29.05.2018 09:00   5147   

Константин Райкин: «Я для своего театра сделаю многое, но не все»

Не только в театре бывает аншлаг. 18 мая он случился в баре отеля Four Seasons на «Московских диалогах», которые «БКС Ультима» второй год устраивает для своих клиентов и партнеров. Виновником этого события стал художественный руководитель «Сатирикона», актер и режиссер Константин Райкин.

Любовь к артисту подделать невозможно, зрители голосуют за нее ногами, деньгами, своим временем. И то, что большое количество занятых, успешных людей, отложив дела, этим вечером пришли на встречу с Райкиным, говорит о многом. Бессменный модератор «Московских диалогов» Николай Усков, смеясь, даже заметил, что никогда еще не видел, чтобы стулья зрителей стояли так близко к гостю. А их все доставляли и доставляли.

В начале вечера представители «БКС Ультима» вручили Константину Райкину карту привилегий, которая дает доступ ко всему пакету услуг private banking. Среди них, например, использование комфортабельного банковского офиса для личных деловых встреч, бесплатная парковка в центре Москвы, приглашения на все lifestyle-мероприятия компании.

«Это карта будет незаменимой во многих случаях, — пояснил управляющий директор «БКС Ультима» Олег Сафонов. — И мне приятно вручить ее Константину Аркадьевичу. Для нашего поколения Райкин очень значимая фигура, его выдающийся талант и личное обаяние покорили миллионы, сегодняшний аншлаг еще раз красноречиво об этом напомнил».

Олег Сафонов

По словам руководителя департамента по маркетинговому продвижению ФГ «БКС» Ольги Никитченковой, встречи в рамках «Московских диалогов» находят очень хороший отклик: «Состоятельные клиенты ценят не только культуру богатства, но и богатство культуры. Нашим гостям нравится живой, свободный формат диалога, многим, конечно, запоминается общение в неформальной обстановке с известными художниками, актерами, певцами. Впереди нас ждет еще немало интересных событий с участием представителей мира искусства».

Олег Сафонов, Ольга Никитченкова (БКС), Константин Райкин, Станислав Новиков (БКС)

Записывать за Райкиным — безнадежное дело, его надо слышать, видеть лицо, мимику. Но мы все же постарались передать самые интересные моменты разговора.

точка2.pngЯ учился в школе-интернате при Ленинградском университете, куда брали победителей олимпиад со всей страны. Чтобы туда поступить, надо было держать экзамен. Я прошел и был уверен, что после десятого класса мне прямая дорога на биологический факультет. Я даже начал на него поступать, легко пройдя несколько вступительных испытаний. Но потом решил кокетливо поиграть с собой, судьбой и между экзаменами в университет попробовать поступить в театральный. Просто проверить — как это.

точка2.pngТак как я для себя уже решил, что буду ученым, а театральный институт — это просто любопытства ради, то совершенно на экзаменах не волновался. Показывал приемной комиссии животных. Они всегда были моей страстью, я в них с детства играл, изучал в кружке юных натуралистов при Ленинградском зоопарке. Я бегал на четвереньках у педагогов в ногах, изображая то тигра, то собаку, то обезьяну, кружил вокруг них, все меня искали, смеялись. В общем, я легко прошел в Щукинское училище и вдруг понял, что нигде больше учиться не хочу. Мои родители были в это время в Чехословакии на гастролях и даже не знали, что я поступал. Так что когда они приехали, то застали меня уже не биологом и не ленинградцем. Позже я узнал: отец был уверен, что я стану артистом.  

Николай Усков, Константин Райкин

точка2.pngЯ никогда не пускал папу на свои экзамены. Потому что мне казалось очень пошлым, когда все смотрят не на сцену, а на то, как Аркадий Райкин смотрит на сына. Это ужасная, мещанская ситуация, которая мне страшно не нравилась.

точка2.pngТо, что я делал в кино и театре, папа воспринимал хорошо, даже, я бы сказал, с большим преувеличением. Ему нравилось все, чем я занимался. Но советовался я больше со своими учителями, коллегами. Папа не обладал вообще никакими педагогическими способностями, в этом смысле был разрушителем. Он навязывал свои краски, которые годились только ему, даже мне они не годились. Гениально показывал, как нужно сыграть, но не мог ничего объяснить.

Намедни: Леонид Парфенов на вечере «БКС Ультима»

13 февраля клиенты «БКС Ультима» собрались в отеле Four Seasons на очередную встречу из цикла «Московские диалоги». В этот раз ее главным героем стал журналист, телеведущий, пятикратный лауреат премии ТЭФИ Леонид Парфенов.

точка2.pngОтец умел быть очень страшным. Он никогда не повышал голоса, но мог так из-под полуприкрытых век посмотреть и тихо что-то сказать, что продирало до костей. Два раза он проводил со мной воспитательные беседы, во время которых произнес всего несколько фраз. Но я их запомнил на всю жизнь. Один разговор состоялся, когда я был еще маленьким. Я тогда задал вопрос: «А кто знаменитей — ты или артист, про которого мне только что рассказывал?» Папа страшно помрачнел и сказал: «Никогда больше таких глупостей не спрашивай». Он был Скорпион по знаку зодиака, человек огромной энергии, и умел так сгустить пространство вокруг себя, что этой невинной фразы становилось достаточно, чтобы повергнуть меня в ужас.

точка2.pngТеатр всегда был и остается малооплачиваемым местом работы, так что артисты обычно зарабатывают в других местах — снимаясь в кино, давая концерты. У меня довольно рано появилось право на сольные выступления в двух отделениях, и каждый раз я получал 100 рублей. По тем временам это было очень много. А если случалось три концерта в день, то сумма вообще выходила неприличной. У меня был рекорд в городе Новосибирске. Меня пригласили выступать в Театр оперы и балета, зал которого вмещает 2500 человек. Проходило пять концертов в день, по два часа каждый, семь дней подряд. Я очень добросовестный артист, всегда выкладывался по полной. Проблема заключалась только в одном: понять на четвертом выступлении, я уже это говорил или еще нет… Еще я научился спать по 15 минут между выходами на сцену. За неделю я получил 3500 рублей. Когда приехал в Москву, меня сразу вызвали в финансовый отдел Министерства культуры и сказали: «Константин Аркадьевич, вы очень много зарабатываете, нельзя столько». Я, прикинувшись наивным, поинтересовался: «А сколько можно?» Этого никто не знал. Знали только, что это больше, чем зарплата министра культуры. На что я нагло заявил: «На министра культуры никто утром, в Новосибирске, в Театр оперы и балета не придет».  

точка2.pngТеатр — это царство артиста, кино — совсем нет. С точки зрения актерского дела оно — все-таки искусство обмана. Сделано не на чистом сливочном масле. В кино ты можешь играть любовную сцену, смотря обожающими глазами на драный свитер даже не второго режиссера, а реквизитора. В то время как партнерша, с которой ты как бы состоишь в близких любовных отношениях, находится в том же Новосибирске или в Норильске. А озвучка, причем самого себя, — это что же за надругательство над природой? А озвучка другого артиста, великого, который играет на другом языке? В театре такого нет и быть не может. 

точка2.pngТак что порт приписки и царство артиста — это театр. На нашу профессию возлагаются огромные, прекрасные, божественные нагрузки. Ты проживаешь за три часа целую жизнь и имеешь возможность общаться с тысячным залом. То, что получает театральный артист от зрителей, — это ни с чем не сравнимое счастье. Его сможет почувствовать разве что Месси или другой спортсмен, забивающий гол. Вот они, может быть, способны понять, что это такое.

Встреча с Сергеем Ястржембским на вечере «БКС Ультима»

22 ноября премиальный банк «БКС Ультима» и Louis Vuitton собрали клиентов на очередные «Московские диалоги». Собеседником бессменного ведущего мероприятия Николая Ускова стал бывший дипломат и политик, а ныне путешественник, фотограф и журналист Сергей Ястржембский.

точка2.pngКашель в зале — это свидетельство невнимания, его наличие или отсутствие зависит только от артиста. Когда он играет правильно, по-настоящему владеет залом — зрители умрут, а не закашляют, даже если у всех поголовно коклюш.

точка2.pngБывает тишина пустого зала — ноль звуков, а бывает еще тише, чем ноль. Это когда туго набитый аншлаговый зал замирает весь во внимании. Такая втягивающая тишина. Это та драгоценность, ради которой жить стоит на свете. 

точка2.pngОтрицательные роли играть очень полезно, потому что ты эту скверну достаешь из себя и превращаешь в художественный образ. И чем больше ты из себя этого достаешь, тем сильнее очищаешься, тем дальше уходишь от опасности быть таким в жизни.

точка2.pngКрасота актера его ограничивает, а некрасивость освобождает. Хотя очень хороших артистов это не касается, они умеют забывать о своих внешних данных, кривляться, уродовать себя. Ксения Раппопорт — красивая женщина, но она еще и совершенно замечательная актриса. Я видел ее в театре, и ей было плевать, как она в эту секунду выглядит, ей было важно как можно точнее сыграть. Или Данила Козловский — очень красивый парень, но он еще и хороший артист. А некрасивому сразу нечего терять. Обаяние — вот что в нем главное. Станиславский вообще считал, что именно обаяние — самое важное качество в таланте актера. Не в смысле такая хорошенькость, а в смысле степень заразительности. Способность передавать свое состояние другим. Ты улыбнулся — и в зале улыбнулись, ты испугался — и у людей та же реакция. 

точка2.pngТеатр — камерное искусство. По статистике, во всем мире в городах, где есть театры, в них ходит менее десяти процентов жителей. Я счастливый человек, потому что всю жизнь имею дело с лучшей частью населения Земли. 

точка2.pngНадо понимать, что главная функция искусства — отражение жизни. Какая жизнь — такое искусство. Так что власть часто пытается бороться с зеркалом, а это глупо. Надо сражаться с какими-то реальными пороками, а не с их отражением — на экране, в театре, литературе.  

точка2.pngЯ нехорошо отношусь к общественным проявлениям борьбы за нравственность в искусстве. Я в этом практически всегда вижу фальшь. С искусством не надо бороться за нравственность, оно и так имеет очень сильные фильтры, главный из которых — душа художника. Настоящий мастер, когда творит, проявляет — часто даже невольно — лучшие свои качества. Он может быть в жизни человеком гораздо более мелким и нехорошим, нежели в творчестве. Александр Сергеевич про это замечательно сказал:

Пока не требует поэта К священной жертве Аполлон, В заботах суетного света Он малодушно погружен; Молчит его святая лира; Душа вкушает хладный сон, И меж детей ничтожных мира, Быть может, всех ничтожней он.

Но лишь божественный глагол До слуха чуткого коснется, Душа поэта встрепенется, Как пробудившийся орел.

Если взять дневники Достоевского, где он виден на уровне самого себя житейского, то там можно найти довольно много противного, даже отвратительного: национализм, антисемитизм, а как он высказывается о мусульманах, о турках… Но это до тех пор, пока он не начинает писать свои великие романы. Он поднимается над самим собой, становится просто другим человеком, попадает в иное измерение души.

Откровенный разговор с Ириной Хакамадой на вечере «БКС Ультима»

6 сентября клиенты и партнеры «БКС Ультима» собрались в отеле Four Seasons на открытие цикла встреч «Московские диалоги». Модератор вечера Николай Усков пригласил к разговору свою давнюю подругу Ирину Хакамаду.

точка2.pngПетербург и Москва — может быть, два самых непохожих города России. Две стороны русского характера. Петербург, как называл его Достоевский, — «умышленный город», продуманный, с нуля придуманный. А Москва — это... «а, как пойдет!» Я очень люблю Питер, но уже приезжаю в него как счастливый гость, все-таки я стал москвичом. В столице ритмы совсем другие, а стресс — среда обитания. Я в нем живу постоянно, поэтому не замечаю. Когда уезжаю на отдых, даже разговаривать начинаю медленнее, превращаюсь в лужу. Но очень быстро начинаю хотеть этого стресса, организм его требует. Это своего рода наркотик.

точка2.pngЯ для своего театра сделаю многое, но не все. Я не пойду на подлость, потому что считаю, что таким образом прогневлю бога, испорчу свое имя и имя театра. Но понятие «порядочность» для меня имеет определенную ширину. Это не лезвие бритвы, там есть место для маневра. Налево пойдешь — безрассудно поступишь, направо пойдешь — подлецом будешь. Вот между безрассудностью и подлостью есть пространство, которое можно назвать порядочностью. То есть подлецу руку при необходимости пожму, если для театра это будет важно. И поцелую его даже. Утрусь, ничего. Но подлости не совершу, гадкого документа не подпишу.

точка2.pngЯ уже долгое время преподаю. Никогда не принимаю на курс людей по блату, только по таланту, из-за этого даже ссорюсь с коллегами. А поскольку беру по таланту, то студенты у меня учатся разных национальностей, цветов кожи. Когда артист хорошо играет, зритель очень быстро с собой договаривается, почему у героя русской классики глаза узкие или кожа темная.  

точка2.pngЭто очень интересное дело — педагогика. И у меня ощущение, что студенты мне нужнее, чем я им. Они мой эликсир молодости и многому меня учат. Я вдруг узнаю современных поэтов, начал разбираться в Интернете. Потому что они говорят таким языком, этими терминами интернетовскими... Для того чтобы их понимать, мне пришлось туда влезть. Но многое в молодых людях остается неизменным. Так иногда пронзительно, прекрасно, гениально они играют! От неумения. Они не знают, что так нельзя, и вдруг оказывается, что можно. Это повергает в невероятный восторг, ведь только зеленому юнцу может прийти в башку так сыграть. Так что опыт — как хорошо, так и плохо. Я сам по природе вечный ученик и думаю, что это мое лучшее качество.

Партнером мероприятия выступила Kalinka Group.

Николай Усков, Анастасия Демидова-Зенонос (Kalinka Group), Константин Райкин
Константин Райкин, Станислав и Ксения Новиковы

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015