31.10.2014 13:05   12715   
 

Специалист по истории материальной культуры

Все статьи автора

Как экономика стала такой: старейший банк Европы

«Дом святого Георгия» в Генуе начал операции во времена Крестовых походов, когда в обеспечение долга заемщики предлагали весьма экзотические ценности.
Залогом мог служить, например, легендарный Святой Грааль - чаша с кровью Христа
Залогом мог служить, например, легендарный Святой Грааль - чаша с кровью Христа
История первого европейского банка восходит к 1148 году, когда рыцари со всей Западной Европы собирались во 2-й крестовый поход. Обычно, оставив в замке подругу жизни (и якобы надев на нее «пояс верности»), рыцарь добирался до Генуи, где его бесплатно вооружали и переправляли на Святую Землю. Вернее, генуэзцы предоставляли все необходимое в долг под залог замков или другого имущества крестоносцев.

Ожидая выручки за фрахт кораблей, правительство Генуэзской республики пообещало отдать долги за каждого неплатежеспособного крестоносца. Векселя можно было продавать, они погашались с процентами. В принципе католическая церковь порицала торговлю временем, которое принадлежит Богу. Однако на сей раз кредиторы старались во имя Христа и рисковали, что требовало какой-то компенсации. Ревнители веры ограничились наблюдением за тем, чтобы проценты по векселям были скромные. Ставка по долговым обязательствам крестоносцев держалась примерно на уровне 5% годовых, тогда как ростовщики брали от 10% до 15%.

Контракт с рыцарем назывался обычно именем святого, в день поминовения которого оформлялись документы: долги святого Иоанна, долги Мадонны, долги святых Петра и Павла. Поддержанные республикой обязательства стали долгами святого Георгия, небесного покровителя Генуи.

Фактически долги Святого Георгия являлись гособлигациями, золотообрезными ценными бумагами. Сообщество кредиторов, получавших с них доходы, в конце концов получило название «Дом святого Георгия», а затем и «Банк святого Георгия». С 1252 года кредиторы стали нанимать профессиональных финансистов. В 1302 году сообщество получило устав из 271 статьи и монополию на выпуск новых займов в Генуе.

Вместе с генуэзскими ценными бумагами инвестор приобретал место в этом сообществе. Акции так и назывались — «местами» (по-итальянски «луоги»), а каждый акционер именовался «местник» («луогаторио»). Продавались акции с молотка. Обычно продавец выходил на свой балкон и выкрикивал название займа, объект залога и статью госбюджета, которую правительство предоставляло «местникам» в обеспечение кредита.
Создать первый банк потребовалось для финансирования Крестовых походов
Создать первый банк потребовалось для финансирования Крестовых походов
К займам прибегали даже «князья церкви», в принципе не одобрявшие финансовый рынок. Например, в 1336 году кардинал Фиески, боровшийся за власть в Генуе, получил деньги под залог всего-навсего святого Грааля. Кредиторы в случае неплатежеспособности кардинала получали чашу с кровью Иисуса. В договоре она именуется «святыня Пароссидис».

Чудотворный залог не помог кардиналу: народное восстание отстранило от власти семью Фиески, управление республикой перешло к избираемым дожам. Они установили для кредиторов режим наибольшего благоприятствования. Чтобы жить и торговать в Генуе приезжие купцы отныне обязывались покупать акции «Дома Святого Георгия». После этой операции их автоматически считали патриотами республики — тот, кто вложил в экономику Генуи тысячу дукатов, вредить ей не станет.

Богатым коренным генуэзцам доход по акциям в 5% годовых был не так уж интересен. Благодаря стабильной выплате дивидендов в таком размере альтернативная стоимость денег уже воспринималась в Генуе как должное. Имеющий 100 флоринов покупал на них хотя бы «место» у Святого Георгия, иначе он просто терял 5 флоринов за год. Акции сообщества стали нулевой точкой отсчета: вкладывать деньги имеет смысл только в бизнес, доходность которого выше 5%.

За ошибки правителей республики, как и везде, приходилось платить, но в Генуе расплачивались со своим же банком. Любое поражение приносило кредиторам святого Георгия новые активы. Например, в 1347 году дож разместил заем для завоевания Корсики. Операция стоила так дорого, что рассчитаться с банком республика не могла. Корсика отошла «Дому святого Георгия». С новыми активами кредиторы управлялись гораздо лучше, чем чиновники, поскольку отвечали за свои решения собственными деньгами.

Через 100 лет дивиденды, которые банк ежегодно выплачивал акционерам, уже в пять раз превышали бюджет Генуи. Макиавелли заметил, что не банк состоит при республике, а республика при банке. Ему такое положение нравилось: «Дом святого Георгия» имел более компетентное и демократическое руководство, чем любое государство мира.

11 000 акционеров регулярно избирали из своей среды «совет директоров» — совет четырехсот восьмидесяти, собиравшийся в актовом зале дворца святого Георгия. Войти в него мог любой человек старше 18 лет из любой страны, если он имел хотя бы 10 акций. Совет в свою очередь избирал восемь «протекторов» банка — председателя, казначея, «менеджера» по продажам акций, трех юристов и двух секретарей, всех сроком на год. Ротация была обязательна, и каждый протектор должен был иметь пакет акций хотя бы на 1000 флоринов. Банк не позволял себе нанимать топ-менеджеров, не являвшихся акционерами. Мало того, в 1528 году совет четырехсот восьмидесяти подверг люстрации всех, кто когда-либо занимал государственную должность: чиновников сочли коррумпированными по определению и запретили им избираться в протекторы.
Реестр акционеров
Реестр акционеров "Дома Святого Георгия" вели на страницах громадной книги
Не удавались и махинации с курсом акций банка. В 1458 году 30 генуэзцев решили сыграть на повышение. Продав свое имущество и еще заняв у ростовщиков деньги, они скупили сразу 3740 акций. Но за четыре года стоимость акции выросла с 48 до 60 лир, принеся лишь около 7% годового дохода. С учетом обязательств перед ростовщиками афера обернулась убытками. Курс акций вообще менялся незначительно. «Банк святого Георгия» так и не прогорел, его смерть была насильственной: Наполеон закрыл его за излишнюю монополизацию бизнеса и власти в Генуе.

Даже отсрочка в начислении дивидендов считалась ЧП, на нее требовалось разрешение самого папы римского. Первая такая история была связана с Крымом. Как только в 1453 году турки взяли Константинополь и заперли пролив Босфор, генуэзские колонии на Черном море стали весьма сомнительным активом. Республика с чувством облегчения отписала их банку. Главной колонией была крымская Каффа, нынешняя Феодосия. Ее защита от турок стоила банку таких денег, что дивиденды по акциям за 1456 год смогли заплатить только в 1459-м. Папа Каликст III лично призвал акционеров потерпеть, приравняв ожидание выплаты к участию в новом крестовом походе, теперь уже против Османской державы.

Эти три года генуэзцы не теряли времени даром — в буквальном смысле. Они решили использовать разницу между текущей и будущей стоимостью денег. При 4% годовых, которые начислялись по акциям Святого Георгия в середине XV века, 100 лир 1456 года должны были стоить 104 лиры в 1457-м. Разницу в 4 лиры, которая в Генуе называлась «лиры к оплате», можно было получить только в 1459 году. А до тех пор их продавали по определенному курсу. «Лирами к оплате» рассчитывались за зерно, вино и масло, их ссужали в долг. Это были настоящие виртуальные деньги. Они представляли собой всего лишь римские цифры на страницах капитулярия (банковского реестра акционеров) — громадной книги, которую клерки переносили вдвоем и листали на специальном столе. Однако эти цифры обменивались на вполне материальные продукты.

Защита Каффы, как и любая другая крымская оборона, закончилась военным поражением. Не помогла даже повторная отсрочка выплат, дозволенная папой Сикстом IV. В 1475 году турки захватили генуэзские колонии на Черном море. Но идея виртуальных денег осталась и живет в веках.

Иллюстрации — Дарья Серебрякова.
Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015