Какие навыки защитят от потери работы в цифровом мире

Генеральный директор Центра развития деловых компетенций Олег Гуров рассуждает о трансформации рынка труда и о профессиях, которые будут востребованы в будущем. 

Сложно спорить с тем, что одним из главных сегодняшних трендов является цифровая трансформация жизни. Пожалуй, наиболее заметно она проявляется в сфере экономики. Почти каждый день мы слышим о технологиях искусственного интеллекта и роботизации, о сборе и анализе больших данных, о повсеместной гаджетизации и мобильности. Последние два термина могут звучать страшновато, но их значение уже понятно даже ребенку. Все это — частные проявления четвертой промышленной революции, или «Индустрии 4.0».

Такое название имеет и вполне конкретная стратегия развития, впервые принятая в 2011 году правительством Германии, а затем нашедшая применение в том или ином виде в других странах. Ее цель — сохранение конкурентоспособности промышленного сектора на мировом рынке, формирование современных рабочих мест и удержание высокого уровня заработной платы для граждан. В основе стратегии лежит создание полностью автоматизированного производства, управление которым осуществляется с учетом меняющихся внешних условий.

Очевидно, что такой подход предполагает новые требования к рынку труда и к квалификации персонала. Например, в экономике будущего обязанности работника могут периодически меняться. Поэтому «Индустрия 4.0» делает акцент на том, что сотрудники должны быть готовы к регулярному выполнению краткосрочных незапланированных заданий.

Одним из ожидаемых следствий четвертой промышленной революции является закрытие значительного числа старых рабочих мест. Их и раньше не хватало на всех, а с приходом цифровых технологий конкуренция на рынке труда как минимум не уменьшится. Не будем забывать также о росте мирового населения, составляющем сейчас более 7 млрд человек, из которых трудоспособна примерно половина.

В масштабном докладе Всемирного экономического форума 2018 года о перспективах рынка труда предсказано, что в обозримом будущем благодаря применению современных технологий исчезнет около 75 млн рабочих мест. Правда, будет создано около 133 млн новых — одни профессии заменят другие. McKinsey Global Institute прогнозировал, что к 2036 году может быть автоматизировано до 50% трудовых процессов. В странах — участницах Организации экономического сотрудничества и развития, где проживает около 18% мирового населения, в ближайшие годы может быть подвергнуто автоматизации 14% рабочих мест. В исследовании ОЭСР говорится, что это будет означать потерю до 66 млн рабочих мест. А еще 32% кардинально изменятся за счет использования технических средств.

То, как технологии уже применяются в бизнесе, заставляет относиться с особым вниманием к прогнозам выше. Например, около трети контента Bloomberg News создается при помощи системы Cyborg, которая участвует в подготовке материалов о финансовых отчетах компаний.

Но действительно ли все это должно нас пугать? В принципе мы не наблюдаем ничего нового для человечества. Инструменты, оборудование, технологии, бизнес-модели и даже мировоззренческие системы время от времени устаревают. На смену им приходит новое — то, что отвечает духу дня. Вспомним хотя бы историю Ржавого пояса — части Среднего Запада и Восточного побережья США, которая когда-то стала синонимом безнадежности. В этом регионе начиная с 70-х годов ХХ века сотни тысяч людей потеряли работу из-за кризиса в американской тяжелой промышленности, а центральные части крупных городов буквально обезлюдели. Но экономика перестроилась, и жизнь продолжается. 

Все меняется, включая профессии и востребованные рынком навыки и компетенции. Единственная особенность нашего времени — темп жизни. Если раньше кардинальные изменения происходили постепенно, занимая десятки и даже сотни лет, то теперь они укладываются в лучшем случае в одно десятилетие. 

Мы наблюдаем не катастрофическую, а парадоксальную ситуацию. С одной стороны, налицо избыток трудовых ресурсов, с другой — дефицит квалифицированных специалистов. Вообще-то и в этом нет ничего нового. В любой отрасли сложно бывает как дорого продать, так и купить по приемлемой цене. Важно, что потребность рынка в специалистах всегда опережает возможности системы образования и переподготовки кадров.

Предсказывать будущее в деталях — занятие интересное, но сложное. Так, бизнес-школа «Сколково» и Агентство стратегических инициатив с 2014 года разрабатывают «Атлас новых профессий», дающий ответ на вопрос, какие специалисты будут востребованы. Учитывая масштабность проекта, приходится признать, что слишком много остается неизвестных для построения надежной дорожной карты. В текущем списке перспективных профессий говорится, например, о проектировщиках детской робототехники и домашних роботов. Интересно, почему при таком уровне детализации в атласе отсутствуют другие похожие специалисты — скажем, по созданию автоматических устройств для пожилых или для людей с ограниченными возможностями? Не упоминаются инженеры-интеграторы робототехники, которые отвечают за реализацию проектов на практике. Хотя таких кадров недостаточно на рынке уже сегодня. А что еще мы не в состоянии предсказать?

Лучше ориентироваться не на конкретные профессии, а на основные требования, которые ставит рынок труда перед работником сегодняшнего и завтрашнего дня. Помимо уже упомянутой способности быстро переходить от одних обязанностей к другим, это еще и достижение высокой цифровой грамотности. Вы должны уметь пользоваться возможностями современных технологий и этично коммуницировать в новом социальном пространстве.

Набор компетенций и навыков, необходимых для успешной трудовой деятельности, будет только усложняться. В цифровом мире каждому из нас придется учиться и прогрессировать в течение всей жизни. Это тема для отдельной статьи, сейчас отмечу только, что в будущем большую роль будут играть практические занятия, стажировки, интерактивное обучение с получением обратной связи. К процессу просвещения подключатся общественные организации, а также компании с мощными инновационными ресурсами, заинтересованные в квалифицированных сотрудниках. 

Уверен, что многие профессии не исчезнут полностью, но так или иначе перейдут в цифровую сферу. То же обучение становится все более дистанционным, меняется как содержательно, так и по инструментарию. Примеры другой тенденции: Сбербанк приглашает индийского философа прочитать лекцию для сотрудников, Google формирует этический совет, а Microsoft берет практикантов с дипломами по этике и культурологии. Все это нужно для создания цифровой среды и продуктов, которые будут соответствовать фундаментальным ценностям человечества. Лет двадцать назад подобные практики в бизнесе выглядели бы безумием! 

Спасатели используют роботов и другие технические средства для повышения эффективности и снижения рисков. Врачи и фармацевты интегрируют технологии искусственного интеллекта для диагностики и лечения заболеваний, а также создания медикаментов. Список профессий, которые подвергаются перестройке, можно продолжать бесконечно. Во все сферы проникают гаджеты и бизнес-приложения, не стоит сбрасывать со счетов перспективы развития дополненной и виртуальной реальности.

Однако в цифру невозможно перевести абсолютно все. Нельзя автоматизировать командный дух, интуицию, креативность, коммуникационные навыки и дар убеждения — здесь у людей остается безусловное преимущество перед алгоритмами. В том числе в этом направлении будет идти развитие человеческого капитала. Сфера художественного или технического творчества, «ручная» организация сложных процессов однозначно останутся востребованы, несмотря на повсеместное применение технологических инноваций. 

Замечу, что опять же не происходит ничего принципиально нового. Вспомним идеал эпохи Возрождения — образ универсального человека, чьи знания, навыки и компетенции охватывают несколько областей, который стремится к достижению практических результатов.

Чтобы оказаться востребованным на рынке труда будущего, нужно полюбить учиться и быть активным на протяжении жизни, стремиться к всестороннему развитию. Именно такой подход провозглашают власти Китая. Эта страна приступила к цифровизации экономики и государственного управления намного позже, чем США и Европа, но за считаные годы стала мировым лидером по множеству показателей. Недавно власти КНР обнародовали принципы реформы среднего образования. Она направлена на создание такой системы всестороннего обучения, чтобы у детей формировались не только трудолюбие и интеллектуальная база, но и моральные и эстетические основы личности.  

Россию списывать со счетов в данном случае я бы не стал. Мы не входим в топ лидеров по готовности цифровой экономики, но по числу пользователей Интернета занимаем восьмое место в мире. Более половины жителей страны пользуются смартфонами, а российские системы «Банк — клиент» предлагают гораздо большие возможности и лучший сервис, чем в Европе. Уже около 50% граждан, которые обращаются за госуслугами, используют электронный портал. Таким образом, созданная у нас инфраструктура отвечает вызовам времени, осталось решить вопрос ее наполнения. 

Ну а тем, кто начинает свой трудовой путь или стоит на карьерной развилке, советую подумать о повышении цифровой грамотности, о погружении в сферу digital и автоматизации, а также о личностном росте. Пусть не все мы будем строить марсианские колонии или создавать интерфейсы программных роботов, но освоиться в новых технологических реалиях и научиться мыслить другими категориями придется почти каждому. 

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2020 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015