теперь по всему миру ищут пожарные, ищет полиция, ищет Агентство по страхованию вкладов дома, яхты и другое имущество Ларисы Маркус и ее брата Георгия Беджамова, которые были бенефициарными владельцами организации и участвовали в схемах по выводу из нее денег. «Дыра» в балансе банка оценивается более чем в 200 млрд рублей.

Всего один показательный эпизод: по документам у банка числились внушительные 50 млрд рублей на счете в американском Citi. Проверяющим из ЦБ в качестве доказательства показали «свифтовку», состряпанную собственными силами. Выявить фальсификацию не составляло труда, но организаторов аферы это не остановило.

Итог — Маркус и ее бывшая подчиненная Екатерина Глушакова отбывают срок за мошенничество и присвоение денег, с них и других руководителей банка АСВ пытается взыскать 219 млрд рублей. А фамилию Беджамова, который пустился в бега, недавно можно было видеть на экранах в Шереметьево и Внуково. Инвесткомпания «А1», нанятая для поиска его активов за рубежом, обещает награду за любую ценную информацию.

Цитата. «За эти полтора года (в заключении) я переосмыслила свою жизнь и поняла, как ошибалась в выборе приоритетов. Никогда больше на первом месте у меня не будет работа и бездумное подчинение руководству. Это был очень жестокий урок, который мне пришлось выучить». Екатерина Глушакова

culture

«Югра»

точка2.pngЛицензия отозвана в июле 2017 года

До 2012 года «Югра» была сравнительно небольшим финансовым учреждением с регистрацией в Ханты-Мансийском автономном округе. А затем кардинально поменяла не только владельцев и стратегию, но и место прописки, «переехав» в Москву.

За три следующих года банк нарастил активы почти в 36 раз, ворвавшись в топ-30 крупнейших участников рынка. По всей стране была развернута филиальная сеть, началась масштабная рекламная кампания. И вкладчики охотно несли сбережения в «Югру», тем более что предлагавшиеся ставки были на тот момент одними из лучших.

Хотя владельцами «Югры» СМИ называли отца и сына Юрия и Алексея Хотиных, официальных подтверждений этому не было. Журналисты даже не знали, как выглядят одни из самых закрытых бизнесменов России. Первую достоверную фотографию Алексея Хотина опубликовал Следственный комитет в 2019 году, когда предпринимателя уже задержали по подозрению в растрате средств банка.

На данный момент крушение «Югры» — крупнейший страховой случай для АСВ, выплаты вкладчикам агентство оценивало в 175 млрд рублей. Алексею Хотину и топ-менеджерам банка Алексею Нефедову и Дмитрию Шиляеву следствие вменяет растрату 290 млрд.

Цитата. «Этот кейс один из крайне неприятных в череде отзывов из-за безответственного поведения собственников, которые создали карманный банк для финансирования прежде всего своих проектов, но при этом активно (в случае «Югры» — крайне агрессивно) обходили и ограничения регулятора, привлекая средства вкладчиков». Эльвира Набиуллина, председатель ЦБ РФ

culture

«Открытие»

точка2.pngСанация началась в августе 2017 года

Свой первый банковский актив финансовая группа «Открытие» приобрела в 2006 году. Ее основатель Вадим Беляев весело говорил журналистам, что предыдущих владельцев название «Щит-банк» не смущало. Но у группы уже появлялись партнеры за рубежом, а им в русском слове «щит» что-то слышалось родное — англоязычное shit.

Банк превратился в «Открытие» и стал быстро расти, в том числе благодаря тесным связям с энергогигантом РАО «ЕЭС» и его менеджментом. В 2009 году прошло объединение с Русским Банком Развития, попавшим из-за кризиса под санацию. Затем в «Открытие» влилось еще несколько кредитных организаций, в том числе крупные — Номос-Банк, «Петрокоммерц». В периметр группы вошел также НБ «Траст».

К моменту собственной санации банк «Открытие» занимал по величине седьмое место в России. Щит-банк в период покупки Беляевым находился на 781-м месте. Только вот переварить огромный объем активов оказалось сложнее, чем получить.

Летом 2017 года из-за большого объема проблемных кредитов и концентрации активов в рисковых отраслях «Открытие» получило низкий рейтинг агентства «АКРА». Это означало, что банк автоматически лишается права работать со средствами бюджета и НПФ. Частные клиенты на фоне негативных новостей тоже стали забирать свои деньги. Справиться с проблемами собственными силами владельцам группы не удалось.

Цитата. «Для меня бизнес — это реализация возможностей, которые могут появляться, а затем исчезать, и умение быстро реагировать на изменения, которые бывают как позитивными, так и негативными». Вадим Беляев

culture

Бинбанк

точка2.pngСанация началась в сентябре 2017 года

Еще один пример превращения из золушки в принцессу с печальными последствиями. В середине 2014-го Бинбанк находился в третьей десятке участников рынка по активам. Прошло три года — и накануне санации он занимал 12-е место. В одном из интервью возглавлявший банк Микаил Шишханов рассказывал, что сознательно выбрал модель наращивания бизнеса путем сделок M&A.

Аппетит к слияниям и поглощениям проявился у кредитной организации в кризис 2008-го. Тогда она впервые попробовала себя в роли санатора, став основным владельцем Башинвестбанка. Просто перечислим активы, которые влились в Бинбанк в течение следующих лет: Москомприватбанк, ДНБ Банк, СКА-Банк, Аккобанк, Тверьуниверсалбанк, банк «Кедр», Уралприватбанк.

Группа «БИН» выступала санатором проблемного Рост Банка. А вишенкой на торте стала самая крупная в отрасли сделка за продолжительный период — покупка МДМ Банка. В 2016 году прошло его объединение с Бинбанком с сохранением бренда последнего.

Как отмечали аналитики, положение организации пошатнуло получение активов низкого кредитного качества.

Цитата. «Да, наверное, та бизнес-модель, которую я избрал для развития моей банковской структуры, оказалась немножко агрессивной, и эта модель работала на растущем рынке или хотя бы на стабильном, но не на падающем. А когда рынок стал падающим — реализовался бизнес-риск. Я как предприниматель в этот бизнес-риск попал». Микаил Шишханов

culture

Промсвязьбанк

точка2.pngСанация началась в декабре 2017 года

К моменту введения временной администрации главный финансовый актив братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых входил в топ-10 частных банков России. А теперь рекордной стала сумма, которую пытается отсудить у бывших владельцев их собственное детище. Промсвязьбанк подал к Ананьевым и другим экс-руководителям иск на 282 млрд рублей. Истец считает, что те использовали его деньги для оплаты собственных долгов.

Как водится, проблемы, копившиеся в банке, долго оставались незамеченными. Он быстро наращивал активы и расширял масштабы деятельности: стал санатором Автовазбанка, поглотил Первый Объединенный Банк и едва не объединился с «Возрождением». В число акционеров Промсвязьбанка входила такая авторитетная структура, как ЕБРР.

Позже Дмитрий Ананьев признавал, что банку был свойствен чрезмерный аппетит к риску. «На каком-то этапе проблемные активы легко создаются, но затем крайне тяжело провести их здоровую реструктуризацию и превратить в работающие, особенно на падающем рынке», — объяснял он.

Объявляя о начале финансового оздоровления организации, ЦБ указывал в числе причин кредитование собственников, некачественный капитал и избыточную санационную нагрузку. Регулятор потребовал доформировать гигантские резервы, но владельцам банка этого сделать не удалось, как и договориться о сокращении размера требований.

Цитата. «На мой взгляд, банк пристрелили, шкурку бросили в Фонд консолидации. Нельзя, конечно, сказать, что на взлете пристрелили, но банк нормально и устойчиво функционировал. Успехов ЦБ в санации желать не хочется, это решение принято за государственный счет». Алексей Ананьев

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2019 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015