27.02.2015 17:30   7335   
 

Специалист по истории материальной культуры

Все статьи автора

Как экономика стала такой: первый русский банк

Этой весной исполняется 350 лет первому в России банку, который был создан в Пскове, носил название Земская изба и просуществовал один год.

Основал этот банк в 1665 году назначенный из Москвы воевода Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. Это был глава русской разведки. Он вырос на Псковщине у самой границы. Иностранные языки ему преподавали польские гувернеры. Любил книги и называл их «сокровищами, очищающими душу». В своем поместье Ордин-Нащокин занимался производством поташа и продавал его иностранным купцам. Видя, как устроена торговля по ту сторону границы, он считал, что пора выписывать оттуда хороших экономистов.

Первым бизнес-консультантом в России стал хорват Юрий Крижанич, завербованный русским посольством в Вене. Просвещенный богослов Крижанич носился с идеей объединения славянских народов вокруг русского престола. Он доказывал, что православие по сути ничем не отличается от католичества, так что европейские славяне охотно примкнут к России. Нужно только развить экономику и увеличить государственный бюджет, и тогда русское государство станет мощнейшей державой Европы.
Богослов Юрий Крижанич заложил основы для создания в России первого частного банка
Богослов Юрий Крижанич заложил основы для создания в России первого частного банка
Крижаничу обещали жалованье громадного размера, «какого у него и в уме нет». Когда он прибыл просвещать московитов, ему действительно положили хорошую зарплату — 7 рублей с полтиной в месяц, но при этом тут же сослали в Сибирь. И там, в Тобольске, Крижанич в 1663 году создал первое сочинение на русском языке, где описывалось банковское дело. Причем банк он предлагал основать не казенный, а акционерный: «...Держат торговцы меж собой товарищество, или дружину. И торговые свои пенязи [т.е. деньги] держат все в едином месте скупно и оное место зовется Бурса, или Мощня. Аще какой боярин или иной человек принесет к ним своих пенязь много или мало, они примут те пенязи и дают ему корысть: от ста рублев един рубель или полтора или два на год [т.е. открывается депозитный счет на любую сумму с уплатой от 1 до 2 процентов годовых], а сами торгуют теми пенязями до срока [т.е. выдают эти деньги в кредит]. А когда человек запросит своих пенязь после срока, отдадут ему их без отвлаки [т.е. по истечении срока депозита вклад возвращается по первому требованию].

До самой смерти царя Алексея Михайловича просвещенный экономист Крижанич пребывал в Сибири, но его книги в Москве читали, и в 1665 году представился случай опробовать идею на практике. Незадолго до того патриарх Никон провозгласил, что церковь должна управлять государством. Царю это не понравилось, и Никон со всеми своими сторонниками попал в ссылку со всеми своими сторонниками. Один такой сторонник некоторое время уклонялся от ссылки, «загостившись» в доме Ордина-Нащокина. Сам боярин в это время был в командировке, но за моральную нестойкость близких должен был ответить. Так его назначили псковским воеводой. Тем не менее, пока Ордин-Нащокин отсутствовал в Москве, государь вел с ним шифрованную переписку, консультируясь по всем важным вопросам.

Энергичный боярин начал реформу псковского бизнеса весной 1665 года, когда на ярмарку прибыли иностранные купцы, чтобы приобрести русские товары — лен, пеньку, мед, воск и поташ. В Пскове экспортом занимались, в первую очередь, «лучшие люди» — владельцы крупных торговых домов. Они хоть и назывались купцами, но не чувствовали себя полноправными хозяевами своего дела. Каждый из них платил дань какому-нибудь крупному сановнику из Москвы, и за непослушание мог быть смещен в любой момент. Предприятие могло быть конфисковано и отдано другому купцу.
Ордин-Нащокин разрешил
Ордин-Нащокин разрешил "лучшим людям" создать орган самоуправления - Земскую избу
Конкуренцию «лучшим» составляли «маломожные купцы», то есть малый бизнес. Не имея оборотных средств, «маломожные» брали в долг у иностранцев. Таким образом, шведы и немцы собирали в Пскове двойную маржу: во-первых, получали доход от перепродажи русского товара, во-вторых, оставляли себе ростовщические проценты. Для русской стороны все выглядело печальней — «лучшим людям» малый бизнес сбивал цены, за что из Москвы грозили ему конфискацией, а «маломожные» были так закредитованы у иностранцев, что после каждой ярмарки оставались практически только при своих. Рост оборота торговли был нулевым.

Ордин-Нащокин решил это изменить. Он поделился властью с «лучшими людьми», из которых составил орган самоуправления — Земскую избу. За это они должны были часть своего капитала вложить в банк, который кредитовал «маломожных». Условия кредита были лучше, чем у иностранцев, а доходы от банковской деятельности не уходили за рубеж.

Как только кредит подешевел, экспортные цены упали, но доходы таможни выросли за счет повышения торгового оборота и за счет банковской деятельности — таможня тоже давала кредиты. Казалось бы, все должны быть довольны. Но не тут-то было! «Лучшим людям» пришлось больше работать — раньше жизнь была спокойной, а теперь началась утомительная возня с кредитами и Земской избой. Доходы возросли, но они все равно уплывали в Москву. Но и столичные сановники были не рады. Да, они стали богаче, только ведь все это придумали не они, а Ордин-Нащокин. Вдруг царь возьмет да велит всем его слушаться. А кто такой этот выскочка?

Шведы тоже понесли убытки — остались без банковского процента. Король Швеции прислал царю официальный протест: мол, согласно мирному договору шведские купцы имеют право ездить по всей России и одалживать деньги кому захотят на любых условиях. Вы же не хотите новой войны? О новой войне нечего было и думать: старая — с Польшей — и без того затянулась. Царь отозвал Ордина-Нащокина в Москву, а воеводой в Псков назначил его злейшего врага Ивана Хованского по прозвищу Тараруй (Пустомеля). Хованский первым делом закрыл Земскую избу и доложил в Москву, что дохода банк не приносил — «намудрили неполезное».
Замыслы Ордина-Нащокина почти по списку воплотил в жизнь царь Петр Алексеевич
Замыслы Ордина-Нащокина почти по списку воплотил в жизнь царь Петр Алексеевич
Ордин-Нащокин по поручению царя начал переговоры с поляками, чтобы прекратить войну из-за Украины. Предполагаемая новая граница между «российской» восточной Украиной и «польской» западной пройдет по Днепру, но оставался вопрос, чьим будет Киев. Ордин-Нащокин считал, что ради мира можно бросить не то что Киев, но даже Украину. С Польшей надо дружить, потому что главный враг России — Швеция, которая отрезала ее от Балтийского моря и наживалась за счет нее на транзитной торговле.

Нашли компромиссное решение: на два года Киев становился российским, а потом возвращался Польше. Когда подошел срок, бояре отказались отдавать Киев: это, видите ли, подрывает авторитет власти в глазах русского и украинского народов. Ордин-Нащокин считал, что договоры надо соблюдать, поэтому подал в отставку и постригся в монахи.

Иван Хованский торжествовал. Он всегда был уверен, что грубая сила и вероломство отлично дополняют друг друга. После смерти царя Алексея Михайловича Хованский развил эту идею и захватил царскую семью в заложники, для чего устроил стрелецкий бунт, известный как «Хованщина». В конце концов Хованскому отрубили голову. Все замыслы его врага Ордина-Нащокина воплотил в жизнь по списку новый царь Петр Алексеевич: учебу в Европе и строительство флота, союз с Польшей и войну со Швецией, протекционизм в торговле и акционерный кредит.

Иллюстрации — Дарья Серебрякова.
Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015