14.11.2014 13:05       1
 

Специалист по истории материальной культуры

Все статьи автора

Как экономика стала такой: онлайн-котировки в XIX веке

Благодаря финансовому рынку безработный и бездомный 22-летний Томас Алва Эдисон, будущий изобретатель лампочки накаливания имени себя, за один день получил и работу, и деньги на эксперименты с электротехникой.

Эдисон с детства был почти глухим. В 22 года он жил не так, как большинство его сверстников. Если бы тогда существовали социальные сети, он бы, возможно, и не состоялся как великий изобретатель. А в 1869 году, пока другие молодые люди трепались друг с другом и ухаживали за девушками, глуховатый телеграфист Эдисон скрашивал одиночество чтением.

Помимо художественной литературы (Чарльза Диккенса, а позднее Льва Толстого) его занимали книги Майкла Фарадея об электричестве. Любой эксперимент с электричеством можно было воспроизвести, причем несложно было придумать что-то новое — электротехника в те времена только зарождалась и была весьма проста.
Эдисон изобрел систему электронного подсчета голоcов в конгрессе. А в ответ услышал: если есть на свете изобретение, которое парламенту не нужно, то это раз такой счетчик
Эдисон изобрел систему электронного подсчета голоcов в конгрессе. А в ответ услышал: если есть на свете изобретение, которое парламенту не нужно, то это раз такой счетчик
Эдисон стал изобретать на работе, и сначала его мысли вращались вокруг телеграфа. Так, он сделал ловушку для тараканов: пустил по стене телеграфные проволоки под током. Если насекомое замыкало цепь, то получало смертельный удар. Но такое устройство было слишком примитивным и неинтересным с коммерческой точки зрения — его легко воспроизвести без патента.

Затем Эдисон придумал электрический счетчик для законодательных собраний. Голосующие депутаты нажимали кнопки у своих мест, и стрелка на шкале моментально показывала количество голосов. Эдисон не без труда пробился на прием к одному конгрессмену, который заявил, что если есть на свете изобретение, которое парламенту не нужно, то это как раз такой счетчик. В результате Эдисон влез в долги, не получив никакой отдачи, зато понял, что изобретать надо либо на заказ, либо нечто нужное всем и каждому.

Он задумался над проблемой автоматической передачи по телеграфу биржевых котировок. В то время основным товаром на финансовом рынке США было золото. Еще в Гражданскую войну правительства Севера и Юга прекратили обмен своих долларов на золото, началась эмиссия новых, ставших знаменитыми на весь мир, зеленых банкнот. С 1863 года за 100 золотых долларов на бирже давали от 150 до 170 бумажных. Торги проходили ежедневно, курс менялся в течение дня. Чтобы оперативно сообщать брокерам фондовой биржи курс золота, вице-президент Золотой биржи на Уолл-стрит доктор Лоус изобрел телеграф, рассылавший сведения о цене драгоценного металла в офисы делового центра Нью-Йорка.
Прибыв в Нью-Йорк без гроша в кармане, будущий великий изобретатель какое-то время спал в техническом помещении, постелив на пол пиджак и подложив под голову чемодан
Прибыв в Нью-Йорк без гроша в кармане, будущий великий изобретатель какое-то время спал в техническом помещении, постелив на пол пиджак и подложив под голову чемодан
Из помещения Золотой биржи цена передавалась по телеграфу в контору фирмы Лоуса «Голд индикейтер компани». Там электрический сигнал приводил в действие механизм со множеством колес, на которые были нанесены цифры. Конструкция вроде кодового замка на современном чемодане отображала значение текущего курса. Провода связывали машину с офисами более трехсот подписчиков, где курс набирался на аппаратах с такими же колесами. При колебаниях курса котировки колеса передвигались, меняя показания индикатора. За работой системы следил главный инженер компании Франклин Поуп. Именно ему Эдисон мечтал показать чертежи новых изобретений в надежде, что они пригодятся биржевикам.

Молодой человек прибыл из Бостона в Нью-Йорк пароходом без гроша в кармане. Ему нечем было платить за гостиницу, а на еду он выпросил у друга целый доллар. Этой монеты хватило на тогдашний фастфуд — яблоки в кляре (потом Эдисон говорил, что сроду не ел ничего вкуснее). Инженер Поуп интереса к чертежам не проявил, однако разрешил Эдисону провести несколько ночей в батарейной комнате, пока молодой человек не найдет себе работу. Будущий великий изобретатель спал между аккумуляторами, постелив на пол пиджак и подложив под голову чемодан.

Два дня ушло на бесплодные поиски работы. Вечерами от нечего делать Эдисон изучал устройство золотого индикатора. На третьи сутки прямо во время торгов эта машина остановилась со страшным скрежетом. В контору Лоуса сбежалось две сотни курьеров от абонентов. Примчался главный инженер, но от волнения ничего не мог сообразить. Позвали главу компании доктора Лоуса. Тот, хотя сам же изобрел этот индикатор, в стрессовой ситуации все позабыл и только беспомощно бегал вокруг сломанного аппарата. Лоус орал на Поупа, Поуп орал на Лоуса, и все это происходило на глазах у абонентов. Спокойствие сохранял только Эдисон — единственный человек, которого происходящее не касалось.
Случайно оказавшись в критический момент в компании, которая транслировала биржевые котировки, Эдисон спас ее репутацию и получил пропуск в мир больших денег
Случайно оказавшись в критический момент в компании, которая транслировала биржевые котировки, Эдисон спас ее репутацию и получил пропуск в мир больших денег
Совершенно ровным голосом он стал объяснять Лоусу, что одна из контактных пружинок сломалась, выскочила и застряла между двумя зубчатыми колесами. Лоус побагровел и закричал: «Что ты мне рассказываешь? Почини ее! Почини немедленно!» Эдисон не обязан был этого делать, но гостеприимство хозяев кое к чему обязывало. С помощью отвертки сломанная пружинка была извлечена и заменена новой, затем показания аппарата выставили на нулевую отметку. Курьеры разбежались по своим офисам, чтобы обнулить показания абонентских аппаратов. Через два часа система уже работала как ни в чем не бывало.

В тот же день Эдисон получил работу: он стал заведовать технической частью фирмы Лоуса. В него поверили и выделили ему денег на опыты и патенты. Эдисон тут же изобрел перезагрузку. При всей примитивности пользовательских аппаратов они порой «сходили с ума», выдавая значения далеко за пределами реального курсового коридора. В этом случае особое устройство останавливало работу всех абонентских аппаратов и «перезагружало» их, устанавливая сначала ноль, а затем актуальное значение курса, пока специальная бригада наладчиков чинила проблемный аппарат.

Так Эдисон прикоснулся к большим деньгам, а большие деньги, в свою очередь, начали привыкать к Эдисону. Крупные банкиры узнали его имя. Знакомство сыграло немаловажную роль, когда Эдисону понадобились инвестиции для создания сначала надежной лампы накаливания, а затем — городской электростанции. Не случайно первым в мире электрифицированным кварталом стал именно финансовый центр Нью-Йорка.
Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015