Алексей Габило: «Мужчины разрешили себе носить украшения»

Какова роль ювелирных украшений для мужчин в современном мире? Об этом консультант ювелирных марок Наталья Филатова-Киетине побеседовала с дизайнером и геммологом Алексеем Габило.

Алексей Габило

Наталья Филатова-Киетине: Очевидно, что место мужских украшений в мире изменилось довольно сильно. Во-первых, на них есть спрос, который пока значительно превышает предложение. Во-вторых, я все чаще встречаю людей, которые их носят. И третье, может быть, самое важное, — такие украшения появились в публичном медийном поле. Поворотным пунктом, на мой взгляд, стала последняя церемония «Оскар».

Многие мужчины, которые до этого не были замечены в ношении эксцентричных нарядов, к обычному смокингу надели броши — Cartier и не только. Хотя раньше они считались исключительно женскими ювелирными изделиями. Для меня это показатель, что мужчины отвоевали свое право носить украшения.

 
 
1/2

Алексей Габило: Да, и важным стал факт, что ношение украшений не говорит уже ни о принадлежности к субкультуре, ни о политическом или социальном высказывании. Они стали просто аксессуаром, как это было и тысячу лет назад, когда мужчины могли их носить, а женщины нет.

Возвращаясь к «Оскару». Украшения теперь можно увидеть не только на бигендерном Эзре Миллере, но и на обычных маскулинных мужчинах. Из более молодого поколения Тимоти Шаламе носит их довольно много.

На Тимоти Шаламе: Cartier Tradition; на Антонио Бандерасе: Atelier Swarovski Fine Jewelry («Оскар-2020»)

Н. Ф.-К.: В медийном поле эта тема сейчас обсуждается… Например, Tiffany & Co очень громко заявила о мужской коллекции. Но в последней нет ни одного крупного объекта, который бы обращал на себя внимание, — все вещи довольно консервативные, аккуратные в стилистическом высказывании. Нишевые дизайнеры в этом смысле гораздо отважнее. У них есть как абсолютно агендерные коллекции, так и ориентированные только на мужчин и содержащие весьма смелые украшения.

Украшения Tiffany Men's

А. Г.: Ювелирный масс-маркет просто не может позволить себе такие эксперименты...

Н. Ф.-К.: Компания Tiffany & Co первая из больших марок заявила об этом громко, следовательно, считывает подобный запрос потребителей.

А. Г.: Я сейчас смотрю на коллекцию Tiffany & Co, которая во многом состоит из цепей и армейских жетонов, но ничего интересного. Хотя могу сказать, что цепи стали одной из главных тем в 2019 году. Я на улицах видел много мужчин самого разного возраста — от 16 до 40, — носивших крупные цепи на водолазках. Получается, мода на 90-е в одежде перекочевала и в ювелирку: в ходу значки, нашивки, военные медальоны.

Украшения Tiffany Men's

Н. Ф.-К.: Вообще 90-е были более вольным временем в плане самовыражения. Ну или просто общество тогда сильнее концентрировалось на субкультурах. Фильмы и рекламные кампании были свободнее, а в конце 1990-х — начале 2000-х мужчины одевались весьма смело. Даже украшений носили гораздо больше, чем сейчас. После 11 сентября 2001 года произошел консервативный откат моды. О крупных камнях и затейливых дизайнерских вещах забыли — все стали очень сдержанными в транслировании своих мыслей, реакций и творческих порывов во внешний мир. Сперва случилась цензура, а потом и самоцензура, причем довольно жесткая во всех сферах. И нет ли в нынешнем тренде на 90-е интереса к тому, какой тогда была свобода, которую мы сами себе купировали?

А. Г.: Я совсем не могу вспомнить, что в то время было в мужской моде, в моей памяти мужчины носили цепи и то, что точно не было high jewellery. А сейчас мужские украшения на «Оскаре» — больше реплики и парафразы украшений 20—30-х годов прошлого века. Поэтому для меня это было связано со свободой периода с 1920 года до Великой депрессии и войны. Или, если брать происходившее ровно 100 лет назад, — с периодом конца ар-нуво и зарождения ар-деко.

Н. Ф.-К.: Разговоры об «Оскаре» звучат, конечно, очень отвлеченно от реальности. Но есть и другие показатели того, что все меняется. Это мужчины 35 плюс, которых я встречаю на улицах и не только. Они каждый день ходят на работу в офисы в костюмах, сшитых на заказ. Маркетологи причисляют их к группе с самыми большими финансовыми возможностями. Именно эти мужчины, я вижу, покупают и носят кольца — в основном нейтральные печатки, но камни в них уже весьма и весьма заметные.

Мужские кольца Gabilo

А. Г.: Ясно, что после 2019 года мужчины разрешили себе носить любые украшения, потому что до этого никогда не было кампейнов, рекламирующих их отдельно, а сейчас они есть. Последнее, что я видел, — это февральская коллаборация Mikimoto и Comme des Garçons, хотя, мне кажется, они немного опоздали. В Берлине, где я живу, я уже сейчас массово вижу жемчуг на мужчинах. Уверен, что количество подобных коллекций будет расти, а дизайн станет более свободным.

 
 
1/2

Мужская история работает только после того, как производитель или дизайнер напишет на кольце, что это мужское украшение. В патриархальном обществе мужчина должен быть брутальным и не может позволить себе большое количество украшений, потому что их ношение маргинализирует: или это только для женщин, или немного гомосексуальная история. Поэтому сейчас, когда не только интеллектуалы, но куча брутальных здоровых мужиков (не только байкеров) стали носить украшения, для других мужчин это стало допустимым. И когда они в рекламе или интернет-магазине видят надпись «мужское кольцо», то для них это тоже разрешение и их это не оскорбляет.

Браслеты Shaune Leane

Н. Ф.-К.: Зато, как бы странно ни звучало, это начинает оскорблять женщин. Мы наблюдаем ситуацию, обратную той, что происходила в моде в первой трети ХХ века. Женщины тогда экспроприировали огромное количество вещей из мужского гардероба. Сейчас то же самое делают мужчины — общество им разрешило.

Когда я общаюсь с клиентами ювелирных марок, женщины часто возмущаются этим «захватом». Причем дизайн ювелирных объектов вообще не имеет значения — исключительно вопрос защиты территории. Девочкам очень важно отстоять свой мир. Как тебе кажется, тренд на мужские украшения связан с кампанией против токсичной маскулинности?

А. Г.: Мне кажется, это просто естественное развитие культурной среды. Я не вижу какой-то кампании против токсичной маскулиности, но весь дискурс по поводу гендера, небинарности… Думаю, что, глядя на таких людей, как Билли Портер — fashion-активиста, как он сам себя называет, — которые всегда позволяют себе что-то экстра, другие считают возможным то, что еще вчера казалось слишком. Когда прийти на вечеринку в платье для мужчины — это некий вызов, то одна длинная серьга в ухе автоматически уже норма.

Билли Портер

Н. Ф.-К.: До пандемии в Китае зафиксировали огромный рост продаж бриллиантов. Примечательно, что приобретали их в основном мужчины среднего возраста, преимущественно для себя, причем большинство из них не являлись представителями арт-мира. Среди таких покупателей абсолютно нормальным считается носить, например, бриллиантовые пуссеты. Многие дарят себе украшения на повышение, хотя обычно так делали только женщины. Показателем статуса мужчин исторически были часы и машины. Затем женщины начали использовать их для тех же целей, а сейчас все размылось. Многие люди перешли на smart watch, автомобили вообще перестали быть индикатором чего бы то ни было. В больших городах все пользуются каршерингом или общественным транспортом...

А. Г.: Недавно вышел фильм «Неограненные ценности», и там к продавцу бриллиантов в Нью-Йорке экскурсовод постоянно водит афроамериканцев-баскетболистов. Они покупают себе по пять карат в уши и огромные цепи в драгоценных камнях, потому что для них это статусные вещи и показатели успеха. Мужчины-афроамериканцы приобретают даже больше бриллиантов, чем женщины.

Н. Ф.-К.: Подобное происходит не только в спортивной индустрии, но и в музыкальной. Российской реальностью это пока сложно назвать, но совершенно точно тенденция будет набирать обороты. После флешмоба из TikTok, когда пара меняется одеждой и ролями, стало понятно, что игры со сменой образов никоим образом не бросают тень на чью-то мужественность. Мне кажется, постепенно тренд на агендерное возьмет свое во всех направлениях, включая мужские украшения. Уже сейчас потихоньку они становятся вариантом нестыдной нормы. В твоих коллекциях, кстати, изменился процент украшений для женщин и мужчин?

На Александре Скарсгарде: Cartier Juste un Clou

А. Г.: Да, как раз в 2019 году большое количество украшений мы стали идентифицировать как мужские: кольца, серьги, подвески. Но я просто осознал, что все украшения, которые делаю, все камни естественно примеряю к своей руке или уху. То есть все, что я создаю, — изначально для мужчины.

Какие-то украшения для меня все равно остаются женскими. Например, если в них есть флористический орнамент. Также, мне кажется, мужчина не может носить украшения, которые цепляются, то есть коктейльные кольца, а женщины их носить умеют. Еще я думаю, что женщины легче смирятся с ювелирными изделиями, доставляющими дискомфорт, при условии, что им очень хочется их носить.

В общей сложности 30% от украшений, которые изначально не предназначались для мужчин, стали мужскими. Еще на это повлияли просьбы клиентов — многие просили прислать фотографии, как те или иные украшения смотрятся на мужской руке. Мы действительно их пересняли. Хотя большинство наших работ genderless, потому что они не могут быть привязаны к полу.

Подвеска Gabilo

Мы на facebook
Читайте нас в Яндекс Дзен

2020 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015