19.11.2018 13:00      

Давид Якобашвили: «Когда я работаю — я живу»

13 ноября в музее «Собрание» при поддержке БКС состоялась встреча участников делового клуба «Соломон» с Давидом Якобашвили. Гости смогли познакомиться с уникальными экспонатами и пообщаться с их владельцем.

Наверное, сам Давид Михайлович не мог предположить, что небольшая коллекция самоиграющих инструментов, которую он купил у друга Билла Линдвалла 18 лет назад, превратится в грандиозное собрание в 20 000 экспонатов и займет четыре этажа здания в самом центре Москвы.

 
 
 
 
1/3

 
 
 
 
1/3

Но музей создан, вот-вот откроется для широкой публики и, мы уверены, будет оценен людьми по достоинству. Потому что сложно еще где-то в мире, не говоря уж о России, встретить в одном месте такое количество шарманок, оркестрионов, музыкальных шкатулок, автоматонов и других механических редкостей.

Но даже сейчас, до официального открытия, в «Собрании» кипит жизнь. Вся светская и деловая Москва стекается сюда, чтобы своими глазами посмотреть на коллекцию. Здесь можно встретить и самого хозяина, который иногда лично проводит экскурсии и с удовольствием рассказывает об экспонатах. Его эрудиция и знание предмета впечатляют.

Участники делового клуба «Соломон» также не смогли отказать себе в удовольствии побывать в музее и пообщаться с господином Якобашвили. Модератором встречи по традиции стала Эллен Пинчук. Разговор вышел не только об искусстве, но и о жизни. Приводим самые интересные цитаты.

точка2.pngКоллекцию я собирал в основном сам, иногда при помощи консультантов. Но то, что вы сейчас здесь видите, — не только моя заслуга. Этот дом, его оформление и то, как в нем все размещено, — дело рук друзей и большой команды, которая днем и ночью обустраивает музей. Моя главная задача — зарабатывать деньги, чтобы коллекция достойно экспонировалась и росла.

точка2.png Шарманки — это детские воспоминания. У нас в Грузии по улицам ходили люди и за 20 копеек на них играли. В ресторанах шарманщиков тоже часто можно было встретить. Граммофоны, патефоны — это тоже все из детства, они были практически в каждой семье в послевоенное время. В нашем доме тоже всегда звучала музыка: мать играла на аккордеоне, отец — на пианино. Я же только что-то самое примитивное изобразить могу.

точка2.pngНо сказать, что коллекция — некая ностальгия по детству, наверное, нельзя. Просто если я чем-то зажигаюсь, то стараюсь довести это до конца. И часы я начал собирать, не рефлексируя на тему течения жизни, а отдавая дань техническому прогрессу. Глядя на этот аксессуар, ты видишь, какой человечество сделало скачок — от зарисовок механизмов Леонардо да Винчи до современных гаджетов, на которых мы сейчас смотрим время. Хотя часы я тоже ношу — они память об отце.

точка2.pngОбычно цену коллекции или какого-то предмета ты узнаешь, только когда их продаешь. Так что, можно сказать, мои экспонаты ничего не стоят (смеется). А если серьезно, то, конечно, потрачено много денег, особенно с учетом здания, — сотни миллионов долларов. Как семья к этому отнеслась? Да нормально. Мы же не голодаем, не последний кусок доедаем.

точка2.pngМузей еще не открыт для широкой публики, но это дело ближайшего будущего. Также мы планируем разместить здесь учебные классы, чтобы молодые люди больше знали, лучше разбирались в искусстве. Да и нам самим полезно будет поучиться, человек в своем развитии никогда не должен останавливаться. Еще мы планируем открыть музей в Сочи на территории образовательного центра «Сириус» — там будет размещена часть коллекции, которая еще не экспонируется.

точка2.pngЯ люблю ходить по блошиным рынкам, особенно французским, на них до сих пор можно встретить очень интересные букинистические вещи. Например, в свое время я собрал обширную коллекцию газет, журналов, книг, открыток на тему приезда Александра III во Францию. Очень увлекательно аккумулировать информацию на определенную тематику, сразу вырисовывается объемная картинка. Становится ясно, почему Александр в 1893 году здесь побывал, какие вопросы решал и с кем встречался, какая тогда вообще была обстановка.

точка2.png Не могу сказать, что являюсь специалистом во всех бизнесах, которыми владею. Моей задачей никогда не было досконально знать тонкости производства молока или блестяще разбираться в моторах автомобилей. Если бы я с головой погружался во все эти детали, то просто не отошел бы от чана с молоком или от капота авто. Но в целом понимать какие-то главные, базовые вещи той или иной отрасли — необходимо. Что я по-настоящему хорошо могу делать — это продавать и коммуницировать с людьми. Видимо, есть еще чутье. 

точка2.png У нас было столько надежд и планов в 90-е, но, к сожалению, очень многое оказалось упущено. Чего ждать через десять лет — вообще не знаю. Может, все будет хорошо — русский авось еще никто не отменял, он часто выручает. Если он не подействует, тогда неясно. Что государству необходимо предпринимать сегодня, так это развивать экономику: ослаблять вожжи, открывать все окна и двери, делать участие людей в бизнесе привлекательным, поддерживать реальные отрасли, производство. Но пока все, что я вижу, приводит меня в уныние. Наша страна богата на очень способных людей, но, увы, часто они реализуют свой потенциал в другом месте. У нас нет благоприятной среды для выращивания таланта, и это печально.

точка2.pngЕсли назвать одно слово, которым можно охарактеризовать все мировые проблемы, то это «глупость». Она часто берет верх над разумным и прогрессивным.

точка2.pngСегодня у меня разные бизнес-направления: мы интересуемся рынком ценных бумаг, технологией блокчейн, экспортируем золото, олово, кобальт и другое сырье из Африки, многим другим занимаемся. Сейчас уделяем много времени уникальному российскому продукту GreenBooster, видим в нем огромную перспективу. Это добавка в топливо, которая на 10% его экономит и на 50% снижает вредные выбросы в окружающую среду. Так что на сегодняшний день появилась реальная возможность сделать воздух чище и уменьшить расходы потребителей. Мы уже внедряем GreenBooster в страну за страной. К сожалению, в российских компаниях к нам проявляют наименьший интерес, за границей он намного больше.

точка2.png Сказать, что я всегда успешный человек, не могу. Жизнь непредсказуема — утром я могу быть еще успешным, а вечером уже нет. Могу сказать, что я счастливый человек.

точка2.pngМоя неуемность не позволяет мне остановиться и просто наслаждаться жизнью. Когда я работаю, что-то делаю — я живу. 

Напоследок короткий диалог между Эллен Пинчук и Давидом Якобашвили, который наглядно показывает один из секретов успеха предпринимателя.

— Во сколько вы сегодня встали?

— В девять утра.

— Чем позавтракали?

— Чашечкой кофе.

— Потом что делали?

— Потом поехал на заседание в «Сколково».

— Прямо на голодный желудок?

— Почему на голодный? Кофе-то был.

— А обедали когда?

— По возвращении в офис. Съел супчик и мясо. Все как у всех.

— А дальше что?

— Поработал, пришел к вам на встречу. Потом опять в офис пойду, он здесь неподалеку находится.

— И во сколько заканчивается ваш день?

— Обычно в 11:00—11:30 вечера.

Фото: Надя Дьякова, клуб «Соломон»

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015