02.12.2015 13:00   6484   

От гвоздей до пиратов: частные коллекции топ-менеджеров

Любая коллекция — это эмоции и воспоминания, «запечатанные» в предметы, с ними связанные. Поэтому неудивительно, что у наших героев загораются глаза, когда они начинают рассказывать о своих сокровищах, хранящихся в рабочих кабинетах.

Евгений Бернштам,
председатель совета директоров Adela Financial Retail Group
Коллекционирует статуэтки морских пиратов и американских индейцев

точка2.pngУ любой интересной истории есть своя предыстория. Когда-то мне мой друг Лев Хасис (первый зампред правления Сбербанка — FP) подарил на день рождения фигурку израильского скульптора Франка Майслера. Мне она понравилась, я начал собирать работы этого мастера. На сегодняшний день у меня одна из самых больших в России коллекций Майслера, более 150 экспонатов. Причем я собираю только иудаику и интернэшнл арт, и что особенно ценно — досерийные отливки.

точка2.pngС пиратами и индейцами вышло примерно то же самое: в день моего рождения Михаил Фридман (создатель и совладелец «Альфа-Групп» — FP) подарил мне фигурку Флинта — одноногого пирата, с трубкой, костылем и попугаем на плече. Через неделю мы с женой случайно увидели в магазине две большие фигурки — индейца и ковбоя с чашкой горячего чая или шоколада в руках. Несмотря на то что мы летели домой с пересадкой, мы их бережно упаковали и привезли. И вот это собирательство продолжается уже 17 лет. У коллекции есть даже название: «Мы все родом из детства». Потому что детство — это Фенимор Купер, Рафаэль Сабатини, Майн Рид, Роберт Льюис Стивенсон. Все они связаны с детскими впечатлениями, пристрастиями.

 
 
 
 
1/5

точка2.pngА детство мое прошло около моря. Я очень его люблю. Когда в пять или шесть утра выходишь на берег, море еще очень тихое и спокойное. Солнце из-за горизонта встает, и этот луч идет к вашим ногам, а волны — накатывают и отступают… Представьте себе, у меня 30 лет так начиналось каждое утро. Вне зависимости от погоды и времени года. Меня приучил к этому мой отец. Он сам уходил на море в 5:30 утра, предварительно включая радиоточку на полную громкость. И в шесть утра вместе с гимном Советского Союза я, чертыхаясь, просыпался для того, чтобы выключить радио. И уже ничего не оставалось, как вставать и следовать за старшим поколением. Но придя на пляж и ощутив каждой клеточкой утреннюю морскую свежесть, ты понимаешь, что жизнь прекрасна.

Николас Дадиани,
генеральный директор «Пронто Медиа Холдинга» (порталы Job.ru, «Из рук в руки»)
Коллекционирует вино и хрусталь

точка2.pngВино я собираю исключительно французское — в равной степени Бургундию и Бордо, а в хрустале отдаю предпочтение фабрике Moser. Эта древнейшая хрустальная компания в мире, находится она в Чехии. Хрусталь — это, как правило, соединение стекла со свинцом, на Moser же к стеклу добавляют патину. Благодаря этому сочетанию получаются невероятные цветовые решения, удивительная архитектура самой посуды.

точка2.pngХрусталь я начал коллекционировать много лет назад с подачи родителей, которые живут в Чехии, — они присылали мне предметы из антикварных салонов. Свои новые экспонаты от Moser я тоже привожу обычно из Чехии, где бываю довольно часто. В России ассортимент этой марки достаточно скуден, а цены выше, чем в Европе. Меня интересуют больше редкие экземпляры из коллекций, снятых с производства, которые нужно искать по антикварным магазинам и лавкам.

точка2.pngНесмотря на то что Moser, помимо прочего, выпускает вазы и предметы декора, я сфокусирован именно на посуде. Считаю, что у функциональной вещи ценность намного выше. В моей хрустальной коллекции свыше двухсот предметов, в винной — около полусотни. И то и другое я собираю уже много лет.

 
 
 
 
1/2

точка2.pngХрусталь стоит у меня не просто так. Иногда я из него ем, иногда пью. Пью, разумеется, то вино, которое коллекционирую. Нужно понимать, что я собираю не только бутылки вина, но и впечатления от него. Могу открыть по настроению бутылочку из коллекции и распить ее с друзьями. Я к вину отношусь скорее не как к напитку, а как к культуре выращивания винограда, появившейся на Кавказе. Его роль в истории человечества, в истории религии, христианства очень большая. Все те тонкости, которые связаны с процессом производства вина, мне, безусловно, очень нравятся. Это то, что нельзя стандартизировать. Все равно у напитка в каждой бутылке будут свои отличия, своя уникальность.

точка2.pngВино я храню в специальных холодильниках дома и на работе. Самый дорогой экспонат коллекции — Chateau Margaux 1982 года. Его стоимость составляет порядка $2000. Из хрусталя самый дорогой предмет, а точнее набор — это шесть разноцветных бокалов 1950-х годов. Их стоимость превышает $2000. Но мои фавориты — винные бокалы с отрезанными ножками. Стоимость посуды Moser зависит от количества предметов в наборе — чем их больше, тем выше ценность каждого. Одинарный стакан будет стоить намного дешевле, чем стакан из целого набора.

Евгений Ивановский,
заместитель председателя правления Транскапиталбанка
Коллекционирует старинные ценные бумаги

 точка2.pngТо, чем я увлекаюсь, называется страшным словом «скрипофилия». Это коллекционирование старинных и вышедших из обращения ценных бумаг, преимущественно акций и облигаций. А название происходит от слова scrip, что означает право требования на что-либо. 

точка2.pngКогда я был инвестбанкиром, я занимался размещением долговых инструментов компаний. Наверное, поэтому для меня наиболее визуально интересные бумаги — это именно старые облигации на предъявителя (bearer bonds). Сейчас такие уже не делают, так как облигации размещаются в электронном виде, руками их больше не потрогаешь.

 точка2.pngС развитием фондового рынка ценные бумаги на предъявителя часто стали подделывать. Отсюда большое количество разнообразных средств защиты, которые зачастую выливались в элементы сложного дизайна. Некоторые компании специально нанимали известных дизайнеров, чтобы украсить выпускаемые ими ценные бумаги и переплюнуть других заемщиков. Еще на облигациях, особенно муниципальных, иногда указывались условия выпуска на нескольких языках, и можно прочитать, на что именно были потрачены деньги. А это уже интересно с исторической точки зрения.

 
 
 
 
1/2

точка2.pngБольше всего в коллекции мне нравятся российские бумаги, выпущенные в период, предшествовавший коммунизму. Это связано в том числе с тем, что для сохранения идеального физического состояния облигации, как правило, необходимо, чтобы в стране произошел дефолт. Тогда бумага не уничтожается и не успевает обветшать.

точка2.pngКоллекцию я собираю около пяти лет, пополняя ее преимущественно через Ebay, а также через профессиональные сайты, которые специализируются на продаже такого рода бумаг в единичных экземплярах с сертификатами подлинности. Стоимость облигаций, возраст которых превышает сто лет, варьируется на этих сайтах от $50 до $1000.

 точка2.pngТакже я стараюсь купить бумаги «оптом» у людей, распродающих свои коллекции, а потом смотрю, что принес улов. Объем моей коллекции особенно не меняется, потому что повторные экземпляры я дарю друзьям, также мы из них формируем подарки VIP-клиентам банка. Сейчас у меня собрано порядка 150 уникальных бумаг.

 
 
 
 
1/2

 точка2.pngИногда встречается мнение, что по коллекционным бумагам все еще можно получить выплаты, просудившись с компаниями или странами-наследницами заемщиков. Но это, конечно, больше миф, потому что по большинству дефолтов спорные ситуации урегулируются в течение нескольких лет.

точка2.pngСкрипофилия — это достаточно новый вид хобби (зародился в 70-х годах), и на данный момент основной коллекционный фактор — эстетический, так же как со старыми картами или постерами. Но со временем спрос будет увеличиваться, а предложение уже, увы, расширяться не будет, так что начнет просматриваться и инвестиционная составляющая. Стоимость некоторых ценных бумаг растет даже событийно. Например, этим летом сильно подскочили в цене старые греческие облигации — видимо, на фоне активного новостного потока об этой стране. 

Николай Галушин,
первый заместитель председателя правления «Согаза»
Коллекционирует гвозди

точка2.pngКак и в большинстве историй про коллекции, все началось случайно — с куска скрюченного железа, который был найден на берегу Волги при низкой воде около города Мышкина. Шел я по камням, звякнул металл, я нагнулся, поднял находку, обстучал наросты из ржавчины — оказалось, что это старый четырехгранный гвоздь с большой и неровной шляпкой. Страшно кривой. Но не выбрасывать же. Закинул его в машину, да и забыл. Проездил гвоздь в багажнике довольно много времени, но потом к нему присоединились попутчики, которые также совершенно случайно были найдены на берегу Москвы-реки в центре Коломны весной, когда вода очистилась ото льда, но из-за плотин ее уровень еще не поднялся. Я тогда, гуляя по песчаной полосе берега, обнаружил целый клад — наверное, старый дом, когда-то стоявший на берегу, развалился. В этом месте были гвозди, старые битые бутылочки, керамика и так далее. Гвозди мне опять зачем-то потребовались. А потом я вспомнил и про тот, первый, который уже больше полугода ездил в темноте багажника. Так началась моя коллекция.

точка2.pngДальше начались поездки по России, осмотр каких-нибудь руин, который всегда приводил к находкам очередных железных артефактов. Интересны даже не сами гвозди, коих в коллекции уже более двухсот, а именно их идентификация и места, откуда они были извлечены. У меня, можно сказать, хранятся воспоминания о разрушенных церквях, брошенных усадьбах, воротах шлюзов и старинных дамб в виде старых, ржавых и гнутых гвоздей разной длины. Они абсолютно неповторимые, потому что каждый из них был сделан руками, а не машиной.

Мы на facebook

2018 © Finparty
Использование материалов Finparty.ru разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
ООО «Информационное агентство Банки.ру».
Карта сайта
Карта тегов
Дизайн — «Липка и друзья», 2015